Сергей Гомонов

ВОЗВРАЩЕНИЕ НА АЛУ

Аллийская легенда



Крестному папе этой повести, несколько лет назад заронившему идею ее создания,
Владимиру Контровскому, - с благодарностью от автора


Блаженство рая я оставлю для нищих:
У нищих духом должен быть царь и бог!
Я - тварь земная, и на небе я лишний,
Так к черту вечность - какой в ней прок?..


М.Пушкина, В.Кипелов "Ночь короче дня"

Танэ-Ра

Мы все умны и объективны. Но только в тех вопросах, которые нас по-настоящему не задевают.

Может быть, по этим приметам отбирают советников для решения государственных проблем? С недавнего времени ей, супруге Правителя, стало отчетливо представляться, что нет в их окружении настоящих, искренних людей - одни советники.

Здесь, на острове Трех Пещер, можно было отступить от требований придворного циркуляра и погулять в одиночестве, что она и сделала, едва дождавшись окончания торжественной части.

Жара уже спала, и птичье братство оживилось. Танэ-Ра медленно брела к одной из пещер, иногда пригибаясь под раскидистыми ветвями. И тут какой-то звук под обрывом заставил ее отвлечься от меланхолических раздумий. Плеск озерной волны соединялся с монотонным глухим стуком дерева о камень.

Танэ-Ра подошла к краю утеса и, улегшись на грудь, осторожно заглянула вниз.

Так и есть: в прибое неровно колыхалась пустая махонькая лодочка, с такой высоты и подавно кажущаяся младенческой колыбелькой, а весла, что крест-накрест лежали в ней, - десертными ложечками. Это судно перевезет лишь одного, да и то в безветренную погоду. Скорлупа ореха куда надежнее…

Что-то кольнуло в подреберье. С недавних пор в народе было беспокойно, зрел огромный бунт. Эмигранты все еще надеялись, что вернутся условия жизни, к которым они так привыкли на родной Але, а третья планета, Пристанище, встретила их сурово и неприветливо. В правительстве постоянно шли разговоры о том, что необходимо усилить охрану Правителя. Стражи становилось все больше, а страх перед повстанцами не проходил.

Вот откуда взялась эта лодка? Сегодня, во время праздничных гуляний, когда этот остров заранее приготовили к приезду венценосной четы и приближенных? Откуда?

Танэ-Ра оттолкнулась руками от камней и выпрямилась. За нею следили: она чувствовала взгляд. Понимая всю опасность своего положения, жена Правителя, комкая материю, подобрала подол, чтобы припустить со всех ног назад, к лагерю. Здесь был кто-то чужой, и он разглядывал ее из засады. Нужно объявить тревогу, нужно поднять на ноги ох…

- Ох!

Выскочив за поворот, молодая женщина нос к носу столкнулась с незнакомцем, который успел за это время переместиться к скале. Там он ее и подкараулил. Она вся сжалась и завопила бы изо всех сил, если бы он не стиснул ей рот забинтованной ладонью и не утянул в пещеру.

- Тихо, тихо! - прозвучал над ухом мужской голос. - Кричать не надо, ни к чему это. Уяснила?

Она закивала, лишь бы эта грязная повязка поскорее убралась от ее лица. Ну все, это точно один из разбойников-повстанцев… Ей несдобровать. Наверняка он уже проведал, кто она такая…

- Я здесь просто прячусь, мне совсем не выгодно охотиться. Поэтому не бойся. Кто ты такая?

Она что-то промычала ему в ладонь и закивала.

- Не вздумай кричать: из пещеры тебя не услышат, а мне придется сделать тебе очень больно. Кто ты такая?

Только после повторного ее кивка он убрал руку. Танэ-Ра обернулась, встрепенулась, замерла. Замер и ее похититель. Они молча смотрели друг на друга.

Он был далеко не юн, между тридцатью и сорока. Развеселые серые глаза то темнели, то светлели, и мальчишеский азарт в их взоре заставил ее сердце дико заплясать, но не от страха - страх прошел без остатка при виде незнакомца. Все лицо в шрамах, в пыли, заросло клочковатой бородой, темно-русые волосы длинные, растрепанные, да и весь он какой-то взъерошенный, а ведь прежде наверняка был красив - не смазливой красотой придворных неженок, а своей особенной, мужской. Он и сейчас красив. Танэ-Ра не могла насмотреться, как будто знала его всю жизнь.

- Кто… ты? - уже совсем другим тоном спросил повстанец.

- Я, - голос сорвался и, кашлянув, Танэ-Ра повторила чуть хрипло: - Я жена одного из советников. Мое имя ничего вам не скажет.

- Послушай, - он подтянул к ноге висящий на поясе меч и уселся с нею рядом, - я в бегах.

Она кивнула, потому что не надо быть семи пядей во лбу, чтобы это понять.

- Мои люди остались там, я здесь один. Никому из вас я не опасен: это за мной охотятся сыскари. Когда ваши разъедутся, я просто сяду в свою скорлупку и выгребу на сушу. Но вот беда: если я возьму тебя в заложницы, тебя хватятся, начнут прочесывать весь остров. А когда найдут, я свою жизнь дешево не продам - ну, ты понимаешь? - он задорно подмигнул, и выражение его лица столь не подходило к серьезности того, о чем он сказал, что Танэ-Ра подивилась, каким нужно быть безрассудно смелым, чтобы выстроить под такой распорядок свою жизнь. - Поэтому у нас с тобой один выход: ты возвращаешься к своим, отвлекаешь их и уводишь на ту сторону острова, а я в это время подобру-поздорову уплываю отсюда вон с той стороны. И не вздумай устраивать мне ловушку, иначе ваш праздник закончится еще несколькими трупами, кроме одного моего.

Пока он говорил, Танэ-Ра не сводила с него взгляда, следила за губами, произносившими страшные слова - и не пугалась; заглядывала в смешливые серые глаза - и не видела там разбойной жестокости. Она даже не знала, что так бывает в жизни. Встречая подобное в глупых книжонках, Танэ-Ра всегда отдавала себе отчет, что это придумано для красивости и трогательности сюжета, и после третьего однообразного и раздражающего описания перестала читать беллетристику совсем. А сейчас она смотрела на этого отчаянного парня и понимала: здесь что-то не так. Может быть, он натерся каким-нибудь приворотным зельем? Но отчего же тогда и в его взгляде мелькает удивление пополам с восхищением? Он вроде бы и угрожает, а по всему видно, что не тронет ее пальцем.

- Я не выдам вас, - сказала царица. - Не нужно бежать сейчас, переждите, мы уедем после заката. Никто вас не потревожит.

Почему-то он ей поверил и не стал возражать, когда она встала и пошла к выходу из пещеры.

- Эй!

Танэ-Ра вздрогнула и оглянулась через плечо. Он по-прежнему сидел на камне и насмешливо смотрел на нее:

- А ты мне соврала!

- В чем?

- Ты не можешь быть одной из этих чванливых дур. Слишком умна и слишком хороша собой для жены какого-то советника. Если ты вообще чья-то жена, - он подмигнул и махнул рукой. - Ну давай, давай, проваливай, важная цаца!

И в речи его было не пренебрежение, а какая-то странная фамильярная ласковость, которая совсем ее не оскорбила. Откуда вообще ему знать, какими бывают жены советников, этому простолюдину?! А при этом… хм!.. при этом он прав!

Танэ-Ра и не подозревала, что после ее ухода мятежник, поднеся к переломанному носу обернутую замызганной повязкой ладонь, вдохнет сохранившийся в ткани запах благовоний, дернет темными бровями и с изумлением покачает головой.


*  *  *

Правитель не особенно интересовался ее жизнью, а потому даже и не узнал, что по возвращении жена потребовала у советника по сыску протоколы, заведенные на мятежников. Однако принес их другой человек. Поджарый и темноглазый Паском был духовным наставником Правителя, он тоже входил в совет и консультировал по юридическим и медицинским вопросам.

- Как вы распорядились, царица, - сказал он, выставив на ее стол целую коробку со свитками.

Она могла бы поклясться, что в какой-то миг на непроницаемом лице духовника проступило любопытство. Мол, не поделитесь ли, зачем вам это все? Но, конечно, перебирать документы в его присутствии она не стала, дождалась ухода.

Когда лица на снимках и имена в подписях к ним уже слились для Танэ-Ра в хаотическое наваждение, взгляд выхватил то, что она искала.

Здесь он был гладко выбрит и причесан. А белозубая улыбка, мягкий, лукавый прищур и азартный огонек в серых зрачках - все те же. Не узнать невозможно.

- Не может быть! - вырвалось у Танэ-Ра.

Это был лидер мятежников, сумасбродный Тассатио. Сколько всего она слышала о нем, но ни разу не доводилось поинтересоваться больше, а тем паче - увидеть!

Невероятно! В досье сухо сообщались одни факты, и эти факты поразили царицу до глубины души. Потомок аристократического аллийского рода, талантливейший скульптор, с восемнадцати лет и вплоть до эмиграции он служил при Храме в их родном городе - Гатанаравелле. Танэ-Ра была тогда еще слишком мала, чтобы хорошо помнить столицу, навеки стертую с лица планеты несколькими ударами камней с неба. Но как этот скульптор стал преступником, отъявленным головорезом, если верить тому, о чем судачили при дворе? Что надоумило его пойти против сограждан? Здесь, в этих свитках, ответов не было.

