Степан Балакин

МОЙ МИР



МОЛИТВА

Благодарю тебя, Боже,
И за этот миг тоже!

За свет и за воздух!
За хлеб и за воду!

За сердце в груди
И путь впереди!

За радость познания
И созидания!

За покой и движение!
За смерть и рождение!

За то, что погреться
                   даёшь у огня!
За то, что ты любишь
             весь мир и меня!

* * *

Только придашь ты значенье чему-то,
Ан ничего уже этого нет!
Вот потому в голове твоей смута,
Хоть и на всё ты находишь ответ.
Ты копошишься над мусором будней,
В поисках смысла абсурдом дыша,
Не замечая, как всё беспробуднее
Засыпает душа.

23.11.92 г.


* * *

А потом, когда всё утихнет
И закат превратится в море,
В безнадёжных ладонях страха
Под водой города уснут,
Я скажу тебе: «Наше горе
Не в погасших угольях веры,
Наше горе - в безбрежье неба,
Отвергающего уют!»

Но потом, когда всё вернётся
Обнажившейся сутью суши,
Я воскликну:
«Так в чём же счастье,
Если тверди нет никакой?»
Ты ответишь мне:
«Наше счастье
Не в безверии малодушья,
Наше счастье -
в небесной тверди,
Охраняющей наш покой!»

1967 г.-10.06.2000 г.

ХРАМ

Я память лелеял, как рану.
Но рана моя зажила.
И, опустошённый, поднялся я к храму,
С надеждой укрыться от зла.
А в храме мерцало и пело,
И служба текла не спеша.
А мысль моя к Богу летела - хотела
Узнать, где гуляет Душа.
Ведь раньше и радость, и слёзы,
И тёплый комочек в груди,
И сны в запредельном гипнозе,
И ясность, что всё впереди.
А нынче в дому запустелом
Ни радости нет, ни огня.
Куда же Душа отлетела без тела?
О Боже! Ты слышишь меня?
Взгляни! - вдруг явилось мне Слово -
На эту старуху в углу,
Что молится, сирая, снова и снова
На грязном церковном полу.
Ты видишь, лукавый безумец,
Что стало с твоею Душой?
Она задохнулась в объятиях улиц,
Где ты беззаботно прошёл!
...Я свечи купил и поставил
За всех, кто обижен был мной.
И Ангел светлел на небесной заставе,
Алтарь освещая лепной.
Вокруг шелестели обряды.
И в благостной той тишине
На миг я поверил, что нету преграды
К бессмертию, к небу, к мечте!

1987 г.

* * *

Господи Боже святый!
Блудных своих прости.
Ведь и они распяты,
Да некому их спасти.
Пригвождены страстями
К плотским своим крестам.
Ты говоришь: "Я с вами!"
Но слышится: "Аз воздам!"

И не любовью, но страхом
Овцы твои живут.
Дай же взлететь над прахом
Щедрых твоих минут!
Падают тихо травы,
Скошенные во сне.
Господи, Боже правый,
Дай не погаснуть мне!

1994 г.

* * *

К выси стремимся мы в этой жизни -
Не разминуться бы с ней.
Издалека хоть, прошу, покажись мне
В зыбком предутреннем сне.

Хоть ненароком яви свою милость,
Розовый лотос раскрой.
Чтоб моё сердце летать научилось
Ласточкою над рекой.

Сердце, как прежде, неутомимо
Ищет великую роль.
Но почему же во снах лишь храним мы
Неба забытую боль?

Что за мечта, что за блажь в этой выси?
Косу реки расплету,
Чиркну крылом по сумятице чисел –
И обнажу красоту!

04.02.98 г.

* * *

Мы полу-звери и полу-птицы.
Мы прямо ходим, но не летаем.
А коль, случится, полёт приснится -
Всё с пробуждением забываем.
Какой же гений нам не дал крылья,
Но дал мечту и воспоминанья.
И сколько сильных смешались с пылью
Без воплощенья, без оправданья!
Сгорают чувства в житейских битвах.
На труд и подвиг - всегда готовы!
Лишь мимолётно мелькнёт молитва -
И суета оплетает снова.
Но Слово, словно первопричина,
Яйцом созреет, ломая стены.
Бескрылый Аггел, глядящий чинно,
Праматерь Ева, звезда Геенны,
Благословите в полет превечный
Нагую Душу без тени страха -
Великой Тьмою, Путем ли Млечным
Над болью плоти, над светом праха!

20.01.93 г.

* * *

Кто-то пальцами трогал Вселенную-
Отпечатки туманностей теплятся.
И Галактика, мной населенная,
Как юла заведенная, вертится.
И со мною на самой окраине,
В захолустье у звёздочки Солнце,
Земляки все мои, земляне,
Суетятся, не успокоятся.
Не живётся им здесь, не можется,
Всё им голодно, бедно, скучно.
А тем временем род их множится,
А порой даже слишком скученно.
И тогда сатанеют душами,
Мёртвой хваткой душат друг друга.
И покуда все не передушены,
Не оставят этого круга...

