Уша Джон

ОПАСНАЯ СВЯЗЬ



         "Любовь может быть для меня таким разрушительным фактором. Мне ненавистно быть связанной узами кодекса традиционного поведения. Как прекрасно становится все, когда он со мной", - думала Лепакши, глядя на синеву неба и уходящие за горизонт горчичные поля, покрытые желтыми цветами.
         - Встретимся вечером в твоей комнате? - Он увидел удивление, написанное на её лице, и хитро улыбнулся.
         - Дорогой Амин, я не нахожу слов. Ты же знаешь, что это невозможно. Сколько раз ты мне задавал этот вопрос, и сколько раз мне пришлось повторять все то же самое.
         Он все еще её обнимал. Они сидели у гробницы монумента эры султанатов, стоящей рядом с её большим домом. Он хотел её поцеловать, но она высвободилась из его рук.
         - Моя мать вот-вот может вернуться.
         - Давай встретимся вечером.
         Она посмотрела в его глаза. Они были умоляющими и полными любви.
         "Это просто как осада. Чем больше я противлюсь, тем больше он настаивает", - подумала она. Его щека была рядом с её лицом, а пальцы легко сжимали её талию.
         - Я хочу, чтобы ты решила прямо сейчас, - мягко сказал он.
         Она была знакома с ним уже примерно год. Это верно, было много неудавшихся моментов, когда она жаждала близости с ним, и наконец она этого достигла, но все же...
         - Ты решила?
         - Да, но если...
         - Если нас поймают, я выражу самое искреннее желание моего сердца...
         - Ты не веришь в мою честность, мою смелость?
         - Лепакши, я люблю тебя. Я отдался моим чувствам не задумываясь и я счастлив. Я никогда не сдерживаю своих чувств, но что-то в тебе противится мне, - сказал он на чистом урду. Он всегда говорил с ней на урду, потому что он верил, что это язык великих любовников и поэтов.
         - Проблема с моей мамой. Она даст мне лучше умереть, только бы я не была с тобой...
         Лепакши была одновременно полна радости и страха. В её голове роились самые противоречивые мысли. Внезапно его идея не показалась ей нелепой. Им надо было встретится сегодня... Им больше не представится возможность быть одним в её спальне. Она будет благодарна богам (или кому-то еще), которые решают наши судьбы, если они удержат в секрете от её семьи эту встречу с ним. Ни Нарин и ни её родители ничего не заподозрят, если они будут очень осторожны.
         - Это будет довольно увлекательное приключение, - прошептала она. - Точно как в сказке.
         - Да. Я принц, а ты принцесса, заколдованная своими заинтересованными только в деньгах родителями. Я прихожу и похищаю тебя от твоего жестокого жениха.
         - А, бегство от действительности! Какое замечательное укрытие от грубой реальности! Знаешь, я не считаю его своим женихом. Да и видела-то я его всего один раз. Он меня совершенно не интересует, - она посмотрела на часы. - Я опаздываю. Мне надо идти.
         - Позволь мне пойти с тобой. Я хочу встретиться с твоей матерью, молить её, чтобы она разрешила мне на тебе женится.
         - Нет, это будет неразумно. Это лишь заставит моих родителей еще строже за мной следить. Амин, она никогда не согласится на твое предложение. Она никогда не признает этой связи индуистки и мусульманина. Потрясение от встречи с тобой, твое неожиданное предложение - все это может привести к сердечному приступу.
         - Ты для меня единственная в жизни. Как я буду жить без тебя?
         - Любовь становится крепче и длится дольше, если на её пути встречаются препятствия.
         - Я принял решение. Я встречу тебя сегодня в 9 часов вечера. Я буду ждать тебя возле гранатового дерева.
         - Ты все замечаешь, не так ли?
         - Не только тебя, но и все вокруг, касающееся тебя, заслуживает моего самого острого интереса.
         Она смотрела, как он шел к автобусной остановке. Потом она медленно повернулась и направилась домой.
         В гостиной Наина стирала пыль с мебели. Лепакши подумала: "Почему это старая женщина была подозрительно равнодушна к её еженедельным "визитам на почту"?".
         У себя в комнате она поискала "Мои несколько миров" и удивилась, не найдя книгу на ночном столике. Спустя некоторое время она перестала её искать и начала вышивать салфетку. Она ненавидела вышивание.
