Шив К. Кумар

СТЮАРДЕССА



Каждые вторник и пятницу он летал из Бангалора в Бомбей одним и тем же рейсом № IC429 и возвращался в тот же вечер или на следующее утро. Он по возможности предпочитал сидеть на одном и том же месте у окна в первом классе, чтобы видеть облака во всех их красе и форме - то как армия в марше, то как стадо диких буйволов, а то и как покрытые снегом Гималаи. Он думал, что если верблюда можно назвать кораблем пустыни, то почему бы самолет не назвать кораблем неба?


В то утро во время рейса его обслуживала стюардесса. Поскольку большинство пассажиров, как он полагал, находило неудобным летать ранним утренним рейсом, в салоне, кроме него, никого не было - только он Сундарам и стюардесса, выглядевшая как пери из рая. Она была одета в светло-серое сари, её черные как вороново крыло волосы спускались по плечам как шелковые кисти, короче, она была похожа на экзотическую птицу в полете. Её улыбка, когда она его приветствовала, была похожа на ранний восход солнца, лучи которого отливались золотым и оранжевым сиянием. Сундарам был просто покорен.
- Что я могу вам предложить, сэр? - спросила она, улыбаясь. На её щеках образовались прехорошенькие ямочки.
- Стакан молока. Без сахара, пожалуйста, - ответил он, не спуская глаз с её лица.
Когда она наклонилась к нему, чтобы поставить стакан с молоком на складной столик перед ним, он уловил аромат духов, ожививший все его тело.
На завтрак он заказал себе омлет. Не могла ли она дать ему "Таймз ов Индиа"?
Завтрак закончен. Она спросила его: - Вам нужно что-либо еще? - Ох, если бы он мог сказать ей, чего ему действительно хотелось, - чтобы она села рядом с ним и он мог вдыхать запах её тела. В своих мыслях он воображал её небесным ангелом, а не земным человеком.


Когда самолет совершил посадку в аэропорту Бомбея, он услышал, как из микрофона донеслось: - Мы надеемся, что ваш рейс был удобным. Предвкушаем удовольствие от полета с вами вновь.
- Да, да! Конечно, не только вновь, но и вновь и вновь, - сказал он про себя. Если на борту самолета все время будет эта стюардесса.


Во время следующего рейса ему не пришлось ничего говорить стюардессе, потому что она помнила о его стакане молока, его завтраке и "Таймз ов Индиа".


На протяжении примерно месяца стюардесса принимала это за только профессиональные отношения, хотя с самого начала она инстинктивно чувствовала, как его глаза задерживались на её лице. Был также еще и язык улыбок, который артикулировал больше, чем просто слова.


И вот во время одного из рейсов он ей открылся. - Мы даже не знаем имен друг друга, мадам, - произнес он, делая упор на последнее слово, чтобы она не подумала, что он уж слишком фамильярен: - Меня зовут Сундарам, но мои друзья зовут меня Сэнди.
После некоторого колебания она сказала, что её зовут Сандхья. Он протянул ей свою визитную карточку, и она прочла: "Старший менеджер по маркетингу, "Хиндустан Ливере".
И хотя на неё произвел впечатление его статус, несмотря на то, что ему было чуть больше 30 лет, она все еще старалась понять, почему ему понадобилось знать еe имя. Был он женат или разведен? Или же он был просто волокитой, который по привычке увязывается за стюардессами для развлечения? Что-то возбудило в ней любопытство, и она спросила:
- Ваша жена тоже работает в корпоративном секторе, сэр?
- Нет, я не женат. Лечу один всего-лишь с чемоданом. - ответил он, смеясь.
Его ответ смел небольшое подозрение в её уме. Но все же...
Поскольку между ними установилось некоторое знакомство, она решила оказать ему чуть больше внимания. Она последовала за ним в зал для багажа, помогла найти тележку и подождала, пока он не положил свой чемодан.