Вразуми нас, Боже, терпением,
Научи нас любви нетленной!
Боль сквозь сердце шипами терния,
Крик отчаянья сквозь Вселенную:
"Или!Или! Ламма савахфани!"
Не оставляй нас , Господи, одних!

1994 г.

* * *

Меня давно уже могло не быть,
Но я живу пока, пинаю землю,
То собеседникам своим, то небу внемлю,
Но чувствую, как всё трудней любить -
Любить вас всех, как день неповторимый,
Пока в душе ни страха, ни обид.
Ведь знаю, что как угли догорим мы,
И только дым, растаяв, улетит.

Я разлюбил слова к исходу жизни.
Слова пусты, как пепел от костров.
Я возвращусь к единственной Отчизне,
К реке безмолвия -
без песен и без слов!
А дым как дым - затмит глаза слезами.
Сны памяти утрут их до утра.
Ах, сердце, помолчи, мы виноваты сами
В том, что попали в плен сплошных утрат.

Спешит река к озёрному покою,
Несёт меня, темна и тяжела.
И я уже почти, почти что знаю,
Что значит плыть
меж берегов добра и зла!

12.1996 г.

* * *

Души своей перелистать
Ты не сумеешь никогда.
Не трать напрасного труда.
Ведь всё равно не угадать,
Что там в конце и скоро ль он.
Предчувствиями окрылён,
Ты не окажешься в кольце
Своих безудержных желаний.
И не падёшь от предсказаний.
И, тёмным будущим томим,
Ты не угонишься за ним.
Но будет миг, печальный миг,
Как откровение, как крик,
Когда душой не удивлённой
Почувствуешь, что мир притих,
И время пролистнёт страницу
Последнюю в твоей душе.
И будут не нужны уже
Слова.
Ты перейдёшь границу...

14.06.1976 г.

* * *

Загробный мир - как сладок этот миф!
Струится лист, презрев свечей мерцанье.
И исчезает мира осязанье.
И ум пленит небытия прилив.
Уходит память, как песок зыбучий,
Скользя меж пальцев пылью золотой.
И наш рассудок, тайной залитой,
Спешит на голос неземных созвучий.

Остановись! - порой мне скажет жизнь, -
И осмотрись.
Ведь ты давно здесь не был.
Тебе о бренной жизни шепчет лист,
Летящий сквозь загадочное небо.
Там, в вышине, серебряно чисты,
Сияют звёзды - сердцу холодней.
Когда-нибудь туда войдёшь и ты.
Смерть позовёт тебя -
не забывай о ней!

1967-69 г.

* * *

Я равновесья не нарушу -
Зло невозможно побороть!
Господь мне дал такую душу!
Но Дьявол дал такую плоть!

Мир дразнит нас непостоянством
И, как запретный плод, зовёт.
Мне Дьявол подарил пространство-
Господь часы мои завёл!

Я за соломинку соблазна
Держусь, запретам вопреки.
Всё так нецелесообразно
В волнах губительной реки !

И душу как сберечь - не знаю!
И надо ли её беречь?
Она одна над бездной с краю...
Об этом речь...

15.12.95 г.

* * *

Давай очертим круг проблем,
Которые решать ни к спеху.
Но мы очертим их для смеху,
Дабы забыть о них совсем.
Конечный мир - определён.
Определённый мир - конечен.
Он объективно безупречен,
Для нас же - идеален он!
Кто страхом заплатил за смерть,
Тем не щебечет жизни птица.
Нам временем не богатеть
А значит, и не разориться.
Нам не уйти в далёкий лог
Стреляться с собственною тенью.
Наш путь пролёг через пролог -
Нет, не к бессмертью, но к забвенью.
Оно притягивает всех
Своим безжалостным магнитом.
Не только грешники легли там,
Чтоб искупить земной свой грех.
Здесь все приют себе найдут,
В его бескрайнейших чертогах.
Жизнь не задержится в итогах,
Но обретёт забвенье тут.

12.1996 г.

БАХАУЛЛА

Осенний Мессия, явившийся миру,
Ты свет и любовь заповедовал людям.
Сердца наши в лад ты настроил, как лиру.
Мы с Богом и миром в ладу - да пребудем!
Сколько лучей солнце даёт,
Столько путей к солнцу ведёт.
Вера в сердцах наших взошла -
Слава Тебе, Бахаулла!
Бахаулла, Бахаулла!
К солнцу лучом тропка легла.
Бахаулла, Бахаулла!
Свет и любовь - наши дела!

Хвала Тебе, давшему знания Божьи!
Пред истиной Неба открыты все тайны.
Расстанемся с ночью невежества, с ложью.
Пусть День откровения в мире настанет!
Средь заблуждений, печалей, тревог
Верь - и найдёшь ты одну из дорог!
Если и мысли чисты, и дела -
Будет помощник твой Бахаулла!
Бахаулла, Бахаулла!
Вера Твоя - из алмаза скала!
Бахаулла, Бахаулла!
Свет и любовь - наши дела!

10.11.99 г.


* * *

Снегом листьев твоих
Поглощается шёпот шагов.
Вот и город затих -
Он к забвенью готов.

Надо мной распростёр
Свои крылья седой серафим.
Этот город - костер.
Мы состаримся с ним.