         - Ох, какая скука, - воскликнула она в гневе. - Не могу понять, почему мама отправила меня в колледж, если она знала, что в конечном счете превратит меня в вышивальщицу, способную вышивать на всем - салфетках, наволочках, носовых платках. Все эти бесполезные вещи предназначены для моего нового дома, в котором я буду жить с совершенно незнакомым человеком!
         Разговор за ужином не был таким сдержанным, как она ожидала. Нарен выиграл в клубе матч в настольном теннисе, и это пробудило в домашних большое оживление. Лепакши заставила себя слушать, что говорил брат, и притвориться, что ей это было интересно.
         Её сердце быстро забилось, когда, поглядев на часы, она увидела, что было уже 9 часов. Ей хотелось, чтобы волнение, которое она испытывала, утихло. Со стаканом в руке она направилась к холодильнику. Она увидела, что Гопал уже начал готовить себе еду в кухне, и сказала, чтобы он пошел в столовую убирать со стола. Удовлетворенная тем, что она от него избавилась, она пошла на свидание с Амином. Он снял свои туфли, и на цыпочках они пробрались в её комнату. Когда Лепакши вернулась в столовую, все уже пили кофе. Она отказалась пить свою обычную чашку горячего молока на ночь.
         - Почему? - спросила её мать. - Ты выглядишь усталой, чашка молока тебя взбодрит.
         - Я не устала, просто хочу спать, - ответила она, взяв два мандарина со стола, и вышла из комнаты.
         В гостиной она увидела "Мои несколько миров" на диване. Все время мама жалуется на то, что у неё так много работы, и все же она нашла минуту, чтобы взять книгу с моего столика, - подумала она, подбирая книгу. Из всего того, чем она владела, она больше всего любила свою библиотеку. Она не могла даже заставить себя одолжить кому-либо одну из своих книг. Спокойно и уверенно она медленно поднялась по лестнице в свою комнату, но сердце её бешено стучало.
         Амин стоял в центре комнаты, задорно смеясь, как мальчишка.
         - Я тебе принесла мандарины.
         - Спасибо. Я просто сам не свой... Все время я погружаюсь в какие-то фантазии... Даже не помню, что я ел в обед. В общежитии все заняты зубрежкой. Я был единственным человеком, то и дело смотрящим на часы, как нетерпеливый сумасшедший любовник!
         Они тихо засмеялись. Затем она заложила дверь и сдвинула занавески так, чтобы они не пропускали никакого света.
         - Ты что, делаешь все, чтобы даже совы и летучие мыши не могли сюда заглянуть?
         - Совы - это мои родители и брат, а летучие мыши - это слуги.
         Она включила стоящую на столе лампу с синим абажуром, а остальной свет выключила.
         Сев на кровать, она наклонила голову и посмотрела на него. Это был взгляд не столько кокетливый, сколько любопытный и живой. С улыбкой, пожав плечами, чуть охрипшим и доверчивым голосом она прошептала:
         - Что мы теперь будем делать?
         Он сел рядом с ней:
         - Заведем в знак протеста роман..., точно так, как в моих фантазиях.
         - А я-то думала, что мы просто посидим как паиньки и поговорим о космонавтах, высадившихся на луну, - сказала она с притворной строгостью.
         - Чтобы доказать, что мы сошли с ума?
         - Чтобы доказать, что Шекспир был прав, когда он сказал, что любовники и поэты сумасшедшие, - засмеялась она.
         Лепакши слегка задрожала, когда Амин обнял её и прижался к её губам. Это было восхитительно, даже страшно, поскольку всё её тело пробудилось и ожило без её ведома. "Почему он так не целовал меня, когда они болтали о том и сем, сидя у гробницы?" - думала она.
         - Ты даже лучше, чем пери, какой я тебя воображал.
         Они услышали шаги. Кто-то шел в соседнюю комнату. Затем снова послышались быстрые, легкие шаги. Лепакши задрожала от страха. Они лежали в постели. Его губы были прижаты к её губам, а руки медленно ласкали тело. Вскоре к двери подошла мать. Нетерпеливо стуча, она потребовала "Мои несколько миров". Они услышали, как Нарен сказал:
         - Не беспокой её. Она спит.
         - Сита, спустись вниз сию же минуту. Я потерял очки, - позвал маму отец.
         - Иду, иду, Чину, - вскричала она, но все же продолжала стучать в дверь.
         После нескольких секунд Лепакши сумела собраться с духом и сонным голосом спросила:
         - Кто это? А, мама?
         - Лепакши, дай мне книгу Перл Бак. Я её все утро читала. Я хочу читать её сейчас. Твой отец занят своими бухгалтерскими счетами, а я не могу спать при свете.
