Виктор Малеев

Сказка цветов




Жил был полевой цветок. Но только он был не как все остальные цветы, которые заполняли все видимое и невидимое пространство луга, на котором он вдруг появился, он не был зеленым, он был синим, синим-пресиним как маленький кусочек неба. А остальные были зелеными-презелеными как трава, вообще-то это и была самая обыкновенная трава, но они почему-то возомнили себя настоящими цветами, ведь их было много, и некому было назвать их просто травой.

И все их устраивало в их зеленом мире, пока не появился синий цветок. Его появление казалось очень странным, ведь на том лугу, где он появился, совсем не росли цветы, там росла трава, сорняки, колючки, всевозможная поросль и море-море мха… и все было зеленым, даже грибы. Так уж получилось, что в один совсем непрекрасный день солнечные лучи вдруг перестали навещать тот луг, день стал угасать и прямо в дневное время, когда казалось солнце должно было вовсю светить и радовать глаз - исчезло, и стало уныло и холодно, а на душе зябко и пусто: на "жителей" луга напала настоящая ЗЕЛЕНАЯ ТОСКА! Хотя, может быть все было как раз совсем наоборот: сначала напала ЗЕЛЕНАЯ ТОСКА, и была она такая огромная, что на теплое солнышко там просто не хватило места. Вот только что случилось раньше – ушло ли солнце первым или первой пришла эта самая тоска – об этом зеленые жители забыли, это было так давно и продолжалось так долго, что весь зеленый мирок мало-помалу окутал долгий зеленый сон. Воцарилось настоящее СОННОЕ ЦАРСТВО. Цветы заснули и больше не помнили ни неба, ни себя. Они всё спали и спали, и их сон с каждым днем становился все крепче и крепче до тех пор, пока все как один не стали тяжелого тоскливого грязно-зеленного цвета, превратившись в сорняки.

И надо же было такому случиться, а такое иногда все-таки случается, вдруг посреди сего сонного царства появляется маленький цветок ярко синего цвета, прямо посреди луга среди насквозь позеленевшего от тоски городка "местных жителей", которые называли себя очень деловито: "ОБЩЕСТВО ЗЕЛЕНЫХ". Как тут все встрепенулись, ох как все зашуршали, как быстро всем стало "неудобно спать". "Цветы" стали ворочаться и елозить, лихорадочно ища "удобное положение" в своем "бесконечно скучном сне":

- Эй ты, - кричали они – какого фига ты такой синий, выглядишь как-то старомодно, как можно носить такой позорный для нас, уважаемых цветов, цвет, в нашем ЗЕЛЕНОМ КОДЕКСЕ для него даже названия нет.

Цветок пытался что-то ответить, но ЗЕЛЕНЫХ было так много, что его тоненький голосок терялся среди огромного недовольного зеленого гула.

- Ж-ж-ж – жужжали Зеленые – не такой, не такой как все, совсем синий, ни единого зеленого пятнышка на нем нет, и совесть у него синяя! Так нельзя! Это противоречит ЗЕЛЕНЫМ ПРАВИЛАМ ОБЩЕСТВА.

- Все верно, согласно нашей ЗЕЛЕНОЙ КОНСТИТУЦИИ "ЗЕЛЕНЫЕ ИМЕЮТ ПРАВО НОСИТЬ ЛЮБОЙ ЦВЕТ, ЕСЛИ ОН ЯВЛЯЕТСЯ ЗЕЛЕНЫМ", у нас слава богу демократия, где каждый имеет право на зеленый цвет и зеленую жизнь – прокашлял старый гриб-демократ, с головы до ног его покрывала почтенная зеленая плесень, говорившая не только о его "уважаемости" в известных кругах, но также и о многолетней мудрости.

- Гнать его надо, нам ненужно такое слишком заметное клеймо в безупречной репутации ЗЕЛЕНЫХ! – не уставали кричать "цветы".

- Либо пусть делается зеленым, либо пусть проваливает ко всем чертям!!! – загорланил самый большой зеленый цветок с колючками (видимо это был кактус, и, честно говоря, его тоже недолюбливали, но ведь он был с колючками, поэтому его не трогали).

- Смотрите, смотрите, какой ужжжжасный цвет, ох, он определенно не из нашего Общества, ах, и, слава богу, не из нашего района, да и вообще, пусть лучше растет на другом лугу! – охала и ахала мадам Петрушка.