Танэ-Ра ухватилась за голову, тонкими пальцами сжала виски. Похоже, ей на роду было написано влюбиться в разбойника. Он сумасшедший, это явно, однако забыть его ей не удалось ни прошлой ночью, ни весь нынешний день.

Ее выдали за Правителя уже после Великого Переселения на третью планету от солнца. Она была тогда еще совсем юна, замужество пугало ее, но родителям хотелось пристроить дочь получше, а Правитель рассчитывал улучшить за счет нее породу: девочка была невероятно хороша собой и с каждым годом расцветала, обретая все большую прелесть. Но они не учли другого. Танэ-Ра была сильна в умениях, доступных далеко не всем. Оттого годы шли, а наследники у Правителя не появлялись - она не желала этого, и без того едва терпя близость с чужим ей человеком.

Тем временем в стране, куда переселилась с Алы кучка уцелевших людей, начались массовые бунты. Мужу стало не до нее, и Танэ-Ра, вздохнув и расправив плечи, занялась учебой. На людях ей удавалось притворяться недалекой избалованной самочкой, все только любовались ею, но никто не подозревал, что в красивой головке могут таиться самостоятельные мысли и мнения, не совпадающие с циркуляром. Пожалуй, разбойник Тассатио был первым, кто отметил ее ум. Но это случилось лишь потому, что, будучи в опасности, Танэ-Ра не сумела как следует закрыться.

Строчки досье подтверждали главное: этот сумасшедший был неординарной личностью. Он хватался за все, что только мог познать, что только мог освоить, и делал это играючи, поскольку почти все давалось ему с легкостью. Удивительно, однако Тассатио за свою жизнь успел не только стать непревзойденным скульптором и уже в двадцать лет превратить в сказку один из парков Гатанаравеллы, но и сделаться одним из лучших спортивных мечников родного города, побеждая со своим наследным мечом во всех турнирах, где участвовал. В Пристанище, месте их изгнания, он выживал теперь исключительно благодаря своим превосходным ментальным способностям - иначе всех мятежников давно бы уже переловили.

"Может быть, именно потому ему и удалось очаровать меня?" - с опаской подумала Танэ-Ра, всеми силами не желая, чтобы это оказалось правдой. И снова вспомнила его собственный обескураженный взгляд, как будто он испытал то же самое и совершенно этого не ожидал.

Однако супруга Правителя обладала недюжинной силой воли: ей удалось не только скрыть свои мысли от мужа и приближенных, но и в самом деле вытеснить чувства к загадочному повстанцу в самую глубину души, а тот кусочек сердца, где они теперь обретались, запереть на замок. Правда, раз или два при встречах с нею духовный наставник Паском смотрел так, будто ожидал - не хочет ли она поделиться сокровенным? Предвидел, наверное? Он ведь тоже, как выяснилось потом, обладал немалыми умениями в области "тонкого"…


Тассатио

До сих пор ума не приложу, что это было. Что я - смазливых девчонок не видел? Все одинаковы: сначала она ерепенится, потом ее не отлепишь. Женщины обожают романтическое вранье про благородных разбойников, которых преследуют продажные подлецы из органов сыска. Этими байками дурочек можно водить за нос бесконечно, пользуясь их собственным желанием быть обманутыми. И эта сперва казалась в точности такой же.

А потом я заглянул в ее синие глаза. Никогда таких синих глаз не видел. Да и не в них дело. В другом в чем-то. В магии потрясающей силы, сказал бы я, если бы не понимал, что это не так.

Когда и через пару лунных циклов воспоминания о ней не выветрились у меня из головы, я сказал нашим, чтобы уходили в горы и ждали там.

- Эй, ты там не вляпайся! - посоветовали мне напоследок, приученные не расспрашивать о моих делах.

И чего бы мне не последовать их предостережению? Но задним умом мы все горазды. И я не раз вспомню тот братский совет, когда будет уже поздно…

Темные силы! Я не знал ни имени ее, ни того, где она живет. Проследил тогда, насколько удалось, но не могу поручиться, что не ошибся. Наведаться бы к ней, поболтать, что ли. Может, пройдет?

Чтобы ходить по городу незамеченным, достаточно выбрить лицо, переодеться по нынешней моде и обязательно что-то надеть на голову: простоволосые казались местным подозрительными. Я тщательно выскоблил щеки, надвинул берет пониже на брови, чтобы брошь на нем отвлекала внимание с отметин на физиономии. Незачем дразнить городскую стражу, а доносчиков среди горожан хватает. Наверняка моими портретами любуются не только сыскари…

Поболтаюсь по улицам и площадям, вдруг случайно встречу ее?

Тут мне стало смешно. Ну и дурак! Чтобы вельможа - а она точно вельможа - топтала своими туфельками грязные городские тротуары?! Тут вам не выскобленная до звездного сияния Гатанаравелла. Опустились мы все после этого проклятого переселения, уподобились местным человекоподобным тварям. Аборигены сначала принимали нас за богов, а после обнаглели.

Но мне повезло. Так "повезло", что лучше бы и не везло совсем.

Я увидел портрет на главной площади города. Правителя и ее. Темные силы! Она была женой этого ублюдка…


Танэ-Ра

Еще до выхода она увидела из окна своей комнаты промелькнувшую между крышами напротив человеческую тень. Кто-то с проворством куницы преодолевал высоченные стены дворцовых построек, и никакой архитектурный изыск не был для него значительным препятствием.

Танэ-Ра судорожно вздохнула - так дернулось сердце. И улыбнулась. Интересно, что еще выдумает этот безумец ради их встречи? Она почему-то была уверена, что это именно Тассатио и что он явился сюда из-за нее.

Будто на крыльях вылетела она к повозке, в которой ожидал супруг.

- Простите, дорогой, мне очень нездоровится, - прошептала она. - Я не выдержу этой поездки. Дозвольте мне остаться?

Он не расстроился, только поцеловал ее руку и удивленно вскинул брови, услышав пульс:

- Да у вас сердцебиение, дорогая! Немедленно пригласите к себе лекаря. Я, к сожалению, отменить поездку не смогу и…

- О, не беспокойтесь обо мне. Я буду благоразумна.

А про себя Танэ-Ра подумала, что уж чего-чего, а быть благоразумной ей опротивело до кровавых бликов перед глазами.

Но когда она поглядела на выступ между капителями колонн в своей спальне, в ней ожила та девчонка, которую она почти совсем задавила в своей душе во время своего ненавистного замужества. Девчонка, обожающая дразнить и проказить. Как это делали все ее сверстницы, когда Танэ-Ра стояла рука об руку с будущим супругом и мечтала умереть на месте.

И потому она сдержала данное мужу слово - вызвала придворного лекаря и все то время, покуда он осматривал ее, едва скрывала смех, нет-нет да поглядывая в угол, где из последних сил, раскорячившись между стенами, держался ее незваный гость. Тассатио делал ей страшные глаза, многозначительно указывал ими на лекаря и на дверь, молитвенно и беззвучно взывал к запредельным силам, но пока доктор не сообщил, что это просто скачок артериального давления из-за жары и что ей нужно просто полежать, Танэ-Ра была непреклонна.

- Спускайтесь, господин Эй! - сжалилась она наконец, едва за лекарем закрылась дверь, и расхохоталась, когда визитер обрушился из-под потолка на паркет, спружинив на ногах и переведя дух.

- Откуда ты знаешь, что меня так зовут? - спросил Тассатио, разминая затекшие руки.

- У вас слишком длинное дворянское имя, господин Эй, чтобы ваши соратники могли выговаривать его, не путаясь в слогах, - продолжала насмехаться Танэ-Ра, подходя к нему, чтобы рассмотреть его в новом облике. - Что ж, теперь вы соответствуете тому, кого я видела на снимке в вашем досье.

Он небрежно скинул берет, прошел мимо нее, заглянул под кровать и вытянул оттуда ножны со своим мечом.

- А почему вы сами не спрятались там же, господин Эй? Неужели на стене вам было удобнее?

Тассатио непонимающе уставился на нее.

- Я что, лакей, чтобы прятаться под кроватью? - буркнул он, пристегивая меч к поясному ремню, с другой стороны от ножен со стилетом.

- Ну да, как же, я забыла: вы не лакей, а благородный головорез!

Вместо того чтобы ответить, Тассатио сгреб Танэ-Ра в объятия и принялся ненасытно, с силой комкать ее губы поцелуем.

- Славно! - сказал он наконец, отдышавшись. - Другая бы начала кривляться, будто ей того не хочется…

- Я не люблю врать, - невозмутимо ответила покрасневшая от нетерпения Танэ-Ра: он столь крепко прижимал ее к своему телу, что его желание уже не оставалось для нее тайной, а заодно стало и ее желанием. - Во всяком случае, людям, которые мне нравятся.

- Ты не идешь у меня из головы. Вот уж сколько прошло, а я все вспоминаю о тебе и хочу тебя, как юный молокосос, впервые влюбившийся в женщину. Скажи, ты не пользовалась каким-нибудь… ну, сама знаешь… приемом?.. - Тассатио подмигнул, намекая на ее ментальные способности.

