nervana.name 
Слово о человеке ученом, который оскорблял скрытого под обличьем монаха святого, попал в этой жизни во дворец царя Эммы и был наказан в преисподней

Сяку Тико родился в земле Кавати. Он был монахом в храме Сукита, что в округе Асукабэ земли Кавати. В миру он звался Сукита-но-мурадзи. Затем он изменил имя на Ками-но-сугури (его мать происходила из рода Асукабэ-но-мияцуко). С рождения Тико славился умом и был первым в учении. Он написал толкования к «Сутре грешникам в утешение», «Сутре великой мудрости и нирваны» и рассказывал об учении Будды ученикам.

В эти же времена жил послушник по имени Гёги. В миру он звался Коси-но-фухито. Гёги родился в округе Кубики земли Этиго. Его мать происходила из рода Хатида-но-Кусуси округи Отори земли Идзуми. Гёги оставил мирскую жизнь, отринул желания, распространял Закон и наставлял заблудших. С рождения его отличали светлый ум и премудрость. Сердцем он был бодхисаттва, ликом - монах. Государь Сёму преклонялся перед его добродетелями и почитал его. Люди превозносили Гёги и славили, называя бодхисаттвой.

Зимой шестнадцатого года эры Небесного Спокойствия, в одиннадцатой луне года обезьяны, государь назначил Гёги патриархом. Тико завидовал ему и злословил: «Я мудр, а Гёги только послушник. Почему государь хвалит его и доверяет, а меня не принимает в расчет?» Гнев обуял Тико, и он затворился в храме Сукита. Вскоре - он заболел животом. Минул месяц. Чувствуя приближение смерти, Тико сказал ученикам: «Когда умру, не сжигайте тело. Подождите девять дней. Если будут меня спрашивать, отвечайте, что я отлучился по делам. Оставляйте гостей тут и молитесь. Не передавайте людям о моей смерти». Ученики выслушали Тико, затворили дверь кельи, а о его смерти ни словом не обмолвились. Они тайно плакали, днем и ночью охраняли ворота храма и ждали назначеннсгго срока. Когда к Тико приходили, то отвечали, как им было велено, оставляли гостей ночевать и молились.

За Тико между тем пришли двое посыльных царя Эммы. Вместе пошли они на запад и очутились перед высоким золотым дворцом.

Тико спросил: «Где я?»

Посыльные отвечали: «Ты мудр, и имя твое славно в Стране Тростниковых Полей. Разве ты не знаешь, что это дворец, в котором возродится бодхисаттва Гёги?»

Ворота охраняли два небожителя в доспехах и с красными повязками на головах. Войдя во дворец, посыльные преклонили колени и сказали: «Вот он». Царь Эмма спросил: «Ты монах Тико из Страны Тростниковых Полей?»

Тико ответил: «Да».

Тогда царь Эмма указал на север и сказал: «Иди по этой дороге».

Тико отправился вместе с посыльными. Хотя он не видел ни пламени, ни света солнца, тело и лицо опаляло жаром горячим. Жар был страшен, но Тико шел вперед.

Тико спросил: «Отчего так жарко?»

Посыльные отвечали: «Пламя преисподней опаляет тебя».

Тико подошел к раскаленному железному столбу. Посыльные сказали: «Подними столб».

Тико поднял столб, и его тело сгорело до кости. Минуло три дня, посыльные обмахнули столб старой метелкой и сказали: «Оживай, оживай». Тогда у Тико снова наросло мясо. Опять пошли на север и увидели медный столб, который был раскален пуще прежнего. Влекомый содеянным злом, Тико снова должен был поднять его. Тико поднял столб, и тело сгорело. Через три дня посыльные, как и в прошлый раз, обмахнули столб метелкой и сказали: «Оживай, оживай». И мясо снова наросло на кости.

