nervana.name 
О монахе с горы Ёсино

Монах Гиэй обошел многие горы, постигая Учение Будды. От гор Кумано он отправился в Оминэ, а оттуда к горе Митакэ. По пути туда он заблудился и не знал, куда дальше идти. Пробовал и так и этак, но взобраться на вершину не мог. На западном склоне горы пропасть была. Десять дней искал Гиэй дорогу, устал и измучился, призывал Будду и молился Трем Сокровищам, надеясь к людям выйти. Так плутал он, покуда не набрел на небольшую рощу. Там стоял новый и опрятный дом. Все в том доме - двери, окна, крыша, - да и все вокруг было устроено с красотою и тщанием великим. Сад был обширен и посыпан белым песком. И росли там деревья, цветущие и плодоносящие, фрукты диковинные и травы невиданные. Огляделся Гиэй, обрадовался и уселся недвижно, смирив дыхание. Потом приблизился к дому и увидел монаха. Лет ему на вид было чуть больше двадцати.

Монах сидел прямо и достойно, читая «Сутру лотоса». Голос его был глубок и силен, напоминая игру на кото. Окончив читать один свиток, монах клал его на стол, а тот, подпрыгивая, свертывался сам собой, завязывался тесемкой и снова на стол ложился. Так свертывался свиток за свитком, пока наконец монах сутру не дочел. Сотворив молитву, монах поднялся и вышел в сад. Увидев Гиэя, он спросил в великом изумлении: «С давних пор никто не приходил сюда. Место это сокрыто горами, и пропасть лежит на пути. Даже щебетание птиц сюда не доносится. Как ты сюда попал?»

Гиэй рассказал без утайки, как плутал он в горах. Услышав про его злоключения, монах пригласил Гиэя в дом, усадил и накормил.

Красивейшие юноши накрыли изысканный стол. Много там было разных диковинок. Гиэй спросил: «Как долго ты живешь в горах? И как случилось, что ты очутился здесь?» Монах отвечал: «Живу я здесь уж больше восьмидесяти лет, а раньше был я учеником Гикэя в Восточной пагоде на горе Хиэй. За малую провинность наставник выбранил меня и наказал. Я же, дурак, разозлился и ушел навсегда. Я брел куда глаза глядят. Так я и провел в скитаниях лучшие юные годы. Ближе к старости решил с этой горы никуда не уходить и уже много лет дожидаюсь здесь смерти». Гиэй его выслушал и еще более утвердился в мысли, что монах тот - чело-век непростой. Спросил: «Нет вокруг следов человека- так откуда взялись юноши, прислуживаювдие тебе? Или глаза мои обманынают меня?» Монах отвечал: «Разве странно, что небожители помогают мне?» Гизй спросил еще: «Лет тебе много, а ликом ты молод. Уж не колдун ли ты?» Монах отвечал: «Если хворый услышит «Сутру лотоса», недуг его сгинет, и не будет он знать старости и не умрет - так что колдовства здесь нет».

Тут монах стал Гиэя поторапливать - чтобы уходил он поскорее. Гиэй же причитал: «В горах заплутался я, дорогу потерял. Тело и душа обессилели, ноги не ходят. Вытянулись тени, ночь близка. Отчего же гонишь меня?» Монах сказал: «Ты мне люб. Только место это не для людей, годы долгие никто сюда не приходил. Оттого и велю тебе уходить. Но если все же пожелаешь остаться на ночь, не шевелись и помалкивай, затаись».

Ночью вдруг задул ветер и сделалось страшно. Явились невиданные люди и звери - коровы с лошадиными мордами, олени с птичьими клювами. В саду на помост высокий легли цветы благоуханные, приношения, еда и питье, яства изисканные. Духи и звери попадали на землю и стали молиться. Потом разом молитву закончили и расселись. Кто-то сказал: «Странно. Человеком пахнет». Кто-то еще сказал: «Кто тут?» Монах же истово читал «Сутру лотоса», и так настал рассвет. Духи и звери, сотворив молитву горячую, исчезали один за другим, Гиэй спросил: «Откуда взялись духи и звери диковинние?» Монах отвечал: «Если читаешь «Сутру лотоса», а людей вокруг нет, тогда собираются на голос небожители, драконы, демоны и духи».

Тут заспешил Гиэй обратно, да не знал, куда идти. Монах сказал: «Дам тебе провожатого, укажет он дорогу», Взял кувшин, поставил на изгородь. Кувшин - прыг за изгородь и помчался. Гиэй пошел за ним и через час или два достиг вершины. Посмотрел с вершины вниз и увидел деревню. Тогда кувшин взмыл в небо и вернулся к хозяину.

Гиэй шел по деревне, плакал и рассказывал о монахе и кудеснике, сокрывшемся в горах. Люди же от его слов заливались слезами радости, и много было таких, кто сердцем прозрел.

(«Хокэ кэнки», №11)


Комментарий:

кото - род цитры.

  
 
Твоя Йога
на первую страницу к ОГЛАВЛЕНИЮ