Семафор подмигнул
И взмахнул рукой.
Голосов чудный гул.
Песня над рекой.
Вдалеке на реке
Бакен загрустил.
Я себя проглядел.
Господи, прости!

7.11.92 г.

* * *

Молитвы кончились.
Души своей не спас.
И странно стало видеть крупным планом
Немое небо в предрассветной раме,
В котором гаснет мой напрасный глас.

Куда пойти – налево иль направо?
Вон одуванчик розовый встаёт.
Вон облако усталое ползёт
И, покачнувшись, падает на травы.

Прощай, печальноглазый мой Иисус!
Я ухожу с растаявшею болью.
Твою любовь я заменю земною.
Прощай, прощай, но я еще вернусь...

1969 г.

* * *

Темень-ночь за костром
Синяя, холодная.
А душа о своем
Плачет о не пройденном.
И уже не вернуть
Ничего из прошлого.
Только путь, белый путь
Снегом запорошенный.
И уже не узнать,
Был ли день тот солнечный.
Заметелит опять
Огоньками волчьими.
И под прелой листвой
Сердце заплутавшее
Не проснётся весной
Звёздочками ландышей.
Темень-ночь за костром,
Даже не видна луна.
А душа об одном -
Плачет о ненайденном.

1975 г.

* * *

Ну вот - и сердце притомилось
В тщете любви, в дыму тревог.
Здесь уповать на чью-то милость
Избави Бог, избави Бог!

И в сумеречном ожидании
Иной судьбы - исхода нет.
Мы все - из лабиринта тайны
Бредём во тьму, спешим на свет.

Но в вечном том круговороте
Воды из плоти и огня
Мой шёпот на высокой ноте
Душе напомнит о полёте:
- Вся грязь несбывшегося дня,
Сойди с меня, сойди с меня!

17.11.91 г.

* * *

Представь себе, что всё уже прошло.
Что всё прошло, и никого нет рядом.
И все дороги снегом замело,
И лишь огонь в печи - одна отрада.

Он будет греть, как память о былом,
И угли долго будут тлеть и таять.
А за окном зима - белым-бело.
И бьёт в стекло немыслимая стая.

То стая дней, уставших навсегда,
В далёкий край зовёт меня с собою.
Но там стоят такие холода,
Что не согреться и твоей любовью.

Огонь в печи - последнее тепло.
Тепло в душе - последняя отрада.
И в самом деле - всё уже прошло.
И в самом деле - ничего не надо!

1994 г.

* * *

Сияет солнце,
Звенит вода.
Всегда так было,
Будет всегда.
И вне пространства,
И вне эпох
Парит над миром
Незримый Бог.
Как будто есть он -
И нет его.
Исчезнет в камне -
Взойдет травой.
И дуновением ветерка
Коснется ласковая рука
Зеленых листьев
И глаз твоих,
В них синь небесную
растворив.

23.08.76 г.

КОЛЫБЕЛЬНАЯ

Падает лист, кружится лист,
катится по ветру...
Не торопись, но удивись
чудному колеру!
И облака не свысока,
а словно по сердцу,
Тихо плывут издалека,
в сны твои просятся,
Чистые, светлые сны твои...

Что нашёл, то потеряешь!
Что отдал, то сохранил!
Свет в себе люби - тогда лишь
Ты и свету будешь мил.
Всё найдёт свою причину -
Ты судьбу не торопи.
Прогони печаль-кручину,
Помолись и спи, спи, спи...

В сердце на миг ветер впусти -
Пусть позабавится.
В кроне твоих мыслей пустых
Свету прибавится.
Словно листва, кружат слова
Разные-разные.
Но как ни крути, осень права,
Сны твои празднуя,
Чистые, светлые сны твои...
Падает снег, кружится снег
зыбкой порошею.
Прошлого нет! И пошлого нет -
вечно хорошее!
Только одна жизнь нам дана,
неповторимая!
Снег улетел - вот и весна
в сны твои хлынула,
Чистые, светлые сны твои...

Что нашёл, то потеряешь,
Что отдал, то сохранил.
Свет в себе люби - тогда лишь
Ты и свету будешь мил.
Всё найдёт свою причину,
Ты судьбу не торопи.
Прогони печаль-кручину,
Помолись и спи, спи, спи,!

1997 г.

* * *

Нас угнетает собственная плоть.
В ней слишком плотно угнездился грех.
И та, с косой, приходит не полоть -
Она, смеясь, выкашивает всех.

И я её хозяина пойму,
Что щедро платит ей за ремесло.
Ведь солнцу мы предпочитаем тьму,
В угоду плоти выбираем зло.

И свет, который льётся к нам с небес,
Не в силах тех преград преодолеть.
Слепую душу охраняет Бес,
Больное тело принимает смерть.

И всё же есть спасительная нить,
Когда Душа прозреет и поймёт,
Что лишь Любовь подарит ей полёт,
И только в Духе можно вечно жить!

7.02.98 г.