- О том же самом я хотела спросить у тебя.

- Я - точно нет.

Когда все прояснилось, он наконец стал раскованнее, да и Танэ-Ра ощутила спокойствие. Хотя прояснилось, конечно, далеко не все. Уж мужскую ветреность она знала слишком хорошо, чтобы верить в такую внезапную любовь с первого взгляда. Но ей было все равно. Они просто впились друг в друга, бурно, словно виделись последний раз в жизни, и не сразу даже избавившись от одежды, упали в постель.

- Тебя как будто из темницы выпустили, - прошептал он, дивясь ее безумной, почти первобытной чувственности, а Танэ-Ра даже не рассуждала об этом - все происходило само по себе.

- Так и есть… так и есть…

Лишь далеко за полночь страсти поутихли, смолкли стоны и вскрики вожделения, руки и губы устали ласкать. Едва шевелясь от утомления, влюбленные боролись с сонливостью - не могли наговориться.

- Я почти не помню Гатанаравеллу, - с грустью промолвила Танэ-Ра в ответ, когда он спросил об их родном городе на Але. - Мне едва исполнилось десять, когда всем нам пришлось бежать…

Тассатио помрачнел. Глаза его налились темнотой, взгляд стал чужим, хищным.

- Бежать… - проворчал он и сжал губы.

Что-то дурное было связано в его памяти с этим переселением. Танэ-Ра еще чуть - и прочла бы его мысли. Да только он не пустил.

Она погладила его грудь ладонью, чувствуя пальцами шрамы от многочисленных ранений.

- Как ты стал… таким?

Этот вопрос мучил ее с того самого дня, как она прочла принесенное Паскомом досье.

- Каким? Зрячим?

- Ты хочешь сказать, что твои "подвиги" - это следствие прозрения?

- Да ты никак собираешься поучить меня жизни, родная? - с вызовом откликнулся главарь повстанцев. - Эй?

- А что - не позволишь?

Тассатио вгляделся в нее, сощурившуюся. Глаза его снова стали ласковыми, взгляд - бархатным. И засмеялся:

- Да конечно позволю. Тебе позволено все, моя любимая. Отныне и впредь. На, - он пошарил рукой среди скомканной как попало одежды возле их ложа и подал ей стилет. - Хочешь - убей. Меч не предлагаю: он не пойдет против хозяина.

- Ты бешеный.

- Ты не лучше. Мы друг друга стоим, Танэ-Ра. Может быть, поэтому и…

- Но ты ведь был скульптором и храмовником, Тассатио! Ты был лучшим! Почему же ты пошел по этой жуткой стезе?

Он пружинисто сел, ссутулился, оперся локтями о колени, подумал и обернулся к ней. Танэ-Ра лежала, опираясь на подушки и взирая на него в ожидании.

- Эти сволочи могли бы спасти всех, - сказал он наконец. - Всех аллийцев. Я видел документы. У нас было и время, и транспорт для этого, да и третья планета не так уж далека от четвертой: наши зонды постоянно паслись тут задолго до того, как кто-то всерьез задумался о переселении. Телепорты "куламоэно" не могли доставить нас сюда - в Пристанище не был проложен путь. Но у нас было достаточно и грузового, и пассажирского транспорта. А они отобрали только "нужных"… Только четверть населения Алы, темные силы! И еще один космолет рухнул тут на Полуострове Крушения, посему вычти из этого числа "избранных" десяток тысяч аллийцев, погибших в той катастрофе по прилете… Остальные три четверти рожей не вышли, остались на Але, когда на нее упал метеорит...

Танэ-Ра оцепенела. Но это же ложь! Ей всегда говорили, что времени было очень мало и кто успел, тот успел.

- Но зачем им это?! - воскликнула она. - Если бы они переместили сюда всех, это было бы выгоднее, если считать их рабовладельцами…

- Да неужели? Прокормить такую ораву, привыкшую к удобствам? Да их бы свергли в два счета! - Тассатио стал язвителен, уперся кулаком в покрывало и повернулся к ней полностью. - Они и так забрали всю технику, которая была на Але. Они пригнали ее сюда пустую - для чего им нужен был балласт? Объявлять заблаговременно о метеорите они не стали: боялись паники населения, боялись, что их замысел раскусят и не дадут улететь "избранным"…

- Избранным? Но если следовать твоим умозаключениям, этим избранным нужны были бы те, кто станет на них работать, поэтому…

- Поэтому, родная, они эвакуировали не просто пару миллионов жителей - исключительно тех самых избранных, - а без малого миллиард. Это более выгодное соотношение хозяев и рабов, не находишь?

- О, Природа…

Тассатио согласно кивнул:

- И не говори. Но они ошиблись дважды: когда зачислили в "избранные" меня и когда впоследствии, уже здесь, допустили утечку секретной информации.

- Неужели ты теперь хочешь уничтожить и тех, кто остался?

Он диковато посмотрел на нее:

- Я похож на психопата?

- Больше, чем ты себе представляешь.

- Я хочу наказать только тех, кто знал и кто сделал то, что сделал. Можно быть преступником, отправляя тысячные армии на войну. А можно казаться чистеньким, просто вовремя опустив глаза, когда по твоей вине гибнут миллиарды. Не армейских - миллиарды мирных жителей! Твой муж, Танэ-Ра - из этих, из "чистеньких"…

- Но он тоже был молод в то время и…

- Он был достаточно зрел, чтобы понимать, что они делают, - отрезал Тассатио. - Он старше меня, а я почему-то сумел тогда сделать необходимые выводы.

Их сонливую усталость как рукой сняло. Танэ-Ра дрожала от ужаса.

- Какая мерзость… Я не прощу себя за слепоту…

- Причем же здесь ты? И более искушенные не знают многого, а оттого гоняются за мной и моими ребятами, аж высунув от тщания языки! И - заметь - даже не хотят знать, - Тассатио сухо, нехорошо рассмеялся.

- Не останусь я здесь, - сказала жена Правителя, помолчав. - Отправлюсь с тобой, даже если ты будешь гнать меня.

- Я не буду тебя гнать, но ты должна знать, на что идешь. Мы едим, когда придется, как дикие звери. Мы не моемся десятки дней. Мы оцениваем счастье рассветами и закатами. Встретил - уже счастливчик, каких мало. У нас…

- Знаю, прекрасно знаю. Только… прошу тебя, не облегчай жизнь тем, кого ненавидишь! Не марай себя, Тассатио! Если они будут твоими жертвами, то им всё простится, а ты примешь на себя всю дрянь из сточных канав их душ. Пусть они сами отвечают за содеянное!

Тассатио слабо улыбнулся и с нежностью притронулся ладонью к ее щеке:

- Я уже слишком далеко зашел, родная. Пусть меня четвертуют, вкатают в мостовую, пусть сожгут и развеют пепел по ветру, но останавливаться поздно. Такие вещи не делаются без крови.


Тассатио

Той ночью я почти не спал, думая только о ней. Мне казалось, Танэ-Ра не совсем понимает, на что обречет себя в случае побега со мной. Но не оставлять же ее здесь. Нашего ночного разговора хватило, чтобы окончательно понять: все серьезно, и это та самая женщина, которая, видимо, суждена мне. Ничего не поделаешь, остается лишь смириться с предначертанным. Хотя, конечно, с моей "профессией" нужно быть одному - никакой семьи, никаких родственных связей…

Утро изменило мой настрой. Безысходность улетучилась. Снова ожил дух, напоминая о заждавшихся меня приятелях, да и тело заявило о себе желанием чего-нибудь перекусить: мой бедный желудок пустовал со вчерашнего утра, когда я отправился на поиски Танэ-Ра.

Вот было бы здорово свистнуть сейчас их дворцового повара и сделать ему заказ! Представляю его рожу после этого…

Я поцеловал мою красавицу, и она, проснувшись, привлекла меня к себе. Видать, повару вместе со всем остальным миром придется немного подождать.

- Ты спи еще, - сказал я, когда мы наконец угомонились. - Рано. Мне тут нужно кое-куда отлучиться… думаю, примерно на полдня. А потом я вернусь за тобой, родная, и мы потихоньку смотаемся из этого гадюшника…

Она что-то пробормотала и в полусне смешно причмокнула алыми пухлыми губками. Ну просто существо высших сфер! Так посмотришь на это нежное лицо в венце длинных, раскиданных по подушкам волос цвета ночи - и не поверишь, что это она загоняла меня сегодня ночью, а не наоборот…

Во дворце ощущалась какая-то суета. Я ничего не слышал, но такие вещи мне удается чувствовать хребтом. Особенно той его частью, которая лучше всего подходит для поиска приключений.

А-а-а-га-а-а! Так это вернулся венценосный супруг: у портала дворца стояла его повозка.

Нет, я не прощу себя, если, будучи в двух шагах от цели, не сделаю самого главного из-за ничтожного опасения "замараться". Даже не принимая в расчет того, что подумают обо мне сподвижники. Сам себя не прощу. Эта избранная тварь, так называемый Правитель аллийского народа, должен поплатиться.

Ну и позорно же здесь у них организована система охраны. Если бы я знал об этом до встречи с Танэ-Ра, мы с ребятами давно бы уже вынесли к темным силам все действующее правительство, и бунт был бы закончен несколько лет назад. Конечно, не у всех моих сторонников так хорошо развит навык лазанья по отвесным стенам, но это дело наживное.

