Виктор Малеев

Малыш и сом

(Повесть-сказка)


ИСТОРИЯ ТРЕТЬЯ: ЖУЧЬЯ

Тысяча аистов

Пролетали дни, недели. Жук все летел, не помня себя. Мимо проносилось невероятно огромное количество пуха, он словно подушка смягчал неистовость и пыл Жука, придавая плавность и умеренность его скоростному воздушному плаванию. Он медленно кружился и окутывал своим мягким покровом все видимое и невидимое пространство. Но что это за пространство? Из-за плотности пуха Жук не видел, что находится прямо перед его носом. Внезапно пух рассеялся. Жук "прозрел" и чуть не ахнул от переполнившего его восторга: прямо перед ним вырос огромный необъятный дубовый лес. Здесь все было зеленым-зеленым, так что рябило в глазах. Но самое особенное в лесе было то, что каждая его частичка, казалось, жила и дышала своей жизнью. А жизнь в лесу бурлила и кипела. Весна переходила в настоящее лето. Все лесные жители были очень рады этому событию. Всё, буквально всё в лесу копошилось, щебетало, возилось в радостных летних хлопотах. Жук устремился в самую гущу леса. Он пролетел уже много миль вглубь, опьяненный летним настроением. Как вдруг перед ним возникла поразительная, захватывающая дух картина: над его головой возвышались огромные исполинские деревья, их были здесь тысячи – это была самая сердцевина леса. На верхушках бесчисленного количества ветвей вдоль и вглубь бесконечного лесного пространства располагались тысячи гнезд огромного размера. Жук поднял голову и был ослеплен, но не лучами солнца. Все небо было заполнено огромными белыми птицами, заслонившими солнечные лучи. Их перья, сверкая на солнце, отражали свет неба и лучей, тем самым освещая, словно гигантские иллюминаторы, все лесное пространство. Жук зажмурился от нестерпимого света. Эта вспышка на секунду пробудила в нем некое воспоминание. Он смутно вспомнил чью-то детскую. Перед его взором возникли книжные шкафы, заполненные детскими книжками. Он вспомнил, как он, раздосадованный чем-то, взял одну из них: эта книга была белого цвета в твердой обложке. На обложке была нарисована огромная птица, гордо стоящая на одной ноге. У птицы был удлиненный красный клюв. Книга называлась "Мир птиц". Но это воспоминание вскоре исчезло. Осталась лишь вспышка-догадка: "Да ведь это же настоящие аисты!" – подумал Жук. И их было здесь не перечесть. Тысячи аистов, игриво расправив оперение, взлетали в небо один за другим. Тысячи аистов хлопали и рассекали крыльями воздух, подставляя их солнцу. Восхищаясь их творением, ярким, мимолетным, алые лучи едва-едва вспыхивали. Будто боясь потревожить это великолепие, они меркли и утопали в ослепительном изящном танце птиц.

"Какие величественные и благородные птицы". – Жук завороженно наблюдал за ними, пристроившись на одной из зеленых веток. Скрытый листвой, он не решался подойти к ним очень близко. Он боялся их вспугнуть мощным гулом своих неуклюжих крыльев. Невидимый, он продолжал тайком глядеть на них из-под своего укрытия. Так прошел целый день. Жук был в восторге от увиденного и решил остаться здесь еще ненадолго. Прошел еще один день. Завороженный странными танцами волшебных птиц, Жук не решался покинуть ветвей старого дуба. "Что мне мешает глядеть на это великолепие? Ведь теперь у меня куча свободного времени, что хочу, то и делаю!" – решил Жук и остался еще на один день. Он был так опьянен гипнотизирующим танцем птиц, что не заметил, как однажды на ветвь, где он притаился, надежно скрытый от "светопредставления", бесшумно хлопая огромными крыльями, приземлился Аист. В отличие от своих сородичей он был черного цвета и больший по размеру. Это был вожак стаи.

– Здравствуй, – поздоровался Аист.

От неожиданности лапки Жука чуть не подкосились от страха, и он чуть было не свалился с ветки большого дерева.

– Здра-ИК-вствуйте, – ответил Жук, заикаясь.

– Ты, наверное, ищешь своих сородичей? – спросил Аист.

– Я не знаю, что я ищу, – ответил Жук, – но я так счастлив здесь находиться!

– Будь осторожен! Восхищаясь чужой жизнью, ты можешь просидеть вечность на этом самом месте! – предупредил Аист.

– Что вы хотите этим сказать? – не понял Жук. Он озадаченно смотрел на большую птицу, ощущая смешанное чувство страха и благоговения перед ней.

– Твоя судьба, вот что я хочу сказать! – ответил Аист.

– Моя судьба? – переспросил Жук.

– Она никогда не ждет. Она есть у каждого, но не каждый ей пользуется.

– Но почему?

– Потому что истинная судьба – это удача, а удача всегда мимолетна. Нужно очень постараться, чтобы поймать ее за хвост. А поймав, нужно приложить все усилия, чтобы удержать. – Помолчав, Аист тихо сказал: – Ты поймал свою судьбу, но не хочешь ее удержать.

– Как же мне ее удержать? – Жук слушал внимательно, не совсем понимая, о чем говорит эта волшебная птица.

– Действиями! Судьба понимает только язык действий. Сидя на этой ветке, ты бездействуешь. Нельзя быть просто зрителем чужого величия и красоты. Нужно найти свое величие, свою красоту. А они ускользают от тебя, глупый Жук! Судьба никогда не ждет! – повторил Аист.

– Нет у меня никакой судьбы! Я просто жук, – ответил Жук, – у меня есть простая жучья жизнь! И это моя жизнь, какая бы она ни была!

– Нет. Ты не просто жук, – ответил Аист. – Ведь ты забыл, кто ты есть!