* * *

Лечу луны чело
Лучом нечётных чёток.
Ладонь моя легко
Листает лунный лик.
Лечу пчелой к ручью,
К цветку, пока он чёток,
Пока соцветьем снов
Вечерних он не сник.
Приникну я к нему
И притворюсь счастливым.
Вечерний ветерок
Нас покачнёт во сне.
Мы синих снов нектар
Домой не принесли бы,
Но не напрасно мы
Паслись на той луне.
Блик на лике луны,
Тьма на темени.
Мне досматривать сны
Нету времени.
Мне пора на паром,
Переехать реку,
Где пьянчужка Харон
Морщит чело веку.

1996-97 г.


* * *

От тишины дрожит вода.
А в глубину, как по ступеням
Спускаются - и без следа
Теряются - земные тени.

Забвенье тайное царит
Там, под загадочной водою.
И даже страстный луч зари
Бессилен перед бездной тою.

Не так ли смерть тревожит нас
Своей бездонною загадкой?
И мы не отрываем глаз
От глубины, немой и гладкой!

1985 г.

* * *

Стресс! В сердце
рваными зубьями
кардиограммы
влез
Страх!
Ах!
Что-то тёмное,
неотвратимое,
оплетённое
липкой тиною...
Угнетённое состояние!
Так на стыках
пустыми составами
громыхает -
то в такт, то не в такт
а-рит-мия...
Мама миа!
Разлажен оркестр!
Все с ума посходили
мои оркестранты.
Дирижёр
темпо-ритма
не вынес и сник,
И упал на пюпитр.

И визгливые скрипки
взвились,
как базарные бабы!
Ну хотя бы...
Ну хотя бы
на миг пустоты!
Ты! -
Исчадье
взбесившихся нот,
фор - те - пиано!
По клавишам пьяным
скачет белый уродец,
кривляясь и мельтеша...
Ша!
Шатаясь,
уходит Душа,
Уронив
на ладони
морщины
заплаканных щёк -
Шок!!!

1984 г.

* * *

Горизонтально падающий снег
Пронзает всех, идущих вертикально.
Глазами вниз, не поднимая век,
Ты в этой тьме, как призрак зазеркалья.
В метельной мгле опустошенных душ,
Заполнивших мельканием пространство,
За гранью страха и за гранью стуж
Любви великой светит постоянство.
Тебе пути никто не указал.
Ты заблуждался. Но не в этом дело.
Пока горит сочувствия слеза,
Душа близка к возвышенным пределам.
Но прежде чем войти в Его Чертог
Ты оглянись на прожитые годы.
Ушедших лет таинственной чертой
Ты отделён от Матери-Природы.
Твой круг замкнулся. Серебрится снег.
И льётся вечным светом всепрощенье.
Глазами вверх, не опуская век -
Навек, навек - в иное воплощенье!

16.02.93 г.

* * *

Снова время посмеялось надо мной.
Пролетело, словно птица, стороной.
Пролетело, унеслось в далёкий край -
Погоди, моя печаль, не догорай.
В том краю друзья давно забытых лет.
В том краю вода вкусней и слаще хлеб.
Счастлив был, да вот не ведал я о том,
Что о счастье догадаюсь лишь потом.

И в новой жизни немало светлых дней.
Так почему о прошлом я грущу?
Моя мечта, вернись, вернись ко мне -
И я тебя уже не отпущу.

Только что грустить о времени своём?
Нет ни прошлого, ни будущего в нём.
Жизнь летит, как полноводная река,
Отражая звёзды или облака.
Вдоль реки лишь рыбаки на берегу,
Волны тихие бегут, бегут, бегут.
Кто-то ловит, кто-то просто так сидит
И на воду заворожено глядит.
Ах, сколько в ней на дне лежит камней!
Я свой бросать пока что не спешу.
Моя мечта, вернёшься ли ко мне?
Ведь всё равно тебя я отпущу!

1986 г.

* * *

Когда поделишь мир
на правых и неправых,
То поспеши понять,
сколь сей напрасен труд
Никто здесь не рождён
для подвига и славы,
Но истина в ином:
все, кто пришли, пройдут!
Не преодолевай того, кто строит козни.
И сердца своего не трать на мишуру.
В твоей душе любовь
скучает гостьей поздней.
Ты не гони её - ведь ночь уже к утру.
Над бездною идя, нельзя остановиться.
Опорою дрожит судьбы тугая нить.
И мимолётно так блеснут-погаснут лица,
Что страшно и смешно,
как вместе можно жить!
Не разорвать себя на близких и не близких.
Пьеро иль Арлекин - ты роль испей до дна.
Коль верен ты себе – и вправду меньше риска.
Хоть ночь и холодна, любовь тебе дана.
Наступит новый день, но он для новой роли.
И прежнего себя не вспомнишь ты и сам.
Давай же помолчим без грусти и без боли,
И обратим сердца к пресветлым небесам!

1992 г.

* * *

Благодарю Тебя, Боже
И за этот день тоже!
За свет и за воздух!
За хлеб и за воду!
За сердце в груди
И путь впереди!
За радость познания
И созидания!
За жизнь и за смерть,
За звёздную твердь!
За плотскую радость,
За радость души!
За то, что свечу мою
не затушил.
За то, что погреться
даёшь у огня.
За то, что ты любишь
весь мир и меня!

1999 г.

