nervana.name

 

Хуан Ливэй

БОЕВЫЕ ИСКУССТВА ШАОЛИНЯ

фото Цзы Фэнчунь

 

Если речь заходит о монастыре Шаолинь, то в голове почти каждого человека возникает один образ - шаолиньское кунфу. Даже в средствах массовой информации о Шаолине пишут прежде всего как о месте, где живет братия, виртуозно владеющая мастерством ведения боя, как о таинственном месте, полном секретов боевых искусств.

В 80-е годы, когда по кинотеатрам мира прошел фильм «Монастырь Шаолинь», за воротами Шаолиня чуть ли не ежедневно можно было видеть стоящих на коленях мальчишек, мечтавших поступить в послушники. Выступления же по миру шаолиньских монахов-мастеров привели в ряды поклонников кунфу и немало иностранцев. Так почему же Шаолиню придает блеск прежде всего не учение чань, а его боевые искусства, дошедшие до нас через 1500 лет и прославившие этот монастырь по всему миру?

«РУКА АРХАТА»

Родоначальником шаолиньской школы считают Дамо (Бодхидхарму), индийского монаха, который проповедовал в монастыре Шаолинь учение чань. Целыми днями неподвижно сидел он в созерцании лицом к стене. Тело сковывало, одолевал сон. К тому же монастырь находился далеко в горах, в лесных дебрях, где водились звери, поэтому для того, чтобы отогнать сон, уберечь себя от хищников и защитить в нужную минуту сам монастырь, нужно было закалять тело. Именно поэтому Дамо придумал «приемы движения тела». Кроме того, в целях самообороны он разработал несколько упражнений с цепью, палкой и мечом, которые были унаследованы потомками и названы соответственно «цепь Дамо». «палка Дамо» и «меч Дамо».

Позже новые стили, имитирующие полет и прыжки птиц, зверей, насекомых, совершенствовали и развивали «приемы движения тела». Все это и созданный Дамо комплекс «рука архата», сочетавший воедино состояние движения и покоя, и стало основой, из которой впоследствии постепенно сформировалось ушу. Оно вобрало в себя свыше ста комплексов и стало называться «шаолиньским кунфу».

Следы тренировок, оставленные пальцами монахов на стволе тысячелетнего дерева

Об истоках этого искусства есть и другая версия. Когда монастырь Шаолинь еще только строился, его монахи уже занимались боевыми единоборствами. К VII веку, в период династий Суй и Тан, императоры одарили Шаолинь обширными землями и прочим богатством. В годы же смены династии Тан на династию Суй, когда Китай переживал смутные времена, находящийся глубоко в горах монастырь Шаолинь часто подвергался нападениям местных бандитов. Тогдашние монахи занимались боевыми искусствами не только ради закалки тела, но и для элементарной защиты собственной жизни и имущества своего монастыря. После того как 13 монахов Шаолиня, вооруженных только палками, спасли императора династии Тан Ли Шиминя, слава этого монастыря разнеслась далеко за его пределы, благодаря чему шаолиньское кунфу постепенно превратилось в первую в Поднебесной школу боевого мастерства.

В мире ушу известно такое выражение - «лучшее кунфу Поднебесной пришло из Шаолиня». А как же иначе? Ведь монастырь Шаолинь за 1500-летнюю историю своего существования неизменно оставался перед миром открытым не только как центр чань-буддизма, но и как лучшая школа боевого мастерства ушу, которая не только заимствовала множество народных приемов и стилей, но одновременно с этим всегда принимала в свои ряды учеников из мирян. Предание гласит, что первый император Сунской династии Чжао Куанъинь был именно таким учеником в храме Шаолинь. Поэтому неудивительно, что шаолиньское ушу получило широкое распространение в народе.

Показательно и то, что выходцы из Шаолиня основывали другие монастыри. Начиная с VII века, появились десять подчиненных Шаолиню монастырей - в горах Цзюляньшань провинции Фуцзянь, в Хэрине, ныне на территории Монголии, в Тяныгзине, Чанъанс и Лояне, и еще пять его монастырей - в горах Ляньхуашань провинции Шаньдун, в Бафаныпэ Тайваня, в горах Эмэйшань провинции Сычуань и др. Таким образом, шаолиньское кунфу распространилось по стране. Истоки множества школ имеют прямое отношение к Шаолиню. Так, две другие большие школы китайского ушу - удан и эмэй, по преданию, также имеют свои корни в Шаолине.

