Елена Майдель

ЛЕГЕНДА ОБ АТЛАНТИЧЕСКОМ ОГНЕ




В тот ненастный день гроза разверзлась над городом так внезапно, что многие не успели укрыться и вымокли до нитки. Антон едва забежал под раскидистое, но уже прореженное осенним листопадом, высокое дерево, как вспышки молний ослепительными нервными ветками принялись терзать какой-то неземной болью стремительно темнеющее от бурых туч небо. Из своих укрытий горожане не могли наблюдать в стерео-объеме, как взволновавшиеся разом стихии объединились в необузданном порыве сравнять растерянный от их натиска небосвод с оторопевшей землей. Под супер-басовый громовой барабан они властно вонзали букеты огненно-голубых стрел в уставшую от жаркого дня почву и остужали ее потоками ледяной воды, кружащейся упругими секущими струями в паре с ветром в лишь ей одной ведомом непредсказуемом танце... И только промокший Антон, поеживаясь от страстных влажных объятий настойчивого урагана, был единственным в опустевшем парке свидетелем этой редкой по размаху и грозной красоте мистерии Природы.

В восторге от грозовой небесной игры, он наслаждался нежданным буйством слившихся в едином проявлении высших сил, но, вместе с тем, томительно улавливая некую ирреальность и предначертанность происходящего. В радостном возбуждении, словно озаренный важной догадкой, смельчак бесстрашно протянул свои руки вверх, навстречу стихиям, как бы желая дотянуться до ускользающих электрических жал молниеносных ветвей, и... вдруг смертоносный контакт замкнулся! Клацающими бликами невидимых фотокамер искрящиеся голубые иглы молниеносно "прошили" тело Антона от макушки до мокрых подошв серебристым трассирующим пунктиром, и он упал, как подкошенный, будто сраженный их запредельным таинством до беспамятного шока...

"Убило!" - подумали бы свидетели не такого уж и редкого происшествия, но их не оказалось. "Я умер?!" - вопрошающе констатировало возвращающееся из какой-то мглы, свернутое в точку сознание Антона. Он совершенно не ощущал своего тела и боялся открыть глаза, но осознав свой страх, сделал над собой волевое усилие и решился снова войти в привычный мир, из которого его так резко, видимо, за излишнюю самоуверенность, "выставили вон" рассердившиеся стихии. Однако, первый же взгляд его осторожно приоткрытых глаз заставил вздрогнувшее сердце подскочить к самому горлу и забиться столь неистово, что неопровержимо подтвердило Антону реальность происходящего, вмиг возвратив телу все ощущения и чувства.

Мир, открывшийся взору чудом выжившего экспериментатора с вершины заросшей зеленью высокой горы, - был ему абсолютно незнаком...

Пришлось сразу же заслонить глаза рукой - слишком ярким и слепящим фиолетом обдавало низко плывущее в розовом мареве светило, не похожее на привычное земное солнце. Антон сделал глубокий вдох слегка сыроватого воздуха и осмелился пошевелить руками и ногами - он был цел и невредим, хотя что-то в ощущениях тела не давало в этом полной уверенности. Скользнувший к ногам взгляд из-под прикрытых ладонью глаз снова чуть не лишил его сознания - это было не его тело...

Разум вопил, аппелируя к здравому смыслу, захлебывась в скорости мыслепотока,- "Это же я, Антон Мамаев, молодой преуспевающий психолог, который еще минуту назад подставлял лицо и руки бушующей грозе в петербургском Летнем Саду"... однако, что-то глубоко внутри мешало ему в это поверить. Он попытался встать, но слабость не позволила осуществить это с первой попытки - ему казалось, что вместо конечностей надеты протезы, причем, больше всего его шокировал цвет кожи нового тела - почти черный с медно-красным отливом. Поднявшись, наконец, Антон обнаружил себя намного - раза в два с половиной - выше ростом, так далеко вниз отодвинулась земля. "Ну, и куда же меня занесло? Вот только негром я еще не был..." - попробовал иронией перебить тревогу изрядно ошарашенный невольный переселенец. Осторожно оглядевшись, молодой человек ощутил состояние "дежавю": каким-то смутно знакомым показался ему окрестный пейзаж, контуры древнего города на берегу океана, очертания парковых аллей, ведущих со склонов горы к виднеющимся вдали городским воротам. Выхода не было - оставалось лишь идти навстречу непрошенному приключению.