ФЕВРАЛЬ

От зимы остался месяц.
Да и тот - короче нет.
Пешеходы снег размесят -
Станет серым белый снег.
Луч весенний всё пронижет.
Тёплый ветер, словно пёс,
Языком шершавым слижет
Колеи от всех колёс.
Нет прекраснее стихии -
Чистоты небесных сил!
Потому пишу стихи я,
Зиму в слово воплотив:
И бескрайнее мерцанье
Запорошенных дерев,
Годовых колец бряцанье,
Проводов тугих напев...
Но утоптан снег поблекший,
Белый снег души моей.
Напишу - не станет легче.
Промолчу - не веселей.
Вот и жду, чтоб умер месяц,
Мой Февраль - короче нет...
Пусть растает - не замечу -
Позабывший небо снег!

1978 г.

* * *

Научусь ли читать облака -
я не знаю пока.
И в горах, словно в храме, в ответ мне -
лишь гулкое эхо.
Но Душа, как ни странно,
парит, безмятежно легка.
И кому, я опять же не знаю,
мне быть благодарным за это?

Ветер и даль. Синие сны.
Сердца печаль. Леса огни.
Дальнее эхо. Ласковый смех.
В памяти тихо падает снег.

Взрыв уносит осколки, а мы
видим только дымы.
Но дома, где живем,
это те же коварные мины.
Кто-то время завёл и ушёл,
кто-то руки умыл.
Кто-то в камень вдохнул
пламя плоти и дух пантомимы.

Два великих начала летят
и столкнуться хотят:
Тьма и Свет, Плоть и Дух,
Жизнь и Смерть -
всё на встречных потоках.
Я не воин, но волен им быть,
даже должен, хотя
Всё помимо меня - и во мне!
- я же чувствую только:

Ветер и даль. Синие сны.
Сердца печаль. Неба огни.
Дальнее эхо. Ласковый смех.
В памяти тихо падает снег.

Разбежались галактики слов -
их меж снов занесло.
Разлетелись планеты-миры,
словно люди по свету.
Я не знаю, о Господи,
в чём же твоё ремесло,
Но создать этот мир по плечу
лишь тебе и поэту!

1994 г.

* * *

Нет, не узнать мне, что за ней,
За гранью страха и познанья,
Как не достигнуть пониманья
Чужой души, души своей.

Где унижает голод плоти,
Там возвышает духа голод.
Но мы унизиться не против
И только ищем, ищем повод!

Я ж обделён великодушием.
Сожгла обида все ростки.
Родник добра враждой иссушен -
Не дотянуть мне до реки.

И веет мраком и прохладой
Мертвей тысячелетних стуж -
Хлам невостребованных кладов,
Хлад невостребованных душ!

1988 г.

* * *

Жизнь и смерть - это промысел Божий.
И никто не имеет свободы,
Чтоб нарушить порядок природы.
И я тоже, о Боже, я тоже!

И никто не постигнет блаженства,
Если помыслы будут нечисты.
И не будет в душе совершенства,
Если срок до конца не пролистан.

Только в плавном сплетении судеб
Каждой жизни и всех поколений
Воплотится божественный гений
И людские деянья рассудит.

2.2.90 г.

РОЖДЕСТВО - 1993

И ничего не изменилось:
Всё так же тихо и пустынно.
Всё так же холодно и тихо.
Вполне библейская луна
В своём немом высокомерье
Застыла в небе полуночном
Над белизной снегов январских.
Из окон храма свет лампад
Едва заметен, и ворота
Надежно скованы замком.
Христос родился в Вифлееме
За сорок полусотен лет
До сей минуты... Но Звезда?
Куда девалась та Звезда,
Что воссияла в миг Рожденья?
Неужто свет её померк
В холодном свете полнолунья?
Посеяв знаний семена
На почве плоти плодородной,
Отец Небесный возжелал
Посеять в нас и состраданье
К себе подобным. Но - увы!
Зерно упало на дорогу
И там пропало под ногами,
Истёршись в вековую пыль!
Но исключение - не ты ль?

7.01.93 г.

НИША

Арендуя в воздушном пространстве
Полнотелую нишу на срок,
Извлекай хоть какой-нибудь прок -
Любопытствуй, влюбляйся и странствуй.
Любопытствуя, жизни учись,
Сожалея о непостижимом.
О как часто земным дорожим мы
И не видим великую высь!
И влюбляясь, ты помни о Боге,
Не забудь его спор с Сатаной.
Плоть падет крепостною стеной,
Не оставив следа на дороге.
И покуда ты странствуешь тут,
В этом мире, то помни о нише,
Той, которая ждет тебя ниже -
Тропы плоти лишь к ней и ведут.
А другая, что в тонком пространстве,
Улетит пузырем в облака.
Это будет с тобой. А пока...
Любопытствуй!
Влюбляйся!
И странствуй!

21.12.92 г.

ЛИЦА

Это сон или явь? Ущипните меня! -
Над землёю парят лица бывших людей,
Прилетевших в сей мир,
чтоб на дождь обменять
Свои слёзы и чтобы на нас поглядеть.

И протянуты нити меж лицами лет -
Нам друг друга уже не узнать никогда.
Но проходит сквозь капли
живительный свет,
И тогда эта капля манит, как звезда!