- Да-да, я с вами абсолютно согласен, дорогая, - все поддакивал скрипучим голоском гнусного вида, мистер Укроп, - Обществу Зеленых нужно хорошенько подумать над поиском практичных путей устранения потенциальной угрозы, нависшей над и без того проблемным миром Зеленых. Это очень подозрительный цвет, он может перевернуть тихий и мирный уклад нашего зеленого городка.

Изо дня в день, более того, каждый час, каждую секунду синий цветок подвергался нечеловеческим пыткам со стороны Зеленых: его осуждали, прогоняли, таскали по судам, а иногда, даже его самые близкие соседи подогревали его хорошими зелеными тумаками!

По городу поползли слухи, что где-то там, в таком-то таком-то районе, на такой-то такой то улице поселилось страшное синее чудище, до смерти пугающее зеленых жителей.

Одним словом, спокойствие в городе было нарушено. В конце концов, дошло до того, что уважаемый мэр города – ЗЕЛЕНЫЙ МУХОМОР, не выдержав таких жутких перемен, ушел в отставку, оставив после себя лишь одну многозначительную записку "я здесь совсем ни причем!". А на каждом зеленом участке зеленым административным органом была вывешена табличка "СИНИЙ ЦВЕТ – ПРОТИВ ПРАВИЛ!" - так решило ЗЕЛЕНОЕ БОЛЬШИНСТВО, а с БОЛЬШИНСТВОМ конечно не поспоришь.

Да-а, синий цветок имел слишком кричащий радикально-синий оттенок, ну хоть бы капелька зеленого, но нет, и вот этого-то никто и не мог ему простить – ведь цвет-то был небесный, напоминавший о небе, о высоте, о полетах, о том, что было давным-давно забыто и похоронено в черствой душе сорняков. И, к тому же, сказать по правде, цветок был слишком красивым. Где-то внутри себя он знал, что цветок – это он, Зеленые тоже это знали, и их это оч-ч-чень беспокоило. Ведь именно так устроена Природа - не важно, отрицаем мы ее или нет, ее не проведешь: все мы внутри знаем, кто мы есть на самом деле, только боимся себе в этом признаться. Зеленые отчаянно отрицали свое истинное происхождение, они его ужасно боялись и посему решили накрепко "заткнуть Природе рот кляпом" - они продолжали терроризировать синий цветок, да так, что он, наконец, потерял веру в то, что он цветок.

- Действительно, все зеленые, а я…даже не знаю какой – думал цветок - почему я тоже не зеленый, почему я такого странного цвета, почему все смеются надо мной, и даже если бы просто смеялись, они ненавидят меня за то, что я такой!

- Наверное, я действительно уродлив – продолжал рассуждать цветок – а раз так, значит действительно опасен для этого самого, как его там…ОБЩЕСТВА вот! Все меня боятся и ненавидят, ненавидят и боятся, будто я прокаженный какой! Все…

Цветок оглянулся вокруг…быть может он ошибается, быть может не все… но нет, вокруг только посмеивались над ним, над его нелепым уродливым цветом, а некоторые даже побаивались заразиться "синькой" и держались от него в стороне. "И как угораздило мне родиться на этом до тошноты зеленом лугу" подумал он. "В кого я такой синий, кто сделал меня таким?", "Был бы зеленым – ведь все было бы гораздо проще…гораздо"

Каждый день он все спрашивал себя и не находил ответов, и поэтому все что ему оставалось – это дать своему уму, которому, по правде говоря, только этого и надо, вволю разжевать и развернуть тему о себе несчастном, одиноком, о своем месте в этом маленьком тесном зеленом мирке…

…Ох уж этот ум, вечно надоедливый и неспокойный: если только вдуматься - до какой ерунды и отчаяния порою наш собственный ум может нас довести, когда сфокусирован и зациклен только на себе самом, на себя, о себе, про себя… Тут небесный цветок не был исключением: он добровольно приносил себя в жертву своему собственному уму. Он все рассуждал и рассуждал о СЕБЕ так:

- Наверное, я действительно не цветок, раз сделал столько зла, - выл цветок, взывая к небу – единственному молчаливому, терпеливому, и, порою, цветку казалось, - самому внимательнейшему слушателю в самые его отчаянные часы одиночества.