Прости, любимая, но не могу я упустить такой шанс. Прости, твоим мольбам я не внял. Меня приводит в бешенство уже одно то, что этот негодяй смел касаться твоего тела, обладал им на так называемых "законных основаниях", а ты терпела тошноту и молчала.

Сменив крепление для ножен меча, ради удобства я повесил его за спину, стилет вернул на прежнее место, а потом тем же путем, которым проник сюда - через длинный балкон, - покинул опочивальню царицы.

Правитель был в своем кабинете. Я стоял на узком карнизе, он сначала некоторое время сидел в своем кресле, о чем-то раздумывая и хмуря лоб, а затем принялся расхаживать по комнате их стороны в сторону. Да уж, он не просто старше меня, он изрядно старше. Или просто так выглядит - давненько я его не видел. Бледный, глаза ввалившиеся, как у больного. Но вроде не обрюзг, значит, держать свой меч в руках сможет. Дам ему фору. Ко всему прочему я тоже нынче не в лучшей форме. Будем считать, что мы на равных. Его не охраняют сейчас специалисты-менталы, наивно полагающие, что в дворцовых покоях его жизни ничего не угрожает. На моей же стороне внезапность.

Вдоволь налюбовавшись им через окно, в удобный момент я вломился в комнату, стиснул в захвате его горло - так, чтобы он мог только хрипеть и слегка дышать. Правитель не видел моего лица: я стоял за его спиной, пригнув голову, а зеркало напротив нас отразило лишь надвинутый на самые глаза берет.

- Я вызываю тебя на Поединок, и если ты мужчина, то не посмеешь отказаться!

Я успел полностью проговорить формулировку Вызова. Этого достаточно, чтобы даже политик не осмелился юлить перед древним законом воинов-аллийцев.

Правитель простонал, чтобы я ослабил хватку, а потом запросил себе наблюдателя: по правилам, в Поединке должен участвовать еще как минимум один человек - наблюдатель. Я только усмехнулся, и он понял, что никаких поблажек не будет.

- Знаешь ли ты, Тассатио, что Вызов нельзя бросать главе государства и целителям? - спросил он, потирая горло и обреченно снимая со стены свой наследный меч, когда я наконец выпустил его тщедушное тельце из своих пламенных объятий.

- Знаешь ли ты, что я вообще мог бы тебя тихонько прирезать, чтобы не возиться?

- С тебя станется…

Я позволил ему сделать несколько выпадов, не отвечая на них, просто уворачиваясь. Причем даже не особенно прытко, а меч держа за спиной. Это позволило мне оценить его подготовку. Да, плачевно…

Рубились мы недолго. Лучше бы я в самом деле просто его прирезал: он хотя бы не был обесчещен как наследник меча предков. Кто не умеет обращаться с этой реликвией, тот не имеет на нее права.

Дважды он пытался прибегнуть к ментальной атаке, но также потерпел фиаско. Нельзя так надеяться на силы охранников, надо развиваться и самому…

В конце концов мой противник поскользнулся, и будь это любое другое оружие, он сам бы на него и наделся. Но аллийский меч - не кусок железяки. Он выскочил из его рук и зазвенел по паркету. А я с нескрываемым наслаждением рубанул острием своего Правителю по шее. Вслед за выпавшим мечом с глухим стуком поскакала по полу его голова, а мне под ноги из перерубленных вен и артерий туловища толчками хлынула темно-багровая кровь.

Двери растворились, в кабинет вбежала Танэ-Ра, а за нею протиснулись стражники.

- Тассатио, что ты наделал?! Я же просила тебя!.. - вскрикнула она, остолбенев.

И тем самым лишила меня возможности бежать. Что за мода у этих женщин - сначала орут, потом думают! Ну почему бы ей не вломиться молча и не завыть, как порядочной жене над трупом убиенного супруга, вместо того чтобы называть меня по имени? А я бы тем временем сматывался по крышам, пока охрана выясняла бы, что да почему. На нее никто не подумал бы дурного, а теперь Танэ-Ра запишут в соучастницы. Если я сбегу, тогда и подавно отвечать за все будет она…

Я остался.


Танэ-Ра

Она подскочила с постели, словно за окном ударил раскат грома, возвещая о несчастье. Еще ничего не понимая, царица судорожно оделась и прибрала волосы. Она отчетливо ощущала, что вот-вот где-то рядом случится беда. Причем беда случится с ее отчаянным возлюбленным.

Сердце привело ее к дверям мужниного кабинета. Увидев супругу Правителя в невменяемом состоянии, дворцовые стражи кинулись вслед за нею, а она их даже не заметила.

Ноги подкосились у Танэ-Ра, когда встретилась она взглядом с мертвыми глазами отрубленной головы супруга. Неосознанный вскрик, выдавший их с Тассатио, сорвался с ее уст.

Уже готовый сбежать через окно, Тассатио замер, будто примерз к полу. Держа его под прицелом, стражники с двух сторон оббежали неподвижную женщину и взяли убийцу под арест. Да он и не сопротивлялся, только чуть укоризненно взглянул на Танэ-Ра и, проходя мимо, лезвием вниз подал ей свой меч, к которому не посмели прикоснуться конвоиры.

Спасительный обморок оборвал эту пытку. Царица уже не почувствовала, как упала рядом с трупом бывшего мужа.

Используя свидетельства стражи, придворные сыскари быстро дознались, к кому являлся убийца и от кого перебрался в кабинет повелителя. Танэ-Ра приговорили к домашнему аресту, меч Тассатио изъяли в качестве улики, но вскоре вернули, ничего не объясняя. Ей даже подумалось: уж не намек ли это на желательность ее добровольного ухода из жизни? Ярость вскипела в ней. Не дождетесь!

Меч - это всё, что осталось ей в напоминание о лихом лидере повстанцев. Почти всё. Кое о чем она тогда еще не подозревала.

Дни ее слились в единый поток скорби. Она глядела в зеркало клинка, взывая к его хозяину, и вскоре благодаря откровенному помешательству начала видеть Тассатио в отражении, сидящим в одной из темниц для самых отъявленных врагов государства. Она видела пытки, которым подвергали его соотечественники. Но вот беда - он не мог ее видеть и слышать!


Тассатио

Дорвались. Только так я обозначил бы свои встречи с особо рьяными посетителями. Эти ребята под любым предлогом проникали в мою камеру - держу пари, кое-кто очень хорошо поправил свое материальное положение, впуская их! - и давали волю кулакам, а также ногам, цепям, кнутам и… ну, что там еще бывает из ударно-дробящего? Большинство этих смельчаков я не знал. Наверное, они за кого-то мстили или думали, что мстят. А мне было безразлично. И не только из-за одурманивающих средств, которые вкачивались в меня перед их посещением, дабы я терял ментальные способности и координацию движений, отлично притом чувствуя боль.

Мне было безразлично, потому что я достиг своей цели. Равноценный обмен жизнь лидера на жизнь лидера - по-моему, это честно. Так и должно быть. Лучше и не придумать. И пусть теперь делают со мной, что хотят. Не всякий повстанец в своей кровавой возне под ногами сильных мира сего может рассчитывать, что обезглавит самую верхушку правительства. Обезглавит как в прямом, так и в переносном смыслах. Может быть, это хоть немного уравновесит возмущение мира За Вратами, несколько лет назад получившего жертву в три с лишним миллиарда душ?

Надеясь, что кто-нибудь из моих добрых гостей не рассчитает сил и наконец избавит меня от порядком поломанной тушки, я, пока мог говорить, злил их самыми отборными оскорблениями - на это я был мастак, у меня были отличные учителя из бывшей дворни! Но даже сравнение их мамаш с псовыми самками не помогли моим замыслам, и на последнем издыхании жизнь, как назло, снова и снова возвращалась в тело. Похоже, я сам был как тот пес, на котором зарастает все…

Иногда доза зелья оказывалась почти смертельной, но и тут не было везения: что-то во мне цеплялось за воплощение и уходить не собиралось. Зато в те благословенные часы мне мерещилось, будто со мною говорит она, моя красавица Танэ-Ра. И я даже отвечал ей в полусне…

- Имя твое подобно свисту лезвия, рассекающего плоть, - говорила она мне, возникая рядом в том же обличии, в каком я видел ее последний раз, высокая, стройная, отрешенная. - Я не могу отныне смотреть в твои глаза, но не в силах и отвернуться… Что наделала судьба, так распорядившись нами?

Я тянул к призраку разбитые пальцы и хрипел, указывая на корону, что венчала ее черноволосую голову:

- Вот убийца, стократ опаснее любого злодея!

В ее глазах вспыхивали и любовь, и гнев, и отчаяние:

- Не обманывай себя, Тассатио! И не пытайся обмануть меня. Это оправдание достойно лишь юнца, неспособного отвечать за свои деяния! Жажда власти затмила твои очи, Тассатио. Ты стал преступником, ты стал бунтовщиком в глазах моего супруга. Но теперь ты убил и его…

- Теперь я убил и его, Танэ-Ра… - повторял я.

- Не смей говорить, что из любви ко мне!