И опять пошли на север. Стояла невыносимая жара, клубы дыма были огромными, как тучи, и птицы замертво падали с неба. Тико спросил: «Где я?» Посыльные ответили: «Это преисподняя Аби. Здесь тебя будут жарить». Посыльные схватили Тико, варили его и жарили. Только когда звенел колокол, жар спадал, и он мог перевести дух. Минуло три дня, посыльные зашумели, говоря: «Оживай, оживай». И снова Тико ожил.

Вернулись к золотому дворцу. Посыльные, как и в прошлый раз, молвили: «Вот он». Стражники у ворот сказали: «Тебя призвали сюда, поскольку ты оскорблял бодхисаттву Гёги, что живет в Стране Тростниковых Полей. Тебя призвали, чтобы ты очистился от скверны греха. Бодхисаттва Гёги возродится в этом дворце, когда он окончит жизнь в Стране Тростниковых Полей. Он скоро будет здесь, и мы ждем его. Не ешь ничего в Стране Мертвых и уходи скорее». Вместе с посыльными Тико отправился на восток, а когда очнулся, то уразумел, что минуло девять дней.

Пробудившись, Тико позвал учеников. Они собрались, заслышав его голос, и плакали от радости. В великой печали Тико поведал ученикам без утайки о царстве Эммы. Хоть страх великий владел им, да надумал Тико покаяться перед высокодобродетельным Гёги в хуле и зависти.

Бодхисаттва Гёги пребывал тогда в Нанива, наводил мосты, рыл каналы и строил гавань. Отдохнув какое-то время, Тико отправился туда. Взглянув на Тико, Гёги своей божественной прозорливостью уразумел, что у того на уме. Ласково улыбнувшись, он сказал; «Отчего нам не довелось встретиться раньше?»

Тико признался в своем грехе и молил о прощении: «Из зависти я злословил так: «Я - великий монах и долгие годы жил добродетельно. От рождения наделен я мудростью, а знания послушника Гёги поверхностны, и он не прошел посвящения. Почему же государь восхищается им и пренебрегает мной?» Язык мой впал в грех, и царь Эмма велел мне поднимать железные и медные столбы. Девять дней я искупал грехи своего языка. Но страшно мне - другие грехи скажутся на будущей жизни. Вот я и каюсь перед тобою и молю об искуплении».

Высокодобродетельный Гёги молчал, и лицо его было ласково. Тогда Тико сказал: «Я был там, где возродится Высокодобродетельный. Тебе построен золотой дворец».

Услышав это, Гёги сказал: «Какая радость! Какая честь!»

Верно говорю - через уста проникает пламень, сжигающий тело. Язык - что острый топор, увечащий добро. В «Сутре чудесного света бодхисаттвы» говорится так: «Бодхисаттва Нёдзай рассказывал о грехах бодхисаттвы Кэнтэна и теперь обречен в течение девяносто одной кальпы рождаться через чресла распутниц. После родов его бросают на съедение лисицам и волкам».

С тех пор Тико уверовал в бодхисаттву Гёги и не сомневался, что он - святой. Весной двадцать первого года эры Небесного Спокойствия, второго дня второй луны, год быка, бодхисаттва Гёги почувствовал приближение смерти и скончался на горе Икома. Его сострадательная душа поселилась в золотом дворце.

Высокодобродетельный Тико распространял Закон и Учение и наставлял заблудших, шествуя дорогой добродетели. Во времена правления государя Конина этот чудесный кладезь премудрости покинул землю Японии, и его удивительная душа отлетела. А куда - то неведомо.

(«Нихон рёики», II-7)


Комментарий:

16-го года эры Небесного Спокойствия - 744 г. Правильная дата - 745 г.

в Стране Тростниковых Полей - метафорическое название Японии.

Нёдзай и Кэнтэн - японские бодхисаттвы.

кальпа - 24 тыс. «божественных» лет, соответствующих 8 640 000 000 «человеческих».

21-го года эры Небесного Спокойствия - 749 г.

  
 
Твоя Йога
на первую страницу к ОГЛАВЛЕНИЮ