– я нагоняю страх на весь Зеленый Городок, мною пугают детей, да я вообще не цветок, ведь цветок не должен приносить никакого вреда! Кто же я тогда, если не цветок?– спросил себя цветок, и протянул слабые синие лепестки к небу, а потом прикрыл листиками свои глаза и горько заплакал. Для него трудно было решить, что делать, он не мог покинуть этот мир, потому что он был частью его и не мог существовать без него.

Цветок долго боролся со своими мыслями, стараясь больше не думать о своей горестной участи и старался найти в жизни хоть какой-то жизнеутверждающий смысл, но мысли о себе-несчастном все ползли и ползли, они подкрадывались к нему и убаюкивали своими накатывающимися волнами непрекращающегося гула,опутывали своими липкими сетями ВЕЛИКОЙ ЖАЛОСТИ к себе. Наконец он сдался: он решил стать как все, да-да, так будет меньше проблем, и его, наконец, оставят в покое, и он проживет тихо и мирно в ладу со всеми. Он сорвал свои небесно-синие чашелистики, коронующие его голову, оставив только стебель с листочками.


*  *  *

На следующее утро все было по-прежнему зеленым, всё, кроме одного цветка, он не был ни зеленым, ни синим, он уже вообще не был цветком, трудно было назвать цветком то, что медленно засыхало и крошилось среди постылой черствости будней зеленого городка.

Цветок засох. Это произвело странное впечатление на ЗЕЛЕНЫХ: одна их часть ликовала, другая плакала:

- Что же мы наделали, ведь он всего-навсего хотел жить и дышать одним воздухом вместе с нами, улыбаться солнцу и делиться с ним своими горестями и радостями! – в отчаянии воскликнул 1-ый сорняк и схватился за голову.

- Какая разница, какого он был цвета! – подхватил другой – да мы должны были гордиться, что на нашем лугу рос такой восхитительный, такой чудесный цветок, а что сделали мы? Мы - убийцы!

- Да вы что, от него нам было всем только плохо, если бы он не ушел в мир иной, тогда погибли бы все мы, я это точно знаю! – заорал третий.

- Верно сказано, он это сделал в целях безопасности Зеленого Общества, так должно было случиться, иначе начался бы хаос! – подытожил самый умный сорняк.

- Одумайтесь, господа, так больше не может продолжаться, мы больше не должны отнимать радость и свободу у тех, кому она была дана от бога, посмотрите на себя, мы горазды лишь отнимать, отнимать то, что даже не было дано нами! Мы ни на что не способны, мы разучились любить, потому как мы пусты, все как один, в нас ничего нет – ровным счетом ничего - мы пустые бесчувственные зеленые чурбаны. И все что мы делаем – мы засасываем как черная дыра, уничтожая все хорошее, вдумайтесь господа мы у-н-и-ч-т-о-ж-а-е-м - вот и все что мы делаем! – причитал Старый Мох-проповедник.

- Да, мы что-то потеряли… потеряли безвозвратно вместе с этим треклятым синим цветком, будь он неладен, и я тоже – сердито пробурчал синьор Крапива.

- Э-эх, я бы лично дорого отдал за то, чтобы ощутить то, что потерял еще в самом моем детстве, теперь куда все это делось, пожалуй я сам все у себя и украл! Проклятый луг! Он отнял у меня всю жизнь целиком… – выпустил пар старый тухлый поросший зеленым мхом пень, вспомнивший то время, когда был молодой беспечной березой.

Остальная часть Зеленых продолжала ликовать, ну а большей ее части вообще не было никакого дела ни до чего – а что они еще могли сделать? у них не было на это сил – они родились зелеными и скучными и с годами становились все скучнее, ЗЕЛЕНАЯ ТОСКА прочно въелась в их жалкие тельца.

Однако, с того момента когда все жители зеленого городка узнали о гибели цветка, что-то странное и неуловимое начало кружить вокруг, в воздухе витал причудливый вихрь который кружил все и вся сильнее и сильнее, сильнее и СИЛЬНЕЕ. И начался он с едва заметного движения, быть может, с маленького ЧИХА простудившегося крошечного сорнячка, кто знает, может именно так рождаются целые миры и вселенные?

