Шив К. Кумар

РОЗОВЫЙ КУСТ НА ОБОЧИНЕ ДОРОГИ



Нажав на тормоза, он остановил машину, когда семафор засветился красным светом. В то же самое время он увидел, как на правой стороне от него остановился мотороллер, водитель которого широко ему улыбался. Это был молодой человек в серых брюках - раскрасневшееся лицо, волосы, расчесанные на прямой пробор, и темные коричневые глаза, блестящие искренностью и прямотой. Сунил Шривастава нахмурился, пытаясь догадатся, кто бы это мог быть.
- Я сын Ратны, сэр, - сазал он. - Служанки, которая работала у ваших соседей...
- Сатьяджит Дас, - произнес Сунил с улыбкой признания на лице.
Второпях юноша написал несколько слов на обрывке бумаги, по формату похожем на свадебное приглашение: "Мохан Бабу женится на Дипе Шарме". Далее были добавлены место, дата и время свадьбы. Вручая его Сунилу, он сказал:
- Вы придете на мою свадьбу, сэр?... Мне нужно ваше благословение.
- Обязательно.
Но прежде чем Сунил мог сказать что-либо еще, красный свет сменился на желтый, а затем загорелся зеленым. Мохан повернул направо, а Сунил - налево в сторону Секретариата, где он работал совместным секретарем в Департаменте просвещения. Всю дорогу у него в голове кружились мысли. Он знал, что приставка "Бабу" часто камуфлировала касту человека. Однако невеста его явно была из касты брахминов. Значит, это межкастовый брак - парень из низкой касты женится на девушке чистой крови.
Сидя за рабочим столом, загруженным папками, он продолжал размышлять, и на него нахлынули воспоминания. Дас, живший в отдельном бунгало рядом с его домом, был таинственным человеком. Он был одинок, и в доме, кроме него, жила еще служанка со своим сыном. Был ли он вдовцом, холостяком или разведенным?
Раскачиваясь на стуле, он внезапно вспомнил, как однажды вечером в воскресенье он был очень удивлен, когда загадочный сосед вошел в его дом со служанкой и её сыном.
- Я хочу попросить вас об одном одолжении, мистер Шривастава.
В то время как Дас сел в кресло в гостиной, служанка и сын встали за его спиной. На мгновение Сунилу показалось, будто он собирается их фотографировать для семейного портрета.
Чем я могу быть вам полезен, мистер Дас? - спросил Сунил. Его взгляд задержался на соседе и юноше, стоявшем за ним. И тут его поразило удивительное сходство между его гостем и молодым парнем - тот же самый цвет лица, те же глубоко посаженные коричневые глаза и
тот же прямой нос с горбинкой, заострявший его внешность. Как и Дас, парень зачесал свои волосы на прямой пробор. Затем Сунил украдкой взглянул на женщину и заметил, что она была довольно привлекательна, даже несмотря на простое хлопчатобумажное сари. И тут же Сунил осознал, что он практически глазел на этих двух. Чувствуя себя немного виноватым, он вновь обратил внимание на Даса и сказал: - Могу ли я вам чем-либо помочь?
- Не могли бы вы помочь сыну Ратны поступить в Государственный институт программного обеспечения? - Дас явно хотел использовать влияние Сунила как старшего сотрудника Департамента просвещения.
- Охотно, мистер Дас.
Затем ему вспомнилось еще одно воскресенье. Стояла весна. Сунил внезапно почувствовал неудержимое желание навестить своего соседа под предлогом того, будто он интересовался, как идут дела в институте у парня. Когда он завернул за угол, ему в лицо повеяло прохладным ветерком. Над его головой большие тяжелые облака висели так низко, что они, казалось, касались деревьев ашока, росших вдоль стены бунгало Даса.
Он вошел в ворота, и фонари на улице, внезапно погасли. Сбой в электроснабжении? Он подошел к парадной двери и нажал кнопку звонка, забыв, что света не было. Когда на его звонок никто не отозвался, он решил посмотреть в окно, где занавески были не совсем задвинуты. В комнате еще было достаточно света. К его огромному удивлению, он увидел, что Дас лежал в постели в одних шортах, а Ратна массажировала ему ногу. Она была только в блузке и нижней юбке. Затем он увидел, как правая рука мужчины притянула её лицо к его губам. Ну, все, - сказал себе Сунил и пошел обратно к воротам, чувствуя стыд от подглядывания в чью-то спальню. Но, идя обратно в дом, он почувствовал себя так, будто был развязан сложный узел.
Окончив институт, Мохан начал искать себе работу в какой-либо корпорации. Теперь-то, имея диплом, проблемы с трудоустройством у него не было, и он нашел себе работу на Интернет.
За две недели он завоевал себе уважение руководства и своих коллег. Его стали называть компьютерным колдуном. Дипа, девушка, работающая в приемной компании, была заинтригована этим красивым парнем, спокойным, скромным и уверенным в себе. Когда бы она ни проходила мимо его кабины, она видела, как быстро бегали