- Нет, конечно нет! Разве убивают из любви? Убивают из-за ненависти. Убивают из-за ревности, Танэ-Ра. Но неужели я ревновал? Неужели случилась бы та ночь, если бы у меня был малейший повод ревновать тебя, Танэ-Ра? Ты позволила бы? Откликнулась бы ты на мой призыв тогда, на острове Трех Пещер, Танэ-Ра?

Она бросалась ко мне, пылко хватала за скованные запястья, заглядывала в самую душу синими ледяными морями очей.

- Я не смогу спасти тебя, не смогу. Что ты наделал? Почему ты не бежал оттуда, зачем позволил себя схватить?

И всякий раз я смолкал. Неужели у меня тогда был какой-то выбор? Но что взять с наваждения - оно вопрошает, не слушая ответов…

Не знаю, сколько минуло времени. Думаю, что много, но меня о нем не извещали. И однажды в мою камеру вошел странный человек. Это не было галлюцинацией. Пожилой сухопарый мужчина был реален.

- Может, подождете, когда меня, как обычно, усмирят? - прошепелявил я в ответ на его приветствие.

Но тот и бровью не повел. Он был прост и доброжелателен, насколько это может позволить себе высший сановник, когда хочет что-то заполучить ради своей выгоды.

- Меня зовут Паском, Тассатио. Я был духовным наставником Правителя этой страны.

Мне стало так скучно, что я едва не зевнул, а не зевнул только из-за боли в вывихнутой челюсти. Не хватало мне тут еще всяких духовников! Пусть уж лучше продолжают курочить мою физиономию, чем я стану выслушивать бред просветленных идиотов.

- Постой, не спеши отворачиваться от меня, Тассатио.

- Что ты, девка красная, чтобы я тобой любовался? - я шумно сплюнул ему под ноги.

А вдруг удастся разозлить его? Как шарахнет волной смерти - силищи-то метальной у него ого-го! Так и сочится, как жир из кабанчика на вертеле…

Паском остался невозмутим:

- Я был его духовным наставником по суетной необходимости, но тебе я довожусь учителем в соответствии с законом мироздания, и ничего тут не поделаешь…

Если бы губы мои не были разбиты в кашу, а почти все передние зубы сломаны или выбиты напрочь, я бы посвистел.

- Я знаю истоки твоей ненависти, Тассатио. Твой дух еще чересчур молод и дик, он лишь недавно сформировал "куарт"* для постижения нынешней ступени бытия. Ты во всех своих воплощениях этой реальности находил и находишь себе врагов. И будешь находить, если останешься в этом мире…

_______________________________

* "Куарт" - высшее проявление души. Идеальный дух, единый с сердцем и сознанием, сохраняющий память обо всех воплощениях существа, им обладающего. Проще говоря - "душа-личность".


- Не старайтесь, Паском, или как вас там еще. Кое-кто позаботится, чтобы в этом мире я не остался.

- Ты не понял меня.

- Ну тогда говорите проще.

- Есть вещи, которые в упрощенном изложении выглядят абсурдом.

- А ваши мудрые сентенции абсурдом не выглядят?!

- Послушай. Просто послушай. Убивая, ты забирал себе всю грязь, совершенную твоими жертвами, а они очищались за твой счет. Представляешь, что ты наделал, взяв на себя его вину в смерти трех миллиардов аллийцев, Тассатио? Ты разъярил Мироздание. В твоей душе теперь столько грязи, что это твое воплощение прервется, а новое не состоится уже никогда: "куарт" будет развеян, аннигилирует.

- Потрясающе! А можно сделать это поскорее? Мне до одури надоело созерцать извращения вашего Мироздания.

- И воплощение, и полярный "куарт" твоей попутчицы - тоже…

- Господин духовник, бросьте вы уже это промывание мозгов. Шантажом вы меня ни в чем не убедите. Убирайтесь отсюда.

Паском вздохнул:

- Что ж… Жаль… Я вижу, говорить с тобой, - (Он сделал ударение на этом "с тобой", как будто был кто-то еще.), - бессмысленно.

Тут он оказался прав. Я слишком устойчив к внушению, и его слова не тронули меня. Зачем он приходил, я так и не понял.


Танэ-Ра

Стража у дверей расступилась, пропуская Паскома в покои вдовы Правителя.

- Это вы… - промолвила она и, отвернувшись, продолжила разглядывать что-то на лезвии меча.

Мир таинственного зазеркалья отныне казался ей в сотню раз более притягательным, чем серая и жестокая реальность. Танэ-Ра казалось, что знай и соверши она какой-нибудь древний обряд - и меч откроет ей коридор в мир За Вратами, куда она уйдет и будет счастлива вдвоем с его хозяином. Там, где больше нет никого.

- Что вы видите там, моя царица? - спросил Паском, приближаясь к ее креслу.

Она ответила вопросом на вопрос:

- Это вас мне нужно благодарить за то, что я могу сохранить у себя его оружие, советник Паском?

- Если у нас все получится, то это я буду благодарен вам, прекрасная, за то, что вы сберегли и сей меч, и душу его хозяина.

- Душу его хозяина? - Танэ-Ра захотелось ударить визитера этим мечом. - Душу его хозяина собираются загубить, и вы, советник, примете в том непосредственное участие!

- Он мой ученик, Танэ-Ра! Хозяин этого меча, Тассатио, - мой ученик.

Она изумленно уставилась на советника, не понимая, что он подразумевает под этим словом:

- Ученик?!

- Да. Вы с ним - тринадцатая и последняя пара моих учеников. Вас двоих я обнаружил совсем недавно, равно как и вы с ним совсем недавно обнаружили друг друга. Вот бы чуть-чуть пораньше! Но сделанного не воротишь.

- О чем вы говорите? Что значит "ученики" и почему мы должны были…

- Скажите, Танэ-Ра, во время первой встречи с Тассатио вам казалось то, что вы чувствуете, - мистикой, приворотом?

- О, да, - вздохнула она и, опомнившись, снова слегка пригнулась к коленям. Широкая накидка, в которую она заворачивалась последнее время, была единственной надеждой Танэ-Ра спрятать от чужака самое дорогое, что у нее еще осталось.

- Это не приворот. Я знаю, вы до сих пор не нашли ответа. Это не приворот. Так всегда происходит при встрече истинных попутчиков. Именно потому в здешнем мире существует любовь с первого взгляда на фоне множества иных любовей. Эх, вы с ним были бы замечательно дружной парой. Самой дружной из всех, кого я когда-либо знал. Мне еще не встречались попутчик и попутчица, настолько подходящие друг другу.

А Танэ-Ра вспомнилась фраза Тассатио: "Мы друг друга стоим, Танэ-Ра. Может быть, поэтому и…"

- Но сейчас, Танэ-Ра, вы с ним в беде, - серьезно продолжал Паском, а черные глаза его смотрели с непритворным участием. - Он слишком сильно потряс Мироздание. Наделенный недюжинной удачливостью, Тассатио никогда не проигрывал. А победитель всегда расплачивается за все. Полагаю, в глубине души вы, о мудрая Танэ-Ра, понимаете, о чем я говорю.

Она кивнула. Он задел самую болезненную струну в ее сердце. Может быть, она и не знала всех скрытых механизмов этой системы, но догадываться о причинах и следствиях многих поступков ей было под силу.

Паском встал со своего места и, подойдя ближе, наклонился к ней, а потом почти прошептал:

- Это последнее воплощение Тассатио. Его дух, его личность будут развеяны во время смерти. Они исчезнут навсегда. Их растворит Изначальное без права восстановления. Вас с ним просто не станет. Вас обоих, поскольку вы единое целое.

Все поплыло у нее перед глазами, гортань сдавило спазмом тошноты. Роняя меч, она всхлипнула и покачнулась в своем кресле.

Будто ожидая этого, советник подхватил ее на руки и перенес в смежную комнату - в спальню, - где уложил несчастную на постель. Невзирая на слабое сопротивление, он расстегнул жесткий ворот ее платья, и Танэ-Ра глубоко вздохнула. Паском провел рукой над ее макушкой. Дурнота тут же прошла.

- Простите меня. Я должен был правильно объяснить вам создавшуюся ситуацию. Простите. Да, я знал, что сильно вас напугаю, но должен был сделать это. Несмотря даже на ваше священное состояние.

Он неопределенно кивнул в ее сторону. Танэ-Ра поняла, что теперь она безнадежно разоблачена. Спасительная накидка упала и осталась на полу в соседней комнате, а под тонкими складками платья уже вряд ли спрячешь то, что так хотелось скрывать как можно дольше. Знал бы советник, как она заклинала силы природы, чтобы те не слишком торопили рост новой жизни! Когда несколько лун назад Танэ-Ра поняла, с чем связаны ее утреннее недомогание и еще кое-какие приметы, известные женщинам, несказанная радость ее в тот же миг сменилась смертельным страхом за того, кто заявил о себе внутри ее тела. Это тело скоро начнет сильно меняться, а все, все до одного в городе знают о роли царицы в деле об убийстве Правителя. Ей плевать на косые взгляды и условности того, что трусливые, но похотливые аристократки называют позором, усердно избавляясь от последствий своих грешков путем опасных ухищрений. Но будущего ребенка царицы сочтут бастардом, как только узнают о нем, и оттого изведут еще до рождения. Танэ-Ра стала ждать удобного момента, чтобы сбежать в горы, к сподвижникам Тассатио. Она решила до последнего скрывать свою тягость ото всех во дворце. Однако случай сбежать из-под стражи всё не представлялся. Всюду были глаза и уши бдительных надсмотрщиков и осведомителей. Домашний арест едва ли отличался от настоящего - их роднила невозможность улизнуть. А природа брала свое…

И вот самый сильный и влиятельный противник раскрыл тайну царицы.