Размах его шага также превышал привычный стереотип пешего передвижения, и Антон, внезапно сменивший масштаб своей формы, преодолел большое расстояние довольно быстро. Его сильно удивляло отсутствие людей, и вдруг ответом на это молчаливое недоумение сзади прозвучал человеческий голос, гортанно выкрикивающий что-то на незнакомом языке. Антон обернулся, повторное "дежавю" включилось в его голове подобно громкоговорителю - на полную мощь. Навстречу бежала прекрасная молодая женщина в развевающейся длинной белоснежной тунике, перехваченной у тонкой талии золотым обручем, она что-то кричала ему громко и настойчиво звала: "Антоникс!!!" Он вздрогнул еще раз - именно так, в шутку, называли его только близкие питерские друзья, сочетая в этом интимном прозвище его нынешнее имя и краткое, дразнящее, - от "Мистер Икс"... нет, не из-за опереточного героя, а потому что талантливый психолог часто изводил их намеками и догадками о неисчерпаемых тайнах своей любимой науки.

...Столь же темнокожая и стройная, незнакомка, лишь слегка уступавшая ему в росте, буквально приковала Антона к месту льющимся из ее сине-фиолетовых глаз, от всего ее облика легким туманно-палевым и очень теплым свечением. Когда же она с жаром сомкнула свои руки вокруг его шеи, все его существо получило острый пронзительный импульс обжигающей душу, забытой родной энергии. В этот миг Антон вспомнил ВСЁ!

Его древняя Родина - Атлантида и город детства Телос простирались перед ним до самого оранжево-фиолетового горизонта. И она - его возлюбенная Астикс - обнимала его наяву, так нежно, как тогда, в самую счастливую пору их любви... Завеса, сдерживавшая лавину воспоминаний, рухнула под напором оживших чувств, и вся прошлая "атлантическая" жизнь в несколько мгновений пронеслась в его сознании как на ускоренном компьютерном файле...

Странное дело, в его новом (или прежнем?), непривычном для ума теле одномоментно уживались два Антона - тот, далекий атлант с похожим именем, и этот - нынешний питерский парень из ХХI века... Как будто в каком-то дивном новейшем эксперименте, стянувшем в сиюминутном "сейчас" разделявшие их пару десятков тысячелетий, молодому специалисту предоставили возможность проверить на самой, что ни на есть реальной, живой, непосредственно им самим переживаемой, "практике" некоторые из его научных догадок в ходе психологических опытов с регрессией...

Но результаты этого вневременного и межпространственного эксперимента мог спланировать... разве что сам Господь Бог!

... За завесой "в личном исполнении" проявилась его удивительно долгая и насыщенная жизнь, захватившая трагический конец истории Атлантиды и ее высоко-духовного народа, отмеченного особой любовью Богов. Долгожителю Антониксу, протянувшему нить своей памяти через несколько последующих поколений, довелось прийти в тот мир на пике расцвета своей сказочно прекрасной страны, а, значит, застать и зарождение глубоко скрытых причин ее падения, повлекших за собой печально известный финал. Но избирательная спираль его воспоминаний об этой невероятной жизни неуклонно вращалась вокруг священного таинственного стержня, на который она накручивалась вне его воли. Достаточно было мысли Антона лишь коснуться забытой святыни, память мгновенно переместила его в те далекие времена и события, ставшие потом легендой не только для земного человечества.