Луг стал медленно оживать и просыпаться. Он стонал и кренился под все усиливающий вой ворвавшегося вихря. ВЕТЕР! ВЕТЕР разбил старое мутное зеленое окно заспавшегося города! Осколки прогнившего "зеленого окна" брызнули и рассыпались во все стороны. Все больше и больше беспокоя ЗЕЛЕНУЮ ТОСКУ, ВЕТЕР толкал ее, он понуждал ее уйти. Медленно и нехотя раскачивалась ЗЕЛЕНАЯ ТОСКА. Наконец кружилось все – ВИХРЬ приобрел свою СИЛУ – В ужасе бежала ТОСКА из города. Лучи! Долгожданные лучи солнца пробились сквозь груду туч и тяжелый воздух и внезапно засыпали, забомбардировали сонное пространство луга, все больше и больше, больше лучей десантировалось на забытый и заброшенный луг.

Пробуждение было мучительно и больно: спячка оказалась слишком долгой и глубокой. Цветов перекосило от пробуждающихся чувств, от того, ЧТО было внутри и сейчас, проснувшись, раздирало их на части. Их колбасило и колбасило…Пока вдруг, все как один не засияли разными красками! Одни рассердились не на шутку и… ПОЖЕЛТЕЛИ, а те, кто осознал, что наделал - ПОРОЗОВЕЛИ, кто стал ПУНЦОВЫМ от переполнявшего гнева, а кто СЕРОБУРОМАЛИНОВЫМ. Другие же стали СНЕЖНО-БЕЛЫМИ от переполнявшей их ВЕЛИКОЙ СКОРБИ по синему цветку. Цветы стали поистине разными, но ЧТО-ТО их объединило, ЧТО-ТО неуловимое взору, ЧТО-ТО, что вдохнуло жизнь в их скучный повседневный тоскливо-зеленый уклад и сделало их по-настоящему ЖИВЫМИ ЦВЕТАМИ. Настолько ЖИВЫМИ, что сама, бьющая ключом ЖИЗНЬ им бы позавидовала. Настолько РАЗНЫМИ, что даже радуга, и та посчитала бы, что в ней определенно не хватает каких-то самых важных оттенков. Они вдруг осознали то ЕДИНОЕ ЦЕЛОЕ, что объединяло их с их настоящей ПРИРОДОЙ, что всегда объединяло их с СИНИМ ЦВЕТКОМ! Они изменились. В них впервые пробудилось то осознанное, доброе и светлое, что заставляет даже взрослых иногда прыгать и кричать весь день напролет делая что-то невообразимое - хрюкать поросёнком, кричать "КАВАБУНГА!" ну и что-то в этом роде. Впервые ЗЕЛЕНЫЕ ЦВЕТЫ перестали быть таковыми. Это было по-настоящему красиво: маленькая кучка сорняков окрасилась во все цвета радуги, и это были удивительные цветы, они были удивительно красивыми и самыми настоящими. Они горделиво засверкали на солнце всеми своими красками, которые только существуют на свете, да так, что кучка Зеленых СТРАЖЕЙ НЕЗЫБЛЕМЫХ ПРАВИЛ ЗЕЛЕНОГО ОБЩЕСТВА, тайно подосланная бывшим мэром города, и отчаянно пытавшаяся схватить "бунтовщиков", ослепла от нестерпимого блеска и больше уже не могла различать цвета до конца своих дней. Собственно говоря, они и раньше-то, плохо его различали…

Остальная зеленая масса как была зеленой и бесчувственной, такой и осталась.

Вот такой вот конец у этой истории, и, наверное, надо бы поставить точку, но…


*  *  *

Всякий сад, заботливо присматриваемый ПРИРОДОЙ, играет неописуемыми КРАСКАМИ. Но посмотри на свой сад, ЧЕЛОВЕК. Любишь ли ты его, Не запущен ли он? Запущен. Смотри, сорняков там все больше и больше! Спроси себя, сколько в тебе настоящих цветов? Сколько еще осталось? И те, что остались, смогут ли тебя изменить? Можешь ли ты позволить им изменить тебя? Сможешь ли ты это, ЧЕЛОВЕК?

Цветы продолжают жить в тебе, ЧЕЛОВЕК, но живут так скромно, что ты их абсолютно не замечаешь. Но если ты осмелишься взглянуть на них, хотя бы мельком, и повернешь взгляд в их сторону, у тебя есть маленький шанс на то, чтобы заметить другие потрясающие вещи в этом потрясающем мире. И все что нужно – это позволить этим "скромно живущим внутри тебя цветам" изменить тебя раз и навсегда.



 nervana.name
√ Библиотека


Загрузка...

Твоя Йога Книга для тех, кто хочет, готов и будет меняться KrasaLand.ru Слова и Краски