- Вы знали! - прошептала она, читая по глазам Паскома и неосознанно прикрываясь руками. В те мгновения Танэ-Ра уже прощалась со своим малышом, и ладони ее со всей нежностью, которую она не успеет ему подарить, в последний раз ощущали игривые толчки его ножки или ручки. - Вы знали об этом…

- Давно, Танэ-Ра, давно. Я ведь целитель. Даже вы еще не знали, когда уже знал я. И это единственное спасение для вашего попутчика, а моего ученика. Я не враг вам, просто вы не очень хорошо оцениваете обстановку.

- Как я могу спасти его?

- Давайте прогуляемся? Я хочу показать вам, что врагов у вас гораздо меньше, чем вы думаете.

Она растерялась. До сих пор погулять ее выводили во дворцовый парк под конвоем, а последние пару циклов луны, когда платье стало предательски топорщиться спереди под грудью, как ни затягивай выпирающий живот, она от прогулок отказалась сама.

- Наденьте что-нибудь… вы понимаете, - советник улыбнулся. - Для выхода в свет. Когда вы все поймете, то сама откажетесь от этих глупостей.

Танэ-Ра нашла в своей гардеробной широкий шелковый плащ до самых пят и закуталась в него. По выходе из комнаты Паском что-то коротко бросил страже, те вытянулись в струнку, а советник с улыбкой вложил руку спутницы себе под локоть.

- Вы так бледны… Я уверяю вас, переживать не нужно, Танэ-Ра.

Они покинули дворцовый комплекс. Танэ-Ра старалась пониже опускать голову, покрытую капюшоном. Так они добрались до оживленного центра Колыбели.

- Так нужно, - шепнул Паском, сбрасывая с нее капюшон, и царица пожалела, что забыла снять золотую диадему, теперь наверняка сверкавшую на всю площадь.

Люди один за другим поворачивались в их сторону. Танэ-Ра неосознанно прижалась боком к Паскому, а тот по-прежнему улыбался. Взгляды прилипли к ним, и ей хотелось зажмуриться, чтобы не видеть того, что сейчас произойдет. Ей хотелось зажать уши ладонями, чтобы не услышать проклятий, которые посыплются отовсюду.

- Танэ-Ра! - пробежал ропот в толпе.

Открывались окна, уличные торговцы останавливали работу. Несколько человек отделились от большой компании у магазина и медленно, будто зачарованные, направились к ним. Танэ-Ра ощутила, что стоит одна: подлый советник струсил и отступил, бросив ее на растерзание толпы.

- Танэ-Ра!

Горожане были уже рядом. Танэ-Ра не выдержала и закрыла глаза. Ее колотило, но она продолжала стоять, гордо выпрямившись. Так ее научила жизнь.

И вдруг она ощутила, как чьи-то пальцы коснулись ее рук. Осторожно, трепетно.

Распахнув ресницы, она увидела, что подошедшие опускаются на колени и нерешительно тянутся к ней, шепча ее имя. Паском стоял в отдалении - она нашла его взглядом. Стоял и, улыбаясь, наблюдал.

И вот один за другим люди стали подходить к ней. В их глазах было восхищение. Одни кланялись, другие опускались перед нею на колени, как те, первые. Из домов выбегали все новые и новые жители. Многие женщины, старые и молодые, плакали.

- Да не иссякнет солнце в твоем сердце, Танэ-Ра! - проговорила одна из них, совсем почти старуха, подойдя близко-близко, чтобы коснуться краешка ее плаща…

…Обескураженная, Танэ-Ра позволила своему провожатому увести себя, а люди за их спинами все не расходились. Наверное, они сочувствовали "бедной вдове" в ее горе?

- Советник, разве они ничего не знают?..

- Как раз наоборот, - тихо засмеялся Паском. - А теперь скажите, моя царица, согласны ли вы собрать в кулак всю вашу волю, забыть об отчаянии и учиться тому, что вам необходимо постичь ради спасения нашего с вами Тассатио?

Она обернулась. Жители стояли на своих местах, глядя им вслед. Вопль радости пронесся по площади, когда они снова увидели ее лицо. Танэ-Ра набрала полную грудь воздуха, развернула плечи и счастливо воскликнула:

- Конечно, господин Паском! Конечно, я согласна! Даже если ради этого мне сейчас придется лазать по стенам дворца.

Паском, торжествуя, щелкнул пальцами:

- Вот такой должна быть истинная попутчица самого моего отчаянного ученика! Огорчу вас, Танэ-Ра: я не смогу спасти его от казни, да и нельзя этого делать, иначе он ничего не осознает. Сейчас или никогда. В моих силах повлиять на решение судей в нужную нам сторону. Мне нужно направить Тассатио. Но только направить, чтобы принятое решение казалось ему собственным. Он должен совершить поступок грандиозных масштабов, который искупил бы его прошлые преступления. Он всегда был в конфронтации с миром, и мир платил ему той же монетой, подыгрывая в мелочах: оттуда его феноменальная везучесть. Но при этом он лишался того главного, что должна постигать душа, приходя в физический мир. Искупив вину, Тассатио погибнет, и вот в миг его смерти мы с вами, Танэ-Ра, должны будем привлечь его душу в новое тело.

К тому времени они достигли пруда в уединенном парке, где не было лишних глаз. Духовник осторожно провел ладонью по ее животу, где в ответ ему тут же забарахтался малыш, словно что-то понимая.

- В тело вашего с ним сына, Танэ-Ра.

- А если это дочь? - спросила царица.

- Нет, - покачал головою Паском, - поверьте мне, царица, здесь отчетливо мужская энергия. Да, нам будет непросто, вам придется здорово поднапрячься в обучении тому, чему многие учатся по нескольку лет, а то и десятков лет. Но природа вам в помощь: беременные женщины гораздо более открыты для постижения этого мира, чем все остальные. Уязвимы, но и открыты. Вы не беспокойтесь, защитить я вас смогу. Ваше дело - только учиться.

Танэ-Ра распутала завязки плаща и, сбросив его на руки советника, с вызовом приподняла бровь:

- Ну так что же тянуть? Приступим!


Тассатио

У них все напоказ. Ради театрального представления, которое они почему-то дружно зовут "судебным процессом", эти придурки даже прислали в мою камеру лекарей. Один восстановил мне недостающие после теплых встреч с гостями зубы, второй, хирург, поправил мой портрет, а заодно залечил пару неприятных вывихов, из-за которых в суставах уже начиналось воспаление. Теперь я мог доползти до площади, не скрипя костями, да еще и улыбаясь во все тридцать два имплантата. Да здравствует естествознание!

Словом, перед трибуналом я предстал прямо как новенький, хоть затевай все сначала. Правда, триумфальное шествие повозки с моим телом едва не омрачилось по дороге несколькими фортелями, которые наверняка устроили мои друзья-подстрекатели. Кто-то пытался отбить меня у конвоя, лез прямо на дула атмоэрто и вообще всячески осложнял жизнь городской страже. Но насколько я понял, на этот раз обошлось без жертв.

За оцепление на площадь никого не пускали. Но зато когда меня извлекли наружу, со всех сторон поднялся дикий рев. Признаться, на мгновение душа моя ушла в пятки. Знаете ли вы, что такое беснующаяся толпа? Нет? А я знаю…

Мое дело слушалось недолго. Имя Танэ-Ра не фигурировало нигде. Не было на процессе и ее самой, слава Природе!

И вот наконец дошло до главного.

Со своего места поднимается первый судья и зачитывает приговор:

- Ввиду того, что когда-нибудь и приютившая наш народ планета может пострадать от того же, от чего погибла родная нам Ала, а мудрость великой цивилизации забудется потомками, как забывалась уже не единожды, мы повелеваем…

Встает другой судья и ровным тоном посвящает всех в условия этого странно пространного приговора:

- Поскольку перемещения на Алу посредством телепорта "куламоэно" невозможны теперь ниоткуда в связи с ее гибелью, мы жертвуем одним межпланетным судном, на котором отправим на нашу родину обвиняемого Тассатио. Он сможет искупить свою вину, оставив на Але предупреждение для потомков.

Настает очередь третьего судьи читать свой эпизод решения заседательной комиссии:

- Предупреждение это должно быть материальным, заметным и бросаться в глаза. Оно должно быть таким, чтобы это побудило забывших свое прошлое жителей Пристанища искать корни их расы, размышлять о ее происхождении и почитать родину, взрастившую миллиарды их пращуров за множество поколений человечества. Великий созидатель Тассатио должен сотворить на Але имя нашего народа на универсальном языке искусства.

Я чуть с помоста не рухнул. Экий высокий штиль, рехнуться можно! Пииты сочиняли мне приговор, не иначе! Толпа безмолвствовала, внимая.