...Первое знакомство с самым священным для атлантов местом состоялось для семилетнего Антоникса по воле отца, готовившего его долго и обстоятельно к этому торжественному моменту. Огромная пирамида, множество раз прежде привлекавшая внимание издалека своей неподступностью, оказалась величайшим Храмом Атлантиды. Мальчик на всю жизнь запомнил охвативший его душу трепет, когда они с отцом вошли в огромный, вмещавший несколько тысяч человек, центральный зал, украшенный для праздника. Гигантское внутреннее помещение без единого окна и опоры являло собой наглядный пример божественного подражания природе, ибо выглядело копией естественной пещеры со сталактитами и сталагмитами, расположение которых было тщательно продумано. Сталактиты свисали со всего неровного купола-потолка густо нанизанными хрустальными иглами и сверкали подобно звездам, потому что подсвечивались искусно спрятанными между ними и полом незаметными лампами. Отраженные от них в сотнях игл, искрящиеся лучи заполняли храм мягким, ровным и одновременно мощным сиянием, впрочем, так ненавязчиво, что, казалось, светится сам воздух Храма, создавая возвышенную атмосферу для религиозных размышлений. Под звуки органа лучи разных оттенков, приглушенные как свет луны, играли в пространстве, их цвет изменялся вслед переливам мелодии, оставляя впечатление поющих звезд... Праздник прошел для ребенка как в тумане, но впечатление от волшебства красоты и гармонии высоких чувств сохранилось навсегда.

...Растаявшее первое воспоминание как-то легко и естественно уступило место следующему эпизоду, когда - уже семнадцатилетним, Антоникс был допущен в святая святых Великого Храма - к Алтарю Вечного Света, расположенному в скрытой задней части этой высоко почитаемой святыни. Первосвященник проводил начальное посвящение его чистой души, открывая ей врата в несказуемую жизнь духа для служения Божественным МАТЕРИ и ОТЦУ и своему народу. Это, незабвенное для Антоникса, состояние прикосновения к Тайне, как и свою единственную любовь, он пронес до последнего вздоха того атлантического воплощения.

Потайная и самая священная часть Великого Храма представляла собой треугольную платформу из красного гранита с равными сторонами, увенчанную огромной глыбой хрустального кварца в форме совершенного куба. Из самого центра этой гигантской сакральной конструкции исходило невероятной белизны, казавшееся неподвижным, ярчайшее - неопаляющее и беззвучное - ровное пламя, формой напоминавшее наконечник огненного копья, который уходил своим острием в уже неподвластную зрению бесконечную высоту... Это постоянное в своем накале, казавшееся неподвижным от этого, немеркнущее свечение, соединявшее верхний и нижний миры, обладало поистине непостижимой магической силой. Сверхъестественный огонь наполнял духовной силой и любовью сердца присутствовавших в Храме людей, избавлял их от нечистоты мыслей и болезней тела, аннигилировал все негативное, что хотя бы приближалось к нему на опасно близкое расстояние. Атланты были абсолютно уверены, что этот огонь был дан им из иного, Высшего Мира. Именно перед своим посвящением Антоникс впервые услышал старинную легенду об этом даре Богов, возлагавших большие надежды на этот древний народ.

... За много сотен лет до рождения Антоникса, Посейдонией в течение четырехсот тридцати четырех дней управлял обладающий тайными знаниями мудрец. Никто не ведал, откуда он пришел, но целые поколения атлантов размышляли после его ухода над смыслом оставленной им мудрости. "Вот, я - Сын Солнца, пришел оживить веру и обновить жизнь этого народа... Я - Сын Своего Отца, и Он - во мне, а я - в Нем"...- говорил он людям. Когда народ потребовал доказательств, мудрец исцелил слепого простым наложением рук, чтобы прозревший вместе со всеми узрел сотворяемое им истинное чудо.