Ибо в каждом из нас
хоть на миг восстаёт
Неизбывная сила любви и добра.
Только воли и веры нам недостаёт
Сохранить эту радость
в себе до утра.

Вот и мечутся в небе пустые огни -
Безутешны они и напрасны они!

1988 г.

* * *

Не покоряй чужих пространств!
Ведь покоряя, пропадаешь.
А пропадая, попадаешь
В забвенье, в безразличья транс.
Поверь в пространство без прикрас,
В котором ты - лишь пыль Вселенной.
Но всё ж сумей душой нетленной
Подняться над собой хоть раз.
Ну что в соперниках тебе?
Они не отраженье даже,
И ни один из них не скажет,
Что обретут они в борьбе.
Гурьбою шумных ребятишек
Несчетных сверстников твоих
Ушла эпоха. Ветер стих
Страстей. Но кто-то стих напишет.
Но кто-то выплачет глаза,
Расставшись с чудною мечтою.
А я уж и мечты не стою -
Мне мир изнанку показал.

20.12.92 г.

* * *

Господи, какие ипостаси
Ты ещё придашь Душе моей?
Безъязыкий колокол на Спасе
Слово хоть замолвит ли о ней?

Ведь и я рождён был безъязыким,
Немотой великой оглушён.
И путем, сомнительным и зыбким,
Через явь прошёл и через сон.

Но нисходит, словно ниоткуда,
Музыка, сплетённая из слов.
Так Душа, что вечно верит в чудо,
Верит и в гармонию основ.

Так ребёнок дремлет в колыбели.
Так старик бредёт в осенний сад.
Аз и Веди, доведи до цели!
Дай дойти до заповедных врат!

7.11.92 г.

* * *

Не уместить в одной башке
Речений всех и изречений,
И мудрых всех нравоучений
Не уместить в одной башке.

Ну не убий!
Не укради!
Не возжелай!
Не будь кретином!
Вся эта милая картина -
Увы! - пока что впереди.

Не уместить в одной душе
Ко всем несчастным состраданья.
И не прольётся боль рыданьем -
Нет боли в скомканной душе.

Но возлюби! Слеза найдётся,
И над иссушенной душой,
Она, искристая, прольётся.
И ты поймёшь – всё хорошо!

1985 г.

* * *

Возрадуйся, живой, - тебе дано
На миг недолгий приобщиться к небу.
Мир полон бедствий - но иного нету.
И боль твоя - с любовью заодно.
Ты не страдал, пока ты был ничто.
И скоро вновь уйдешь
в предел безмолвный.
Следи и слушай, как струятся волны,
И улетай за Богом и мечтой.
Седое небо манит пустотой.
Мой друг, ты слышишь -
все слова созрели!
Ведь сердце есть и у пути без цели.
Есть жажда петь - возрадуйся и пой!

1995 г.

* * *

Бог - единица!
Мы - нули.
Нас вынули и кинули.
Мы канули и минули
Навек.
Но век
Не опускай - взгляни
Наверх, где вечные огни.
Они ещё тебя спасут,
Когда придёт Небесный Суд.
Ласкай судьбы лоскут, пока
Не застит очи мгла.
Легка
Твоя тропа вдоль вешних вех
На вечный свет - наверх, наверх!

1. 03.92 г.

* * *

Когда вечерняя и утренняя луны
В одну сольются в гулком небосводе,
Когда наступит полночь и в природе
Затишье воцаряется на миг,
Я вспоминаю недругов своих
И, все прощая им, молюсь за них.

Господь Всевышний,
сделай так, чтоб мир
Не разделяла грань непониманья.
Господь Всевышний,
сделай так, чтоб мы
Не обошлись без твоего вниманья.

О Всеблагой, ты в каждом из людей -
Ну сделай нас хоть чуточку добрей!

20.10.79 г.

* * *

Когда душа горит от сновидений,
И, чуть дыша, ты ловишь их огни,
Какой, скажи, к тебе слетает гений,
Куда из яви он тебя манит?

В какой бесследно уходящей дали
Тебе звучит неясный странный зов?
Как жаждешь ты, чтоб занавеси пали,
Чтоб застонал заржавленный засов.

Чтоб озарилась светом лучезарным
Вся жизнь твоя, бездомна и пуста,
Чтоб зазвенела гимном благодарным
Твоя душа, что всё ещё чиста!

2.07.76 г.

* * *

Господь всегда, везде и в каждом
Живёт - любя, надеясь, веря.
Он и к тебе войдёт однажды,
Когда, томим духовной жаждой,
Ты растворишь навстречу двери.

Господь болеет. Он недужен.
Его страданье - злоба наша.
Ведь мы тогда друг другу служим,
Когда нам хлеб насущный нужен.
Ему ж нужна с любовью чаша.

Как облегчить Его страданья?
Он - в нас, и мы страдаем тоже.
Он созидает Мира зданье,
Но словно замер в ожидании.
Где нет любви - и труд ничтожен!
Давайте же Ему поможем!

25.06.96 г.

