nervana.name 
Об обезьяне из храма Оцудзн, что в земле Этиго

В храме Оцудзи, что в земле Этиго, жил один обожатель «Сутры лотоса». Сердцем сдержан и незамутнен, жизнь вел уединенную. Читал сутру и других помыслов не ведал. Вдруг две обезьяны явились, на дерево взобрались, до конца дня сутру слушая. Назавтра пришли утром, а ушли вечером. Минуло луны две или три - каждый день приходили, сутру слушали. Монах удивился, к обезьянам тем наконец подошел, спросил: «Отчего сюда ходите? «Сутру лотоса» затвердить хотите?» Обезьяны на монаха поглядели и головой покачали. «Тогда, может, хотите сутру переписать?» Обезьяны от радости заулыбались, ладони сложили молитвенно, на земле распростерлись. Монах сказал тогда: «Ну, если вы того желаете, я для вас сутру сам перепишу». При словах этих слезы из глаз обезьяньих брызнули, поклонились они монаху, с дерева слезли и ушли.

Дней через пять или же шесть пришло обезьян уже несколько сотен. Все на себе тащили что-то. Сложили, перед монахом. Поглядел он - а это кора, чтобы бумагу делать. Обезьяны, значит, кору ободрали и ему принесли. Монах поглядел, подивился и, из коры той бумаги наделав, день поудачнее выбрал и стал сутру переписывать. Как взял в руки кисть, так уже ни дня не пропускал, а две обезьяны ему батат приносили. Когда наступила осень, а потом и зима, обезьяны для монаха собирали каштаны, хурму и иные плоды. Когда монах дошел уже до пятого свитка, обезьяны вдруг исчезли. Удивился монах, из храма в лес вышел, видит: обезьяны бататы побросали, а сами в нору забрались и померли. Увидел их монах, заплакал, запричитал и, тела их опрятно положив, стал «Сутру лотоса» читать, Амиду призывать, молясь о благополучии душ обезьяньих.

Переписывать сутру монах не закончил - так и возложил перед статуей Будды.

С тех пор минуло сорок с лишним лет, и Ки-но-Мицутака-асоми назначили Управителем земли Этиго. Прибыв на место, он не стал возносить молитв родным богам, к делам не приступал, а сразу же отправился в округу Мисима, где находился храм Оцудзи. Управитель спросил тамошних монахов: «Есть ли в храме сем «Сутра лотоса», что переписать не успели?» Монахи удивились, стали друг друга спрашивать, да все без толку. Обожателю же нашему восемьдесят лет минуло, старый он стал. Сказал он Управителю: «Давным-давно начал я сутру переписывать ради спасения душ обезьяньих». Управитель премного обрадовался, монаху престарелому поклонился и сказал: «Вот как? Где же та сутра? Благодаря ей назначен я Управителем. Когда-то я был обезьяной. От тебя услышал «Сутру лотоса», сердце мое просветлело, и ради меня стал ты сутру переписывать. И вот теперь ученик твой в земле Этиго очутился. Неспроста это, и не бывало еще такого чуда. Прошу тебя - до конца ту сутру перепиши, дабы обет исполнен был».

Монах услышал слова эти, слезами нечаянными залился, милосердие выказывая бесконечное. Взял он ту сутру и переписал до конца, пост соблюдая строгий. Управитель же заказал переписать сутру еще три тысячи раз, сутры все освятил, благодеяния свои приумножая многократно.

Всемогуществом «Сутры лотоса» монах престарелый вознесся в Пречистую Землю. Две обезьяны, ради которых он сутру переписывал, слушали монаха и потому переродились Управителями. Сердца свои к Будде обратив, вели они жизнь праведную. После смерти приходит воздаяние дивное так же верно, как у меня руки есть.

(«Хокэ кэнки», № 126)


Комментарий:

день поудачнее выбрал - дни месяца делились на «счастливые» и «несчастливые» для начинания какого-нибудь дела.

прибыв на место, он не стал возносить молитв родным богам - при назначении на должность управителю вменялось в обязанность прежде всего совершить приношения местным синтоистским божествам.

  
 
Твоя Йога
на первую страницу к ОГЛАВЛЕНИЮ