Постепенно боевые искусства ушу и философия чань-буддизма органически слились воедино; шаолиньское ушу как бы растворилось в учении чань. Именно в этом существенное отличие шаолиньского ушу от других направлений единоборств, и секрет того, что шаолиньское кунфу смогло сохраниться до наших дней.

БОРЬБА И ВЕРА

Кто побывал в монастыре Шаолинь, тот вряд ли забудет увиденный там громаднейший котел диаметром 1,68 метра, который могут разом обхватить только три взрослых человека. Тем не менее, это самый маленький в истории монастыря железный котел для приготовления пищи, его возраст - 400 лет. Вес его 1300 кг. В те времена вверху над котлом горизонтально была укреплена перекладина, и, для того, что бы приготовить пищу, повару-монаху приходилось подпрыгивать вверх, ногами цепляться за перекладину и, повиснув на ней вниз головой, лопатой помешивать в котле пищу. Вот такая тренировка! Естественно, для того, чтобы проделывать такие трюки, от монаха требовалось мастерское владение телом. Не зря говорят, что на кухню Шаолиня допускались лишь многоопытные мастера. Кстати, Шаолинь сохранил немало преданий, связанных с кухней. На это настоятель храма Ши Юнсинь объяснил, что чань-буддизм не отделяет пищу и размышление, физическое движение и покой. Во всем - радость, во всем - гармония.

И хотя занятие медитацией ставится на первое место, а тренировки в силе, ловкости и прочем - на второе, монахи признались, что лишь занятиями ушу добиваются того, чтобы усмирить свой норов, успокоить сердце, выбросить из головы посторонние мысли и привести себя в состояние покоя и равновесия, а одновременно с этим закалить тело в целях самозащиты и охраны храма. Различные комплексы шаолиньского кунфу, за исключением отдельных, имеют в среднем по 36 упражнений, которые помогают человеку сконцентрироваться, снять психическое напряжение, выбросить все посторонние мысли и привести себя из состояния хаоса в состояние покоя.

9 мая 2006 года 45 российских школьников посетили монастырь Шаолинь

Само слово «кунфу» является специальным термином в учении чань и означает «результат упорных занятий в духе чань». Так, например, «пребывание в созерцании» называют «занятием кунфу», а «занятие кунфу» преследует цель «прозреть и стать Буддой», «превзойти обыкновенного и стать мудрым», то есть полностью изменить свою сущность.

В противовес ошибочному мнению, в учении чань не уделяется чрезмерно много внимания боевым искусствам, за основу практики всегда берется медитация, позволяющая погасить порывы к превосходству над другими и оторваться от мирских заблуждений. Поэтому монахи Шаолиня привыкли заниматься упражнениями, когда «настроение ровное, как гладь воды, и душу ничто не тревожит». И в том, что шаолиньские монахи в овладении боевыми искусствами достигали высокого совершенства, немалая заслуга именно учения чань. Каждое движение и каждый прием в шаолиньском кунфу содержит смысл нападения и защиты. В буддизме это отражено в идее «я наношу удар и непременно получаю удар в ответ, ведь за все воздается. В этом нет сомнения».

Буддизм учит не только добиваться самосовершенства, но и призывает к спасению всех живых существ. Бороться со злом - значит делать добро. Поэтому рациональное использование шаолиньского кунфу также необходимо для совершенствования. Однако кунфу может и помочь человеку, и ранить его, отсюда мысль - кунфу должно находиться под постоянным контролем буддийского учения, которое призвано погасить в человеке жестокость, чтобы в его душе всегда сохранялись добро и сострадание к другим. В монастыре Шаолинь этом смысле существуют строгие запреты. Начиная от учеников до отцов-настоятелей - для всех незыблем запрет убивать живое.

ВИРТУОЗЫ КУНФУ

За 1500 лет истории монастыря разработано 708 комплексов упражнений кунфу, причем комплексов упражнений с оружием и без него было 552. Остальные 156 относились к особой категории и пестрели самыми разными названия - «схватить и удержать», «бой-поединок», «сжаться в теле», «нажать на точку» и т.д. До наших дней сохранилось 545 комплексов упражнений, свыше 200 из них подходят для демонстрации и обучения.

Кроме общераспространенных приемов, в Шаолине есть немало старейших уникальных приемов, не ведомых иностранцам. Именно эти секретные методы снискали Шаолиню такую таинственность. Самый ранний из них - нэйгун» («внутренний»), то есть «созерцание внутреннего бытия», отражающий сокровенную суть шаолиньского учения чань, а также основа всех других «уникальных приемов».