* * *

Чем чище и светлей душа,
Тем глубже в нас переживанья,
И, млея от непониманья,
Мы в небо смотрим, чуть дыша.
И чем острее чувства наши,
Тем меньше слов находим мы -
Вот клён, смеясь, ветвями машет,
Заката вспыхнули дымы.
А мы - и дети ,и поэты -
От чувств наивных онемев,
О песнях думаем не спетых,
Не слыша собственный напев.
Душа прозрачна, как стекло.
А за стеклом - то день, то ночь
Её хранят попеременно.
Светло снаружи - виден мир.
Недалеко, но всё же видно.
А если тьма - будь светел сам!
Пускай в стекле лишь отраженье
Твоих бессонных глаз, ты верь:
Твой свет кому-то тоже нужен!
Душа прозрачна, словно сито.
И, не задерживая тьмы,
Она для света лишь открыта.
А тень от плоти - это мы...

28.10.77 г. - 30.11.92 г.

* * *

Только душа может мерцать
В ответ на мерцанье звёзд.
Только душа может дышать
Светом святых берёз.

Нужен ли Бог, если вверху
Чистые небеса?
Чтобы запеть, нужно ли знать
Все эти словеса?

Слово - лишь тень крыльев души.
Слово мертво вовек.
Не упивайся тенью своей -
К солнцу лети, человек!

Жизни былой призрачный миг
Не повторится, нет!
Но озарит душу твою
Вечного солнца свет!

1978 г.

* * *

Не в небесах Ты, Господи, -
в земле.
Среди камней, корней
и вод подземных.
Былинкой поднимаешься
ко мне,
Чтоб в землю возвратиться
неизменно.
Иль муравьём, великим,
как трава,
Спешишь по стеблям,
устремлённым в небо...
И тихо рассыпаются слова -
Пред вечностью
и ум, и сердце немы...

1978 г.

* * *

После жизни перед смертью
Я спрошу у Господа:
-Боже правый, ну ответь мне,
Неужели навсегда?
Неужели безвозвратно
Улетаю в край иной?
И дороги нет обратной -
Только пропасть за спиной?
- Да! - ответит голос вещий. -
Ты свой путь уже прошёл.
Всё оставь - слова и вещи.
И на выход марш - с душой!

Страх - предчувствие конца,
Ну, а души - стаи птиц,
Что рассованы по клеткам
Птицеловом озорным.
Кто сильнее есть над ним?
Вот одна из птиц, очнувшись,
Затрепещет вдруг, услышав, -
Кто-то дверцу открывает,
Чтобы дать свободу ей.
Что б не радоваться, ей?!

1988 г.

ОШО

Давайте будем праздновать печаль
И наслаждаться грусти красотой.
Исчезла радость - но открылась даль.
А значит, радость там, за далью той.

А значит, есть страданье и в мечте,
И мы пройдём печали чуткий путь,
Чтоб отыскать в забытой красоте
Освобожденье от привычных пут.

Пусть дольний мир - всего лишь мир долин,
В нём место есть коровам и цветам,
Там радуги небеснейший павлин
Порой напомнит о высоком нам.

О горней, чистой, истинной стране,
Где места нет пришельцам из низин,
Где ничего не разглядишь извне,
Пока не отрешишься от причин.

И потому отринем суету,
Пока нас конь долин не укачал,
Пока огонь небесный не потух,
Давайте будем праздновать печаль!

Сент., 1999 г.

ЗРЕНИЕ

Садится зрение, садится.
И никогда не возвратится
Уж ясновиденье ко мне -
Всего увидел я вполне!

Мне в обиход предметов круг:
Часы, зубная щетка, бритва,
Блокнот - капризной музы друг,
Для фраз без рифмы и без ритма
Хотя приходят ритм и рифма...

И есть ещё один предмет,
Его мы называем Небом.
Блажен, кто сыт единым хлебом.
Но всё ж блаженнее поэт!

20.10.92 г.

ЯНУС

Как трудно расставаться с днём,
уже почти совсем угасшим!
Душа моя, премудрый Янус,
вот тебе ещё задача:
Неужто этот день
всех прежних дней
счастливей был и краше?
Но ты уже привык к нему,
и вот сейчас едва не плачешь!

Но долго не горюй, ведь утром,
ото сна едва очнувшись,
Ты так легко махнёшь рукой
на мир вчерашний.
И так легко поймёшь,
пройдя через страну ночную,
Что прошлое уже и потерять,
увы, не страшно.

Пусть новый день сверкает
солнцем и живыми голосами!
Душа моя, неверный Янус,
каждый миг мы на распутье.

Щелчок браслета на руке -
и я прикован заведёнными часами
К сегодняшним делам.
А дальше будь что будет!

Наверное, потому и трудно
расставаться с днём,
уже почти умершим.
Душа моя, нелепый Янус,
то смеётся, то вздыхает
Над безвозвратным днём,
что был и праведен, и грешен,
И так неповторим -
но вот, представьте, исчезает...

1979 г.

ТРИ  КОЛЕНА

Мои отец и сын живут - и слава Богу!
Закат с восходом несоединимы.
Но бестолковый день, что между ними,
Так это я, плывущий понемногу.