         - У меня её нет. Я сама её утром искала. Ты уверена, что книга не лежит где-нибудь в твоей спальне?
         - Да дай ты ей поспать, мама, - гневно закричал Нарен. Ему не терпелось дождаться, чтобы мать ушла и он мог закурить сигарету.
         - Обещаю тебе, что я поищу её завтра, - заверила её Лепакши.
         Сита рассерженно пробурчала:
         - Как это можно считать детей ангелами, когда они не готовы даже помочь? Мы жертвуем все ради них, а они так на это отвечают!
         - Похоже, что твой ответ разгневал твою мать... Что она сказала на тамильском?
         - Мама всегда принимает все слишком серьезно. Она из малого делает что-то большое, - ответила Лепакши. - Тебе не надо о ней беспокоиться.
         - Все будет в порядке, если мы будем осторожны, - заверил он её.
         Она почувствовала его поцелуи на своих щеках, шее...
         Они весело перешептывались. Амин рассказал ей пикантную шутку, и она смеялась в подушку, чтобы их смеха никто не услышал. Потом он сел и начал искать свой пакет с сигаретами.
         - Ух! Ну и жарко! - воскликнул он.
         Лепакши прошла через комнату к окну, раздвинула занавески и открыла окно. Воздух был насыщен влагой... Она глядела в темноту ночи, и ей были видны смутные очертания руин мечети, которые надежно укрывали их утром от любопытных взглядов бродяг и уличных мальчишек. Дальше на дороге электрические лампы на столбах сияли как блестки. Она молча поблагодарила мечеть и вернулась в постель. Вид серпа луны напомнил ей о том, что она уже не была той самой женщиной, которая лишь час назад смотрела на это ночное светило. На протяжении веков луна была свидетельницей интимных сцен, сцен страсти. Поэты и возлюбленные испокон веков воспевали луну. Её божественный свет пробуждал странные фантазии... Ей казалось, что это была богиня, регистрирующая приключения влюбленных. Однако из томного состояния её вывел его внезапный кашель. Она села в кровати, попробовала сама откашляться посильнее и быстро закрыла его рот своей рукой.
         - Не беспокойся. Сейчас уже не опасно, - прошептал он, она же протянула ему дольки мандаринов.
         - Значит, в следующем месяце ты выйдешь замуж?
         - Да, - мрачно ответила она.
         - Что ты скажешь, когда он узнает, что ты не девственница?
         - А ничего не скажу, пусть он сам догадывается, пусть ревнует, сколько ему хочется. Он не имеет права ожидать, что я буду девственницей. Он вдовец. Я его совсем не знаю и, конечно же, не люблю... Я ни о чем не жалею. Наш годичный роман шел так гладко, точно как постепенно распускающийся бутон... Когда я отдалась тебе, я была лишь верна самой себе... Я об этом не сожалею. Каждый день был ярким для меня, потому что ты был со мной. Мы так счастливы, когда мы вместе.
         - Поэтому-то я и все время убеждал тебя не выходить замуж за Вису... Твой брак с ним будет лишен любви и чувств.
         - Почему ты не можешь быть моим? - спросила она и внезапно залилась слезами от своей беспомощности.
         - Я твой, а ты моя... мы женаты. Твой брак с этим человеком никогда не будет браком ума, тела и души! Как-нибудь я буду с тобой встречаться. Мы будем встречаться так часто, как это возможно... У меня есть план.
         - Ты снова влюбишься, женишься, у тебя появятся дети, и меня вспоминать будешь лишь смутно. Вполне возможно, что ты влюбишься, да и не раз после своей свадьбы и тогда ты даже и моего имени не вспомнишь. - Он засмеялся. - У тебя действительно сильное воображение.
         - Такие вещи случаются в жизни, Амин.
         - Они случаются в рассказах Дамона Раньона. Я не собираюсь жениться. Никто не заставит меня это сделать. Мы всегда будем вместе, душенька!
         Амин обхватил её руками. Прилив страсти охватил их обоих, повергнув их в экстаз.
         Они погружались в глубокий сон без сновидений. И тут она поняла, что она жаждала того наслаждения, которое Амин ей дал. Все это время она мечтала о замечательном необъяснимом приключении. Она могла почувствовать это, когда он был с ней рядом, но не могла этого описать.
         Он разбудил её поцелуями - вначале нежными и легкими, а затем страстными и нетерпеливыми. Он целовал её, пока она не открыла глаз. Вскоре интенсивность желания охватила их настолько, что им было трудно сдерживать себя. Это был настоящий экстаз.