– Если я не знаю, кто я есть, тогда почему же вы утверждаете, что у меня есть какая-то там судьба! – съехидничал Жук.

– Вот тебе это и предстоит выяснить! Твоя судьба – узнать, кто ты есть на самом деле!

– А разве я не пытаюсь это выяснить сейчас? – запротестовал Жук.

– Нет, ты сидишь здесь, ослепленный нашими полетами и лучами этого солнца. Но хуже всего то, что ты готов просидеть здесь всю свою жизнь! В забытьи.

– Я просто хочу стать аистом – как вы! – ответил Жук. – Я думаю, это моя судьба.

Аист улыбнулся и сказал:

– Ты можешь стать кем и чем угодно, но только тогда, когда вспомнишь, кто ты есть на самом деле.

– Но я непременно хочу стать аистом, прямо сейчас! Это так красиво! – Жук топнул ножкой, он был очень упрям и стоял на своем.

– Сейчас ты не можешь стать аистом, – спокойно ответил Аист и погладил Жука своим необъятным крылом по голове. – Для того чтобы присоединиться к нам, ты должен вызвать очень сильный ветер. А твой ветер пока не так силен. Однако его силы хватило на то, чтобы ты превратился в жука.

– Я всегда был жуком, – ответил Жук.

– Нет, ты не всегда был жуком, – возразил ему Аист.

– А кем же я был тогда? – Жук вдруг начал сомневаться: "А действительно, кто я на самом деле?"

– Когда-нибудь ветер подскажет тебе это. – Аист повернул свою благородную голову к солнцу, задумался и сказал: – Мне пора лететь! Я лишь прилетел сюда сказать, чтобы ты не терял здесь понапрасну свое время! Действуй! Судьба понимает лишь язык твоих действий!

– Нет, подожди еще немножко! – попросил Жук и спросил осторожно: – Скажи мне, при чем здесь ветер? Ты сказал, что у меня есть какой-то там ветер. Разве у меня он есть?

– Он есть у каждого, – ответил Аист. – И его сила связана с твоим ЖЕЛАНИЕМ. Чем сильнее твое ЖЕЛАНИЕ, тем сильнее сила ветра. А чем сильнее сила ветра, тем сильнее твое ЖЕЛАНИЕ. ЖЕЛАНИЕ направляет силу твоего ВЕТРА.

Сказав это, Аист захлопал своими могучими крыльями и взлетел ввысь.

– Подожди! – крикнул Жук. – Не бросай меня! – Он зажужжал, распахнув свои тяжеловесные крылья, и устремился к Аисту, который некоторое время кружил в воздухе. – Подожди! Пожалуйста, ответь на мой вопрос! – кричал вдогонку Жук.

Аист обернулся.

– Как узнать, каково мое ЖЕЛАНИЕ? – спросил Жук, запыхаясь.

Аист сделал вираж и, внезапно устремившись прямо на солнце, крикнул:

– Доверься ветру! Просто доверься в-е-т-р-у!

Жук глядел вслед Аисту, который, уменьшаясь, превратился в маленькую точку. Точка исчезла, оставив Жука наедине со своими собственными мыслями, среди которых только одна звучала особенно отчетливо: "Действуй!"

Жук-семьянин

Много воды утекло с тех пор, как Жук встретился с черным Аистом. Однажды, блуждая по лесу, ведомый одной лишь своей судьбой, он встретился с другими жуками – теперь уже его сородичами. Среди них он нашел новых друзей, поступил в ЖУЧЬЮ школу, закончил ЖУЧИЙ университет и обзавелся новой семьей и работой. Спустя еще несколько лет на свет появились его первые ЖУЧАТА. В общем, Жук начал вести себя как настоящий добропорядочный жук. И этим все сказано. Бежав от старых сует, он просто-напросто угодил в ловушку новых. Жук вышел из огня да попал в полымя!

Он совсем позабыл себя. Добропорядочный жук-семьянин.

Но где-то глубоко-глубоко в нем продолжало теплиться непонятное стремление, какая-то особая тяга, томление по чему-то такому, что не покидало его всю жизнь. "Действуй! Судьба понимает только язык действий!" – звучали слова Аиста в его голове. Он смутно помнил, что что-то не завершено в его жизни. И поэтому иногда он все же отлучался от своей семьи, совсем ненадолго, "по своим жучьим делам", как он это сам называл.

– Дорогая, мне надо идти, – начинал Жук, в его голосе звучала непоколебимая твердость.

– Ка-ак? Опять?! – Его супруга беспокойно вздрагивала каждый раз, когда Жук говорил о "каких-то своих делах". Сейчас она хлопотала на кухне и готовила любимое блюдо Жука – сушеные насекомые, обваленные в пыльце и меду. – А как же ужин? Ведь мы же ужинаем всегда вместе, ты помнишь?

Жук пожимал плечами, вздыхал, отвечая:

– Я помню, помню… дорогая.

– Но почему так поздно? – спрашивала она

– Мне надо идти. Не волнуйся. Я буду к ужину.

Тут жучата окружали папу Жука, вопросительно на него глядя. Он их обнимал. Глупо улыбался, пожимал плечами. И улетал. Далеко-далеко, вволю отдаваясь порыву попутного ВЕТРА.

ВЕТЕР знал все. Медленно, но верно он мудро направлял позабывшее себя маленькое дитя к его долгожданной, но забытой цели – "ж-ж-ж-ж-ж".

И вот однажды…


МАЛЫШ И СОМ. ИСТОРИЯ ЧЕТВЕРТАЯ: РАЗМЫШЛЯЮЩАЯ


 nervana.name
√ Библиотека


Загрузка...

Твоя Йога Книга для тех, кто хочет, готов и будет меняться KrasaLand.ru Слова и Краски