Я сын отца, а сыну я отец.
Они, как я , плывут по волнам Леты.
Один на всё уже нашёл ответы,
Другой и сам ответить молодец.

Лишь я в раздумье провожу свой полдень.
Зачем плывём? - Один во мне вопрос.
Как хочется ударить себя по лбу
И заорать, как марсовый матрос:
- Земля, братва! Земля по курсу ост!

Но нет земли - есть Лета без предела,
Пока нести ей нас не надоело!

1993 г.

ЗВОНОК

Мне в воскресенье Иисус позвонил:
- Вот я воскрес. Приходи - посидим.
Всех возлюбил я, и каждый мне мил.
Я преломил - остаюсь до седин.
Ты приходи - есть и хлеб, и вино.
А Магдалина накроет на стол.
Мне ведь зачем-то всё это дано -
Паства чудная, небесный престол.
Помнишь, как жаждали чуда они?
То "Исцели!", то "Пройди по воде!"
В нищих жилищах погасли огни.
Где эти овцы, ну где они, где?
Все успокоились в чреве земном.
Жадное время пожрало тела.
Я ведь твердил им - Идите за мной!
Не захотели - их вечность взяла!
Вот и тебе говорю: "Приходи
В сердце моё, пока время щадит.
Все прегрешенья твои позади,
Всё допылает и всё дочадит.
Только один есть без копоти свет -
Свет бесконечной господней любви.
Чище и сладостней радости нет.
Не отрави её. Не отрави!

05.1996 г.

ПАМЯТЬ

Я приснился себе молодым.
Кожа гладкая, совесть чиста.
За соседским забором плоды
Дозревают в дремотных кустах.
А за синей, за дальней горой -
Обещанье грядущего дня.
Почему же побегом я грежу порой
В мир, где так не хватало меня?
В мир, откуда мы так торопились уйти
В неизбывную будущность дней,
Забывая, что есть окончанье пути,
Как и жизни загадочной всей.
Нам и вправду казалось, что мы
Строим светлое будущее.
Но мы строили стены тюрьмы
Под названием Память.
Эти стены встают постепенно.
И бессонная стража - посменно.
Нам не вырваться больше из плена -
Наша память нетленна...

1995 г.

* * *

Ветер осенний низок.
Шёпот ветвей высок...
Звёздным дождём пронизан
Падающий листок.
И умирает зябко
В водорослях лучей -
Откуда теплу-то взяться
В море таких ночей?
Но утром девчушка вздрогнет,
Увидев остывший лист,
И отойдёт от дороги,
И покачнётся высь.
И поплывут, вздыхая,
Тёплые облака...
Небо прольётся с края -
Лейся, цвета вбирая,
Радужная река!

1969 г.

* * *

Остановись, стремительная жизнь,
Дай осмотреться - я давно здесь не был.
Созвездья веток обронили лист,
И гаснет в ночь загадочное небо.

Там в тишине, серебряно легки
Синеют звезды тоньше, холодней.
И, чуть колеблясь, в волосы реки
Струятся блики тусклых фонарей.

Притихло всё - ведь скоро снегопад,
И я кольцо к цепочке пристегну.
И прошепчу спокойно: "Очень рад!"
И след, как год, застынет на снегу.

Ну а сейчас морозно и легко.
Грустит река и город мой притих
И где-то песня, сонно, далеко -
Мне до неё опять сквозь ночь идти.

1970 г.

* * *

Пропасть у всех одна.
Путь у каждого свой.
Всё, что ты пьёшь до дна,
Не унести с собой.
Всё, что ты жжёшь дотла -
Память скупой мечты.
Лжёшь ты, что даль светла,
Так же, что счастлив ты!
Только при свете дня
Благодари Отца,
Давшего миг огня
Пред темнотой конца!

25.05.92 г.

* * *

Каждому мерой отпущено щедрой,
Только не каждый находит своё.
Если же путь освещается Верой,
То и с Любовью сердце поёт!
Даже когда ничего не останется,
Не опускай безнадёжно глаза.
Видишь, Надежда прекрасная в танце
Манит тебя - отказаться нельзя.

Пока Звезда горит вдали -
Твой путь среди путей Земли.

Если же мир твой
станет вдруг тесным,
Не торопись возвращаться в тот сад,
Где облака над землёй бестелесны,
Где бессловесные вербы грустят.
Будет молитва твоя безупречною
В миг, когда все позабудешь слова.
Только нахлынет синее, вечное -
И закружится в сон голова.

Пока душа твоя жива -
К чему слова, к чему слова?

Болью забытой, далью разбитой,
Прячущей сонмы былых голосов,
Кто это мчит там с летучею свитой,
С мрачною свитой всезнающих сов?
Князь ли туманов, что спят над озёрами,
Маг ли, что мог бы развеять туман...
Мир вам, входящие в мир этот голыми!
Мир вам, ещё не сошедшим с ума!

Пока Звезда горит вдали,
Пока Душа болит, болит...
Пока Душа твоя жива -
Найди слова!

1995 г.


 nervana.name
√ Библиотека


Загрузка...

Твоя Йога Книга для тех, кто хочет, готов и будет меняться KrasaLand.ru Слова и Краски