И вновь заговорил первый судья:

- Лишь в этом случае мы сочтем его раскаяние правомочным и не предъявим обвинение его соучастнице, чье имя в интересах следствия не фигурирует в судебных протоколах, - он как-то нервно окинул взглядом колыхавшуюся за оцеплением людскую массу. У меня мелькнула дикая по своей неправдоподобности мысль, что имя соучастницы не фигурирует в их протоколах не только в интересах следствия. - Имя же Тассатио в списках Храма Аллийцев будет очищено от обвинения и обновлено.

Спасибо, сердечные! До смерти не забуду. Уважили так уважили!

Ну все, теперь дружные овации, на поклон - и по домам.


После 267-й ночи

Стало немного легче. Тошнота из-за недавних перегрузок и невесомости неохотно отступила: включилась система гравитации. Сама включилась. А может, по их указке.

Я смог выкарабкаться из кресла и доковылять до иллюминатора.

Назад, на ту проклятую третью планету, смотреть не буду: я дал себе этот зарок еще в тюрьме, за день до приведения в действие приговора. Не буду - и все.

Бесконечное черное пространство без верха и низа, без "право" и "лево". Словно россыпь пластинок слюды, впаянных в черное вулканическое стекло, то дальше, то ближе посверкивают звезды. Миры, миры, миры... Отсюда все выглядит иначе, но узнаваемо. Пропади оно все пропадом, кроме вон той... Сверлит меня единственным красноватым глазком, ждет... Моя родина, моя Ала, Горящая... Да иду я, иду! Что ты такая нетерпеливая?

Вспомнился последний штришок заседания по моему делу. Я слышал краем уха, как судьи совещались, погружать или нет меня в сон во время перелета. И приняли решение не погружать. Да и то верно: если за столько времени в камере-одиночке не свихнулся, то чего уж тут…


После 270-й ночи

Иногда мне казалось, что я все-таки постепенно схожу с ума. То, что я привык к замкнутому пространству в тюрьме, еще ни о чем не говорило. Там же у меня не было осознания, что камера моя мчится через громадные расстояния в космическом вакууме.

Я только теперь сообразил, что по-прежнему веду отсчет от той ночи... Но та ночь достойна, чтобы вести от нее последний отсчет.

Впервые в жизни не бунтую.

Обрати внимание, ты уже разговариваешь с собой.

Впрочем... с кем еще мне говорить в этом челноке? Ближайший разумный источник сейчас, наверное, уже в четырех биллионах ликов от меня. Связь - односторонняя.

Я счастлив тем, что больше никогда не увижу ни сородичей, ни синюю планету. Неласковый, полный опасностей и совсем еще дикий мир приютил нас, но не стал мне ближе и понятнее. Да, там прекрасные горы, безбрежные моря, полноводные реки. Саэто сияет ярче, а по утрам заря, свет которой заливает новые города, тиха и нежна, как вздох младенца. Но я не хотел замечать этого, я подавлял в себе любое теплое чувство к Пристанищу. Это была бы измена моей родной планете...

Небо, небо... Рубин, освещенный Саэто, стал сегодня еще ярче. И еще больше. Сколько же еще ночей до него? Пять? Шесть?


После 272-й ночи

Воля начала изменять мне. Я едва не увидел сегодня сон (я запретил себе сны!), а проснувшись, едва не посмотрел в ненавистный задний иллюминатор. Сородичи наблюдают за мной, и я не желаю выказывать им свою слабость.

Сегодня рубиновый шарик в иллюминаторе астронавта-смертника стал еще больше. Ала ждет меня...

Проклятье. Ноет что-то в груди. Сердце? Робость? Наконец-то я узнал, что это такое, если это оно. Правда ли я боюсь увидеть то, что сегодня начало было мне сниться? Своими глазами узреть картину, с которой ни в какую не хочет примириться разум?

Оу, братишка, это смешно! И нелепо. Смирись, ты это все равно увидишь, очень скоро увидишь!


273-я ночь

Решил не спать. Свет в челноке автоматически отключался в определенные часы, но я прекрасно вижу и в темноте. Как все бывшие заключенные. Мне ли жаловаться после стольких циклов, проведенных в одиночке?

Тот человек, который приходил в мою камеру не для того, чтобы свести со мной счеты, а вообще непонятно для чего, сказал мне сущую ерунду. Я ему не верю. Будь он прав, я бы помнил хоть что-то о каких-то прошлых своих злодеяниях, а я не помню ничего. Значит, ничего такого не было. Прожив единственную жизнь, все умирают безвозвратно, кто-то раньше, кто-то позже. Мне вот выпало раньше. Но я не жалуюсь. Не всякому есть что вспомнить даже в девяносто лет, а я могу надиктовать на сотню романов в свои тридцать четыре.

А еще мне представилась возможность вырваться и умереть на родине, что я и сделаю, как только прилечу. Неужели они думают, что я кинусь исполнять их дурацкие, больше похожие на розыгрыш, условия?!


После 274-й ночи

Шар Алы занимает все пространство во всех фронтальных иллюминаторах челнока.

Наверное, теперь эти недоноски жалеют, что дали мне шанс. Да я подох бы от зависти, глядя на себя оттуда, откуда молча взирают сейчас на меня они. Увидеть родину хотя бы напоследок!

"...Великий созидатель Тассатио должен сотворить на Але имя нашего народа на универсальном языке искусства".

Как бы не так! Пафосные идиоты! Дайте лишь ступить на рыжевато-бурый грунт, погладить высохшую траву... все равно запасов воздуха хватит ненадолго. Веселенькую смерть уготовили мне сородичи! Сделаю я все, что от меня зависит, как же!..


По прошествии 3-х часов

Я сделал бы это, сделал. Клянусь всем святым, если оно есть! Но все пошло не так, как я рассчитывал.

Челнок грохнулся в пыль как раз посреди руин города. Моего города, Гатанаравеллы. Они сделали это нарочно, ублюдки, они специально рассчитали место приземления, чтобы даже если я не сдурею во время перелета, то наверняка тронусь умом по прибытии.

Когда багровые клубы осели и улеглись, а рыжий туман рассеялся, я понял: из всех построек остались только самые большие наши храмы. Темные силы! В каком виде они были!..


*  *  *

Я выкарабкиваюсь наружу, тяжело дыша в свой шлем - больше от волнения, нежели от плохой подачи кислорода, который нужно беречь.

По правую руку от меня в почве зияет дыра - почти идеально круглая, пятьсот-семьсот тысяч ликов в диаметре, со вздыбленными краями - как огнестрельная рана на трупе.

Слева, за меньшим храмом, плюется огнем гора. Гигантская, даже на таком расстоянии видно, что гигантская. До катастрофы ее не было. В застывающей лаве тонут руины того местечка, в котором когда-то был парк. Помню, именно там я ваял свои самые лучшие скульптуры, когда был молодым и глупым.

Здравствуй, моя мертвая Ала! Чего молчишь?!

Смотрю под ноги и обливаюсь ледяным потом: ни сухой, ни замороженной, ни живой травы нет под подошвами моих громадных сапог. А я самонадеянно ожидал потрогать ее напоследок... Прежде, чем сдеру с себя шлем...

Впервые за эти годы я пользуюсь своими способностями не с целью разрушения и понимаю, что теперь наверняка обречен на кошмары.

Я вижу, как после страшного удара метеорита сокрушается все. С Алы срывает покровы, воду, воздух, куски скал. И все это швыряет в никуда, в ледяную пустоту.

Скоро мы с вами встретимся, сородичи, принявшие смерть и не изменившие Але...

Порывом ураганного ветра меня сбивает с ног. В защитном костюме не понять, холодный он или раскаленный. Еще узнаю. Обязательно узнаю.

Я кубарем качусь с пригорка, надеясь, что случай хлопнет меня о какой-нибудь камень, расколет шлем - и все кончится, не начавшись...

Тусклый Саэто в небе тоже кувыркается перед глазами. Маленький и злобный желтый карлик...

Я лежу, распластавшись в пыли. Мне легко, я не чувствую своего тела - вообще.

"...Твоя звезда ждет тебя!.."

Лежу и просто смотрю на буровато-серебристый неровный шар, что всплывает над горизонтом по другую сторону садящегося за вулкан Саэто. И если светило напоминает мне костлявый кулачок уродца-лилипута, то это холодное небесное тело похоже скорее на воплощенную Смерть, величественную и неизбежную. Она даже не утруждает себя запугивать. Нависшая надо мной Смерть знает, что скоро получит всё.

У Алы никогда не было спутников... Или это один из тех осколков метеорита, собратья которого убили наш мир? Миллионы лет назад таинственно взорвалась соседняя планета. Существуют легенды, что там жили наши предки. И вот часть ее, плоть от плоти, догнала нас, а мы не ждали.

Я переворачиваюсь на бок, подтягиваю колени к подбородку и теряю сознание после нескольких бессонных дней и ночей.


После неизвестно какой ночи

Я намеренно теряю счет времени. Пусть бесятся, глядя на меня.

Отбросив прочь вероломно закравшееся (спросонья!) воспоминание о прекрасном теле Танэ-Ра, я поднимаюсь и иду к челноку. Живот сводит от голода, но, что удивительно, желание близости с женщиной еще сильнее.

Не избыть человеку звериных инстинктов... Со дня на день помирать, а тут ему, видите ли, сладенького захотелось!