его пальцы по клавиатуре компьютера. Казалось, что он играет на пианино концерт Моцарта. Когда же она смотрела на прямой пробор его волос, то ей виделся Моисей, ведущий свою паству к земле обетованной по морю, воды которого расступались перед ними. Да, она тоже готова за ним последовать.
И вот однажды она зашла в его кабину и села на стул рядом с ним. Импульсивно она взяла его руки в свои и стала целовать их пальцы. Мохан тут же понял, что она в него влюблена.
- Но ведь я же парень из трущоб, - сказал он, мягко высвобождая свои руки. Затем он отвернул голову и взглянул за окно. - Я даже не помню своего отца. - Его голос сорвался. - Мать говорит, что он умер, когда мне был всего год. Она отказывается сказать мне что-либо о нем.
- Меня это не беспокоит, - ответила Дипа с твердостью в голосе. Она опять взяла его руку.
- А как насчет твоих родителей?
- Мохан смотрел прямо в её глаза. - Они ведь от тебя наверняка откажутся.
- Мне все равно, - ответила она, - её слова, полные вызова, как-будто она готовилась выдержать гром и молнию. - Разве нет ничего такого, что превосходит все препятствия, что-то, позволяющее маслу течь в воду, превращая её в нектар.
Когда Мохан рассказал матери о Дипе, она возликовала. - На все божья воля!
Среди соседей пошел слух о том, что Дас покинул город, но никто не знал, почему. Подал ли он в отставку и поступил на другую работу где-то еще?
Но поскольку у Мохана была хорошая работа, он снял однокомнатную квартиру неподалеку от офиса и начал жить там со своей матерью, хотя она и не оставила своей лачуги на окраине города.
Однажды Сунил машинально переворачивал страницы своей записной книжки, и на глаза ему попалась запись о свадьбе Мохана, которая должна была состояться в тот же день.
- Вы придете на мою свадьбу, сэр? Мне нужно ваше благословение. - Эти слова вновь прозвучали в его ушах.
Церемония была организована в квартире Мохана. Людей было немного, примерно 10-12 человек - коллеги по работе и пара друзей детства из трущоб. Но со стороны Дипы никого не было.
Сунил надеялся встретить своего соседа по такому случаю, но его не было видно. Священник разложил куски дерева, зажег огонь и начал нараспев читать шлоки.
Глаза Мохана были сосредоточены на языках пламени, мечущихся из стороны в сторону, как будто в такт речитативу. - Разве огонь не является объединяющим и разделяющим одновременно, - думал он. - Силой, способной сплавить в одно два стальных стержня, а также разделить их на две части?
Неожиданно священник замолк, повернулся к Мохану и Дипе и спросил: - Какой вы касты?
Ответила Дипа, голосом, звучавшим как шорох морской волны, ударяющейся о берег.
- У нас нет каст, пандитджи, - сказала она. - Разве нет больше ничего другого, что связывает сердца и тела людей?
Священник выглядел сконфуженным. На мгновение он закрыл глаза, словно борясь с чем-то внутри самого себя. Затем он вновь возобновил свой речитатив. Церемония кончилась, и все вышли вперед с желтым рисом, чтобы благословить жениха и невесту.
И тут в комнату кто-то вошел, словно дух, материализовавшийся невесть откуда. Это был Сатьяджит Дас. Он открыл пакет, который он держал в правой руке и вытащил из него жемчужное ожерелье. Безмолвно, он надел его на шею Дипы. Кашмирскую шаль он накинул на плечи Мохана, ласково потрепав его по волосам. Затем он повернулся к Ратне и что-то прошептал ей на ухо. Она улыбнулась. В шелковом сари с красной точкой на лбу она выглядела замечательно.
Мохан повернулся к Дипе и сказал. - Познакомься с тем, кто научил меня жить. Мой ангел-хранитель, мой творец!
Сунил услышал последнее слово и усмехнулся про себя.
- Оставайтесь с нами, сэр, - попросил Мохан Даса.
- Нет. Я собираюсь переночевать у друга, - ответил он, - а завтра я должен уехать... Пожав Сунилу руку, он ушел.
Ратна тоже удивила Мохана, когда она сказала, что в свадебную ночь молодожены должны быть одни в своей квартире. Так что она проведет ночь где-либо еще.
На следующий день она вернулась. Щеки у неё разгорелись, глаза светились возбуждением, как будто она переродилась.
Мохан, его мать и Дипа сейчас живут спокойно, жизнь их вошла в свою колею. Молодые спали на двуспальной кровати в комнате, а Ратна на балконе.
Две недели спустя по полуночи Ратна услышала звуки сдавленного смеха в комнате. Из любопытства она заглянула внутрь и увидела, как Мохан массировал ноги Дипу, в то время как она сама лежала на постели. Затем Дипа притянула его лицо к своим губам, и Ратна услышала чмокающие звуки. Ратна была вне себя от счастья.
Второпях она вернулась на балкон и легла, но сон к ней не шел. Полная луна заливала балкон серебром, выплескивавшимся на улицу внизу и на весь город. Она была похожа на белого бумажного змея, свисавшего с неба. Далеко на горизонте, как ей казалось, земля и небо лежали в объятиях друг друга...


 nervana.name
√ Библиотека


Загрузка...

Твоя Йога Книга для тех, кто хочет, готов и будет меняться KrasaLand.ru Слова и Краски