Две недели спустя, когда он ждал, чтобы взять свой чемодан с конвейерной линии, которая продолжала крутиться, он увидел Сандхью, быстро направляющуюся к нему. Она извинилась, что не смогла быть с ним в багажном зале. Однако он заметил, что она была возбуждена, и её глаза горели гневом. Когда он спросил её, что случилось, она чуть не расплакалась.
- Это мой пилот, капитан Маратхе, - сказала она, а потом замолкла, как-будто она не была уверена, должна ли она делиться очень интимным делом с кем-то, кто все еще остается лишь пассажиром. Но когда Сундарам мягко поинтересовался, в чем дело, она начала говорить. Она объяснила, как ее капитан попытался с ней заигрывать, когда она принесла ему в рубку утренний кофе. Он также издевательски отчитал ее за слишком свободное обращение с пассажирами. Может быть, он видел её с Сундарамом в багажном зале.
- Это просто наглое злоупотребление служебным положением, мистер Сундарам, - сказала она. - Он обращается и с другими стюардессами тоже, как... - она не закончила фразы.
- Какой позор, - сказал Сундарам. - Но порой и мужчины тоже этому подвергаются. - Он помолчал. - Возьмите, к примеру, меня. Мой босс преследует меня как хищник. Он хочет, чтобы я женился на его дочери. Он всеми силами пытается меня задобрить. Но ведь люди не являются пешками на шахматной доске.
Когда он остановился, она к нему присмотрелась. Перед ней стоял мужчина, который не только выступал за самоуважение, но и успокоил ее, хотя и очень осторожно. Он тогда сказал ей, что он лучше бросит свою работу и поступит в другую компанию, чем будет вынужден против своей воли вступить с кем-то в брак. Затем он добавил, что его босс выработал стратегию с тем, чтобы помочь своей дочери соблазнить его. Как-будто он был простаком! Ему было сказано сопровождать дочь босса
Ахилию на самолете в Бомбей для встречи с дядей. Босс надеялся, что он проведет с ней пару дней.
- Так что, Сандхья, будь готова увидеть меня в следующем рейсе самолета с наследницей босса, избалованной молодой женщиной, - сказал он.
- Я с удовольствием её обслужу, - ответила она. - Может, стратегия вашего босса и сработает, - добавила она шутливо.


Когда Сундарам и Ахилия сели на самолет в Бангалоре, Сандхья с интересом ждала встречи с новой пассажиркой.
Она заметила одну женщину, коренастую, прыщавую с длинным носом крючком. И хотя у неё были очки, Сандхье удалось увидеть её блестящие глаза за толстыми линзами.
- Что я могу вам предложить, мэм? - спросила Сандхья.
- Чашку горячего кофе, - ответила она с нотой высокомерия в голосе.
Отпив немного кофе, она чуть ли не вскрикнула в раздражении.
- Кофе совсем холодное и на вкус похоже на помои!
Сандхья предложила принести ей другую чашку, а Сундарам сидел, едва сдерживая свое негодование.
Сандхья принесла Ахилии новую чашку кофе, а перед Сундарамом она поставила стакан молока без сахара.
- Аа, она знает ваши привычки, - промолвила Ахилия с мрачным лицом.
- Да, потому что это, наверное, мой двадцатый полет из Бангалора в Бомбей.
Однако такой ответ её не удовлетворил, и она продолжала подозрительно посматривать на их обоих.
Хотя отец Ахилии предложил Сундараму показать ей Бомбей, сводить в кино, рестораны, на выставки, Сундарам оказался умнее. Они отобедали вместе в гостинице, после чего он сказал, что ему нездоровится, и отвез ее к дяде. На следующее утро он позвонил ей и сказал, что всю ночь его мучила сильная головная боль, которая могла быть предвестницей менингита. Когда она предложила его навестить, он ответил, что один из его друзей уже наметил для него визит к врачу. Так что его дома не будет. Все это свело на нет планы ее отца, и ей пришлось одной возвращатся домой.
Он же сумел повстречатся в Бомбее с начальством фирмы "Пондс Интернэшнал". Он не только выторговал для себя гораздо лучшую позицию, но и нашел работу для Сандхьи, - должность младшего сотрудника в отделе внешних связей. На третий день он отправился в Бангалор, подал в отставку и утренним рейсом вернулся в Бомбей.