За "завтраком" я уничтожаю половину оставшихся запасов еды.

Нет, теперь-то я сделаю то, что мне приснилось и на что меня надоумил тот внезапный вихрь. Я сделаю это не для них, нет. И не для пафосного жеста, ибо я и знать не хочу никаких "потомков", в назидание которым все это затевалось. Я оставлю этот знак ради своего мертвого города. А потом сдохну и больше уже никогда не буду лицезреть грандиозную психушку под названием "мир".

И это правильно, верно, справедливо - плоть от плоти... Я вышел с этой планеты, я имею право остаться здесь, как те три с лишним миллиарда, вычеркнутые какой-то мразью одним взмахом пера…


Кажется, спустя еще одну ночь

Смотрю на индикаторы. Воздуха у меня осталось чуть больше, чем на семьдесят часов. Нужно спешить. Жаль, пища у меня закончилась. Плевать, управлюсь и без нее! Поняли вы, ублюдки?!

Я показываю неприличный жест обзорным камерам, которые немо пялятся на меня из ниш в обшивке челнока. Уверен, что сородичи наблюдают за мной постоянно...

До самого заката я хозяйничаю на скале, что правее городских руин и малого храма. Собирая в кулак все силы, концентрируюсь, поднимаю тучи пыли и мелких обломков, однако отсекаю лишнюю породу от будущего постамента. Давно я не работал с таким количеством энергии! Незримый мир возмущен, пылают ультрамарином спирали Перекрестка. Я теперь вне всяких законов - "тонких" и человеческих. Вот она - свобода!

Доволен, братишка Тассатио?

Основание готово. На рассвете примусь за детали. Не так-то это просто - ведь расстояния умопомрачительны...

Меня мутит от голода. Забравшись в челнок и прочитав сообщение, что воздух в нем исчерпан, я почти готов отрезать себе руку или ногу, изжарить и сожрать.

Я смотрю на свое начатое "творение" со стороны. Оно освещено спутником. Мертвенный свет придает ему необъяснимое величие. Или это я уже нафантазировал себе это величие? Что ж, по крайней мере, это лучше, чем непрестанно думать о еде...


Утром

Теперь я знаю, что это будет. Это веселее, чем неприличный жест перед камерой. Навсегда уходя в мир За Вратами, я посмеюсь над тем, как сородичи станут метаться от досады, не в силах изменить каменный лик. А он будет бессловесно взирать на них с багровой поверхности агонизирующей Алы...

Полдня я трачу на выламывание и выветривание породы вокруг основания, зато головной убор получается точно такой, какой носили у нас высокопоставленные особы во время важных церемоний.

Работаю теперь все медленнее: сильно кружится голова, от бессонницы трудно концентрироваться, да и кислород нужно беречь.

Думаю, они все еще не поняли моих замыслов. А меня будто охраняет покровитель вдохновения созидателей, ибо голод во второй половине дня притупляется. Сердце мое ухает от силы раз десять за минуту, но мозг работает четко и отлаженно.

Когда начинает темнеть, я заканчиваю уже глазницу. Жаль, что ночью много не поваяешь: пыль даже днем мешает несказанно, а во мраке и подавно не сориентироваться. Создавай я абстрактное лицо, это было бы еще полбеды, а здесь нужна точность.

Все труднее вытягивать из мира и перераспределять в своем теле струны двух главных энергий...

Интересно, что одну и ту же технику я использую и для того, чтобы уничтожать, и для сотворения. Вот так всегда в моей дурацкой жизни...


13 часов до окончания воздуха

Легкие горят, горят глаза. Я дышу уже больше каким-то дерьмовым осадком со дна последнего баллона.

Время от времени я ощущаю себя стоящим на возвышенности. Мне приходится помогать себе руками, взгляда уже не хватает. Ладони - дополнительный источник, принимающий силу. Камень едва слушается меня...


*  *  *

"...Имя твое подобно свисту лезвия, рассекающего плоть", - говорит она мне.

Я смотрю на корону, венчающую голову Танэ-Ра, корону, что ныне венчает голову моего каменного творения, и шепчу: "Вот убийца, стократ опаснее любого злодея!"

Я не хотел короны, я хотел только ее. Безраздельно.

Последний взгляд в любимые синие глаза - и я один в темнице. Это было наваждение о наваждении. Теперь, здесь, на Але, эти каменные глаза безмолвно смотрят в небо...


*  *  *

...Тут картина сменяется. Мне привиделось то, что будет через тысячи, а может даже через миллионы лет там, на планете-Пристанище. Всё зря. Всё зря. Нас забудут, все наши жизни и смерти просто канут в небытие. Глядя на отголоски, оставленные нами, они не поверят, что это были мы. Время и стихия исказят и лик моего предсмертного творения, его рукотворность уже не будет в те дни столь очевидна, как ныне. В нее тоже не будут верить…

Так что же, пропади оно все пропадом, что же останется от нас?!

Я выныриваю из кошмара. К чему вся эта возня? Любой на моем месте после такого откровения опустил бы руки, а я снова напрягаю тело и поднимаю их. Незримая волна вспарывает ее щеку...

Темные силы! Я не брал последнего слова, потому что мне не хотелось ни с кем из них говорить... А теперь разве мне не будет простительна пусть не первая, но точно уж последняя в моей жизни сентиментальная глупость?!

Не знаю, чем я дышал все эти минуты. Может статься, не дышал вовсе.

Я разожмуриваю сначала один, потом - другой глаз и вижу бесформенное возвышение на щеке скульптуры. И я точно знаю, каким оно выглядит для них.

Вытянутая капля катится из ее правой глазницы. Единственная слеза.

Ноги подкашиваются, я падаю в ложбинку между носом и верхней губой изваяния. Эта ложбинка в сравнении со мной - глубокий каньон. Пытаюсь выкарабкаться, но дышать уже нечем.

Кажется, лицо мое само, вопреки моей воле, поворачивается в сторону большой голубоватой звездочки, которая мигает в отсветах потухающего вулкана.

Ну, кто кого, аллийцы? Сейчас-то я выясню, какой тут ветер...

Я отстегиваю и срываю шлем.


Танэ-Ра

- Помогайте, помогайте мне, царица! - заклинал Паском, совершая какие-то манипуляции над ее разрываемым болью телом.

И, давясь криком, она шептала слова призыва души, а потом снова скатывалась в обморок. Снова и снова Учитель возвращал ее, заставляя продолжать и бормоча вместе с нею.

- Он очень далеко, очень далеко от нас, Танэ-Ра, и поэтому нам нужно выложиться без остатка, чтобы его "куарт" услышал нас! Помогайте мне!

Она уже не боялась смерти и небытия. Она была согласна на окончательную гибель, лишь бы прекратились эти пытки. Что-то шло не так, Танэ-Ра чувствовала, как еле сдерживает панику Паском, всегда спокойный и самоуверенный.

- Что происходит? - не стерпев, зарыдала она.

- Кажется, он потерял путь…

- А мой сын? Что там? Ну говорите же!

- Нет сердцебиения.

Танэ-Ра выгнулась в судороге. Так подступает Изначальное, карая всех - заслуженно и незаслуженно.

- Помогайте мне, Танэ-Ра! Не смейте отвлекаться! Продолжайте звать его!

Выкрикивая слова, которые отказывался понимать разум, она впилась руками в свои бока и вытолкнула из себя нестерпимую боль. Сквозь какую-то пелену увидела советника. В его руках лежало что-то безжизненное. Ее сын умер, ее сын родился мертвым…

- Пропади ты пропадом, проклятый разбойник! - едва ли соображая, что несет, заверещала Танэ-Ра. - Я вызываю тебя на Поединок! И если ты мужчина, то не посмеешь отказаться!

Паском вздрогнул, и тут же с его стороны донесся требовательный вопль болотного кота, застигшего врасплох соперника на своей территории.

- Ты действительно… самый невероятный мой ученик, Тассатио, - качая головой и протягивая орущего, как оглашенный, младенца Танэ-Ра, с облегчением проговорил духовник. - Отныне тебя будут звать Алэ - Горящий. И да сотрутся деяния мятежного Тассатио из памяти твоей, мой мальчик!

- Благодарю, - прошептала царица, заглядывая в серые глаза сына. - Мне было бы невмоготу называть его прежним именем, к тому же зная…

- Да, - перебил Учитель. - Алэ теперь многое придется вспомнить. А вам, моя царица, - забыть. Хотя бы на время этой жизни.


Постскриптум

Спустя тысячелетия человечество вновь обретет многие из основательно позабытых техногенных способностей и выйдет в Космос - к ближайшим планетам Солнечной системы: Луне, Марсу, Юпитеру...

Спустя тысячелетия люди будут в задумчивости разглядывать фотографии, переданные марсианскими модулями на Землю, и до остервенения спорить - творенье ль рук человеческих перед ними, или причуда Природы, игра света и теней.

Одно можно сказать с уверенностью: рука человеческая не способна создать это. А на что способны разум и воля - рассудит время...


Ноябрь 2000 г. - июль 2011 г.            

 nervana.name
√ Библиотека


Загрузка...

Твоя Йога Книга для тех, кто хочет, готов и будет меняться KrasaLand.ru Слова и Краски