         Лепакши зевнула и с любовью на него посмотрела. Её голос был пронизан сложным наплывом эмоций, любви и печали и какого-то непонятного желания.
         - Наша ночь ушла в вечность и уже не вернется. В нашу первую ночь не было цветов, которые бы заполнили её своими ароматами. Мама особенно беспокоилась об украшении спальни новобрачных. Она решила декорировать её цветами, а постель усыпать лепестками роз и увесить гирляндами. Планируется также, чтобы в спальне тихо играла музыка. Но какая польза от цветов или мастерского исполнения сочинений Тьягараджи на вине? Это не сделает меня счастливой. Ты помнишь то кольцо с ляпис-лазурью? Я сказала правду маме. Я сказала ей, что мне его привез из Кабула сын наваба Азизпура Амин. Амин является далеким родственником короля Афганистана Захира Шаха. Я рассмеялась, когда она очень серьезно сказала: "Тебе надо научится лгать более убедительно, если ты хочешь, чтобы я поверила твоей истории. Ты, наверно, купила это кольцо в магазине "Кук энд Келви".
         Когда Нарен ушел на работу, Лепакши провела Амина в барсати, служившего чердаком:
         - Это поистине антикварный магазин! - Его глаза сияли от смеха. - Я могу представить себе тебя ребенком в коляске. Ты такая маленькая, что и сейчас сможешь легко в неё вместится!
         Она смахнула пыль со стула.
         - Тебе придется здесь сидеть.
         - Как долго?
         - Пока Наина не уберет мою комнату.
         Они услышали голоса, звуки открываемых дверей... Кожа Лепакши покрылась пупырышками. Амин увидел страх в её глазах.
         - Не бойся. Я с тобой.
         - Мне надо идти.
         - И оставить меня здесь, чтобы я упивался приятными воспоминаниями минувшей ночи?
         - Да. Они помогут тебе позабыть о твоем пыльном, сером окружении.
         После купанья Лепакши тщательно оделась. Затем она постаралась уничтожить все следы визита Амина. Спокойная и уверенная, она вошла в столовую.
         Сита пила кофе и жаловалась своему мужу:
         - Чину, все в таком беспорядке. Ничего не готово, а ведь до свадьбы остался едва ли месяц! Ювелир задерживается с золотым поясом... Сари из Канчипурама все еще не прибыли, не принесли и кольца для носа, серебряные анклеты, колечки для пальцев ног... Чину, ты обещал выбрать сейф Годреджа.
         Чину взглянул на неё поверх развернутой газеты, прочистил горло и спросил:
         - Сейф Годреджа?
         - А-а, ты уже позабыл об этом!
         - Ладно, напомни мне вечером. Сейчас же я спешу.
         - Одни обещания, как обычно. Ты и твоя несчастная работа... Меня это с ума сводит, - гневно вскричала она по-тамильски.
         - Говорю же я тебе, что я куплю сейф сегодня вечером, - сказал он с раздражением.
         Лепакши поймала свое отображение в блестящей серебряной тхали (тарелке) и улыбнулась.
         - Ты можешь улыбаться, - упрекнула Сита дочь колким голосом. - После того, как не дала мне закончить читать ту книгу. И без того я очень беспокоюсь о подготовке к твоей свадьбе. Сколько надо еще сделать! И все это должно быть завершено за эту неделю. Как только я начинаю обо всем этом думать, у меня пропадает сон.
         - У меня действительно нет этой книги, мама.
         - Мне думается, её взял Нарен. Поэтому-то он так рассержен. Тебе придется пойти со мной к портному. Я надеюсь, он сможет разобраться в твоих фасонах и этих нелепых брючных костюмах. Ешь свою досу, пока она не остыла.
         - А как насчет шорт? - спросила Лепакши с серьезным видом. Только её глаза смеялись над Ситой. Строгое выражение лица Ситы рассмешило Лепакши, и она расхохоталась.
         Сита нахмурилась и энергично запротестовала:
         - Никаких шорт! Ты же не хочешь, чтобы Вису подумал, что он женится на цирковой артистке? Твое равнодушие к неодобрению Вису просто возмутительно. Пожалуйста, запомни, что он является уважаемым контрактором.
         По мнению Ситы "уважаемыми людьми" всегда являются люди с деньгами и поэтому Лепакши с притворным одобрением сказала:
         - Ты имеешь в виду что он "богатый контрактор".
