nervana.name 
О монахе Ундзё, заночевавшем в пещере, что в земле Сима

С тех пор как монах Ундзё вступил на путь подвижничества, он читал только «Сутру лотоса», мирские соблазны отверг и мечтал дни коротать в месте, от скверны избавленном. Дабы поклониться святым местам, отправился он в горы Кумано. Пришел Ундзё в землю Сима и очутился на берегу моря. Место было безлюдное, и он остановился на ночлег в пещере обширной, вход в которую скрывали многие деревья высокие. От пещеры и до моря теснились горы и ущелья. Земля там провоняла кровью. Устрашенный видом, Ундзё дрожал от страха и, истово читая «Сутру лотоса», с нетерпением ждал рассвета.

Как только настала полночь, задул ветер, стал накрапывать дождь, мешая молитве. Вдруг пахнуло теплым, и вонь стала нестерпимой. Тут подполз громадный змей и разинул пасть, намереваясь сожрать монаха. Ундзё решил, что его смерть пришла, и еще усерднее заголосил молитву, дабы всемогущая сутра вознесла его со смертью на небеса и спасла от преисподней. Тогда змей перестал плеваться ядом, исполнился состраданием и уполз, вреда никакого не сделав. И тогда обрушился, ливень, от сверкания молний стало светло как днем, понеслись потоки воды, сворачивая камни, горы покрылись водой.

Через какое-то время тучи рассеялись, и появился мужчина в парадных одеждах чиновника пятого ранга и, почтительно поклонившись, сказал так: «Я - хозяин пещеры. Досталась мне мерзкая плоть, творил я зло и сожрал людей уже больше десяти тысяч. Теперь же услышал, как ты читаешь «Сутру лотоса», и сердце мое от зла отвратилось и прилепилось к добру. Ливень нынешней ночью - то был не дождь, а слезы из глаз моих. То слезы раскаяния в грехах. Уж я больше зла не сотворю. Так что ливень - то слезы мои. Знай же теперь, кто я таков». Сказал так и исчез.

Ундзё от яда оправился. Мысли его приняли достойный похвалы оборот, отныне он еще более укрепился в вере и все свои старания устремил к «Сутре лотоса», отдыха себе не давая. Змей слушал его молитвы, и сердце его склонялось к добру.

Эй, слышите, люди! Кто не чтит «Сутру лотоса», тут же утонет в иле и не разомкнет никогда круг рождения и смерти. А кто будет, как Ундзё, читать сутру другим, спасать себя и спасать других, свершая добро, достигнет так просветления.

(«Хокэ кэнки», № 14)


Комментарий:

Сима - совр. префектура Миэ.

ливень нынешней ночью - то был не дождь, а слезы из глаз моих - в этой истории наблюдается буддийское переосмысление традиционного образа змея. Змей по-прежнему дождит, но теперь он - не податель влаги, но кающийся грешник.

  
 
Твоя Йога
на первую страницу к ОГЛАВЛЕНИЮ