Весьма интересна шаолиньская дыхательная гимнастика цигун, который делится на внутренний и внешний. Внутренний цигун можно охарактеризовать так: регулирование дыхания с помощью вдоха и выдоха помогает кровообращению и прочищению каналов, что, в свою очередь, оздоровляет организм и придает легкость телу. Внешний же, или твердый, цигун заключается в том, чтобы с помощью контроля дыхания сосредоточить внутреннюю энергию «ци» в определенной части тела, чтобы в этом месте как бы сконцентрировать сверхсилу. К нему относятся такие известные трюки, как «железная рубаха», «железная голова», «каменный живот», «огонь», «железная ладонь в песке»... - одни только названия говорят сами за себя. Однако самым непревзойденным шаолиньским чудом считается комплекс упражнений «тунцзыгун» («младенец»). Овладевший им человек имеет «убеленную сединой голову и молодое, как у младенца, тело».

«Тело его порой мягкое, как вата, порой легкое, как ласточка, и порой твердое, как камень». Наиболее известные упражнения - «спящий архат» и «два пальца». Многие приемы кунфу, такие как «Шаолиньская палка», «меч Дамо», «железная рубаха» и другие давно уже знакомы миру по художественной литературе и кинофильмам. Однако овладеть ими дано далеко не каждому.

Прежде всего нужно пройти экзамен признания ученика. Дело в том, что традиционный метод обучения проводится главным образом путем устной передачи учителем необходимых знаний. Лишь получив признание со стороны учителя, сможешь официально стать учеником Шаолиня. Причем овладение шаолиньским кунфу является частью буддийского воспитания. Помимо умения неустанно тренироваться нужно еще иметь некий дар мудрости и просветления. Так что обладая только хорошим телом, не обязательно станешь искусным мастером.

В период расцвета монастырь сосредоточил в своих стенах самых лучших мастеров боевых искусств. В те времена поступающим в Шаолинь ученикам нужно было пройти испытание - за три года освоить один уникальный прием. Огромная часть охотников, естественно, отступала перед такой задачей, и за три года из тысячи оставалось лишь человек 15, выдержавших экзамен. Отсюда можно видеть, какой строгий отбор существовал в монастыре. Немногим счастливчикам предстояло пройти суровую школу. «В одежде, пище, быте и поступках - во всем ставилась цель совершенствования, а оно в свою очередь было необходимо для овладения боевыми искусствами». В храме и по сегодня сохранились следы длительных неутомимых тренировок. На территории Шаолиня есть дерево гинкго, которому 1507 лет. Оно растет в одиночку, поэтому только цветет, но не дает плодов, почему люди называют его деревом-отшельником. Подойдя к нему поближе, можно увидеть на его стволе множество ямочек - следов тренировок, оставленных пальцами монахов. А в «Зале тысячи будд» посетители могут насчитать 48 глубоких отпечатков ступней ног, которые продавили ученики за полторы тысячи лет. По сегодняшний день сохранился комплекс упражнений с палкой, называемый «Горящая палка». А в фильме «Монастырь Шаолинь» зритель вряд ли забудет сцены с монахами, несущими на коромыслах наполненные водой ведра с острым дном? Почему с острым? Чтобы монахи не могли на полдороге сделать передышку, поставив ведра с водой на землю. Так они тренировали силу рук и выдержку.

Шаолиньским монахам известно выражение - «биться с лежачего быка». Это значит, что монахи могли упражняться на маленьком кусочке земли, которое было не больше размера лежачего быка. Однако в настоящее время после 9 часов утра храм Шаолинь становится местом такого столпотворения туристов, что этот вид упражнения монахам приходится практиковать и сегодня.

Однако за идущих по пути Будды можно не волноваться, они всегда найдут способы для своих тренировок. Каждое утро, спозаранку, когда еще нет и шести часов, уже позавтракавшие монахи собираются перед воротами, готовые к пробежке. Их маршрут лежит к «пещере Дамо», что за горой. Чтобы добраться до нее, простому туристу, пожалуй, потребуется затратить не менее часа. Для монахов же это - совсем пустяковое дело. Чтобы подняться наверх и быстро спуститься с горы на руках, у них не уходит и двадцати минут.

Спустившись, они спешат на утренние практики, к которым зовет звон колокола. К шести часам, будь то свободные площадки за храмом или лесные чащобы поблизости, - все кругом оживает: монахи начинают свои тренировки с ножами, палками, мечами... - перед глазами все вертится, кружится, трудно остановить на чем-то свой глаз. Только выхватываешь из этого вращения лица совсем юных учеников, 4-5-летних мальчишек.



Загрузка...
  Турбо-Суслик KrasaLand.ru Слова и Краски Твоя Йога