         - Да, он богатый, и ради тебя мы хотим, чтобы он стал еще богаче.
         Лепакши думала об Амине. Можно ли потихоньку пронести ему стакан кофе или досу? Она должна была оставить ему свой альбом, чтобы скоротать время. "Мне придется снова пойти назад, изобрести какую-либо выдуманную историю, которая развлечет маму, а Амин между тем проскочит через заднюю дверь. К тому времени Гопал уже уйдет на рынок, а Наина будет работать на кухне", - думала она.
         Когда её отец ушел на работу, а мать была в саду, Лепакши накормила Амина завтраком и показала ему свой альбом. Затем она направилась в сад и поговорила с матерью о том, что еще необходимо включить в приданое.
         Спустя полчаса она снова пришла к Амину. Она была потрясена, увидев разорванные фотографии, которыми был усеян пол.
         - Что случилось?
         - Ты думаешь, мне приятно смотреть на твои фотографии с твоими поклонниками?
         - Я не хотела тебе досадить. Амин, пожалуйста, послушай меня.
         Он перестал растирать обрывки фотографий ногами.
         - Тебе надо уйти в 10 часов. Исчезни таким же образом, каким и пришел. Я тебе скажу, когда будет совершенно безопасно.
         Лепакши заглянула в комнату матери и, как бы невзначай, направила разговор в сторону Вису, зная, что матери это понравится.
         - Он очень спокойный человек... очень религиозный. После свадьбы он повезет тебя в Тирупати, чтобы совершить молитву богу Венкатешваре. Он всегда ему молится, чтобы получить его благословение. Он, конечно, настоит на том, чтобы ты совершила все ритуалы в традиционном стиле. Он вдовец, и у него есть свои идеи о том, чего ожидать от своей жены и как она может ему угодить.
         - Чего он ждет от меня?
         - Он хочет, чтобы ты была мягкой, доброй и чистой... хорошей кухаркой и второй любящей матерью для его 4-летней дочки.
         Лепакши про себя подумала: "Сам-то он далеко не образец чистоты и невинности, так почему же он ожидает этого от меня? Почему мужчины требуют так много от своих жен, и так мало от себя? Это совершенно несправедливо".
         Когда Лепакши вернулась к Амину, их глаза встретились. И не успела она и опомнится, как он засыпал её поцелуями. Они прижались друг к другу, а поскольку они знали, что времени у них было мало, им показалось, будто прошла вечность, прежде чем их вновь захлестнула волна экстаза...
         - Это не "прощай", Лепакши, а просто "до свидания"! Мы снова встретимся, где-нибудь, когда-нибудь, - сказал он по-английски.
         Её глаза светились грустью, но она хотела ему верить.
         - Мы обязательно должны встретиться снова, но когда?
         - А что, если мы не сможем? Это будет ужасно, Амин. Мое горе будет невыносимо.
         - Мы сможем. Может быть, не до свадьбы, а через несколько месяцев... Я вернусь.
         - Даже если я буду далеко от Дели?
         - Даже если ты будешь на вершине Гималаев. Но ты должна будешь мне писать... иначе как же я буду знать, где ты?
         И он ушел из комнаты. Она последовала за ним. Они остановились на мгновение, оглядываясь по сторонам, чтобы убедиться, что никто их не видит.
         - Я люблю тебя. Я вернусь и сделаю тебя счастливой.
         - Я люблю тебя. Но ведь как трудно надеяться, что мы опять встретимся, когда у меня есть все основания верить, что я, возможно, никогда тебя не увижу.
         - Верь в меня.
         Слабая улыбка озарила её лицо. С ним все было возможно.
         - Да, Амин. Я верю в твою любовь.
         Он чувствовал на себе её любящие глаза, которые следовали за ним, когда он шел. Наконец он повернулся и скрылся из виду. Всю свою дорогу в общежитие он слышал её мягкие, ласковые слова любви...
         Её мысли все еще были заняты Амином, капризным, но милым студентом, которого она встретила на автобусной остановке возле колледжа. Амин, такой добрый, такой внимательный, такой смелый и непредсказуемый. Амин - любимый, которого она видит во сне.
         Сквозь туман воспоминаний Лепакши слышала голос матери, зовущей её. Она спустилась вниз и без слов отправилась за своей матерью к ожидающему их такси, отчаянно надеясь, что Амин придет и увезет её с собой...



 nervana.name
√ Библиотека


Загрузка...

Твоя Йога Книга для тех, кто хочет, готов и будет меняться KrasaLand.ru Слова и Краски