Сандхья была очень рада его видеть, да к тому же без той женщины.
Она принесла ему молоко и завтрак с блестящими от возбуждения глазами и пошутила: - Я надеюсь, вам не чувствуется одиноко без своей возлюбленной?
- Теперь-то я в мире с самим собой, - ответил он. - Как любой счастливый женатый мужчина.
- Что? - спросила Сандхья с лицом, почти белым от страха.
Когда она поняла, что это была шутка, краска возвратилась вновь на ее щеки.
- Это было очень нечестно с вашей стороны, - сказала она. - Если был только я могла ущипнуть вашу руку...
Он пригласил ее на ужин в "Центавр", чтобы рассказать ей всю историю, раз теперь он уже был свободной птицей.


Он ждал её в фойе. Глаза его то и дело обращались к дверям, за которыми стоял высокий швейцар в тюрбане.
Неожиданно он заметил влево от него большой аквариум с золотыми китайскими рыбками, плавающими в мутноватой воде. Его привлекла к себе пара красных рыбок. Он смотрел, как они гонялись друг за другом, когда кто-то тронул его за плечо.
Он повернулся и увидел Сандхью, высящуюся над ним и широко улыбающуюся. На ней было деликатно расшитое красное сари с синей блузкой. Ее волосы каскадом спускались с плеч. Она выглядела как птица, взлетевшая в воздух.
- Хэлло! - произнес он. Он указал пальцем на аквариум: - Посмотри, как они гоняются друг за другом. Мне кажется, что самец пытается поймать самку.
- Но может быть и наоборот тоже, - заметила она. - Посмотри, вон за этими водорослями они целуются.
Он поднялся и сказал, что пора идти на ужин. Затем он спросил, хочет ли она ужинать в ресторане или в его комнате. Она лишь подняла руку вверх.
Они поднялись в лифте на десятый этаж, и он позвонил, чтобы заказать ужин.
- Что хочешь пить? — спросил он.
- Сегодня у меня день мартини, а не молока без сахара.
- Я обычно не пью, но сегодня я тоже выпью мартини с тобой.
Они начали пить, и он увидел, как заблестели ее глаза. Он вновь вернулся к разговору о рыбе в аквариуме:
- Знаешь, ученые полагают, что рыба была первым созданием Бога на земле, а человек был создан гораздо позднее. И если это так, то человек научился целоваться у рыбы. - Он помолчал: - Я думаю, что в саду Эдема не было целования. Только когда первые люди были брошены на землю, Адам и Ева поцеловались впервые.
- Интересно, кто начал первым, - спросила она.
- Адам, - ответил он, но был сразу же пресечен противоположным аргументом.
Они сели ужинать, и он рассказал ей о том, как он избавился от Ахилии и воспользовался своим пребыванием в Бомбее, чтобы найти себе работу в "Пондс" и о том, что теперь и она получила должность младшего сотрудника отдела внешних связей. Затем он поднял бокал с мартини и сказал:
- За мое Освобождение от "Хиндустан Ливере"!
- И от той женщины тоже!
Сандхья с разгоревшимся лицом спросила: разве это не тот момент, когда Ева целует Адама?
Он поцеловал её и ответил: - Нам придется ждать этой большой оказии... Интересно, почему в индуистские ритуалы не входит брачный поцелуй после семи кругов вокруг огня... Конечно, если моя Ева этого желает...
- Очень даже!


Была почти полночь, когда он отвез ее в женское общежитие. Она лежала в постели и думала, каким человеком был Сундарам, такой полный достоинства и сдержанности. Какой контраст между ним и капитаном Маратхе. Ее мысли вновь вернулись к золотым китайским рыбкам в аквариуме, гонявшимся друг за другом. Она почти могла слышать всплески воды и звук поцелуя.



 nervana.name
√ Библиотека


Загрузка...

Твоя Йога Книга для тех, кто хочет, готов и будет меняться KrasaLand.ru Слова и Краски