После исцеления, на глазах огромной толпы Великий Человек, встав на треугольную платформу, начертал на ней перстом квадрат со сторонами пять с половиной футов каждая, а когда он вышел из очерченного линиями пространства, в ту же минуту из квадрата возник совершенной формы огромный цельный кварцевый куб. Молча правитель возложил на глыбу свои руки и дунул на нее, и как только он отвел руки, из центра куба вырвалось ослепительное пламя, вознесшееся к небу, получившее имя Максин - Свет Негасимый, Свет Материнской Любви сиявший атлантам многие века и соединявший их души с Истоком. Таинственный незнакомец ввел в жизнь народа взамен старых - новые законы, которых никто не смел ослушаться, он записал их перстом на камне Максина, и ни один резец скульптора не смог бы сделать это лучше. Новые Законы были занесены в пергаментную Книгу и мудрый правитель положил ее прямо в самый нескончаемый Свет, который прошел сквозь нее, не опалив, не повредив ни слова, но с тех пор так и исходил с ее страниц... Сделав это, Он сказал: "Слушайте меня. Вот мой Закон. Смотрите, я записал его на Камне Максина. Тот, кто дерзнет даже коснуться Книги, погибнет. Но, знайте, пройдут века, и Книга исчезнет на глазах у многих, и никто не будет знать, где она. И тогда Материнский Свет угаснет, и никто не сможет зажечь его вновь - кроме Нее! И когда это произойдет, - о горе! - недалек будет тот день, когда самой этой земли не станет, она погибнет из-за грехов ваших, и воды Атла покроют ее! Я сказал!".

Выпав на миг из канвы своей далекой жизни, скептический ум питерца из третьего тысячелетия уловил некоторую аналогию: "Где-то я это уже слышал...Ах, да! И Библия сохранила свидетельство о подобном небесном пришельце в наш мир, пару тысячелетий назад, который также утверждал, что он и Отец Небесный - Одно, призывал к любви и жизни по законам Бога... да... скверно тогда все закончилось...Что ж, люди с тех пор совсем не поумнели, не подобрели, но с упорством ослов повторяют тупиковый путь атлантов..." Продолжить размышления Антон не успел - Антоникс перехватил инициативу, вновь переместившись во времени.

Виртуальная временная волна перенесла сознание нашего героя в зрелую пору его атлантического воплощения и неведомым магнитом опять притянула его чувства к священному месту - Великому Храму Матери, на этот раз спустя столетия после его первого посвящения. Добрая душа Антоникса, несущая свет любви - как божественной, так и человеческой, - радовала растущей мудростью окружающих людей и взирающих с небес богов, с которыми атланты в то время еще жили во взаимном общении и понимании по несколько сотен лет в воплощение. Однако, эпизод, всплывший из бессознательной памяти Антона-Антоникса, наглядно и поучительно продемонстрировал червоточины, зародившиеся в охладевающих сердцах представителей великой расы и начавшие подтачивать прежде неугасимый столп их веры в Небесных Родителей, в свою божественную принадлежность к Вечности.

...Великая Книга, хранившая в Материнском Огне Максина Вечные Божественные Законы для людей, уже давно не давала покоя многим жителям могучей столицы, которые пожелали идти путем своеволия и своевластия, утратили смирение и веру в незыблемость высшего покровительства. С какой же злой радостью эти отступники от Света стали применять дарованные богами магические приемы владения мыслью, стихиями и энергиями в целях накопления земных благ, в тайных расправах над неугодными на пути к тотальной власти над страной... Но слишком еще почитали люди сокровенную чистоту и разящую силу Материнского Огня, оберегающего священную Книгу Законов. Тем временем, в затемненных искушениями земного мира умах подспудно зрели дерзкие планы - один преступнее другого, которые однажды неизбежно должны были осуществиться, как прорывается долго болевший нарыв... Согласно Закону свободной воли человека.

Как самый любимый и торжественный праздник, пришедший испокон веков, в той цветущей стране ее жители отмечали величайшую тайну зарождения самой Жизни - это был День Поклонения Божественной Матери, сходившей к ним с Небес через мистический огонь Максина - пламя Ее Вечной Любви к своим Детям. Каждый год в этот необыкновенный день в Храме Матери души людей будто перерождались заново, расцветая новыми красками милосердия, святости, благородства, братской любви. Часами длилось непередаваемое счастье единения душ в благодарственных молитвах Той, Которая облекла в формы Материнской Любовью все Божественные Творения Отца.

...Антоникс оказался в числе приглашенных на торжество как уважаемый гражданин города, и был сопровожден на особое возвышение для почетных гостей, откуда весь огромный зал был обозреваем со всех сторон.. Великий Храм, освещенный волшебным светом как снаружи, так и внутри, будто пульсировал спресованными толпой видимыми цветными волнами радости, восторженности, благости. Парадно облаченные жрецы, закончившие праздничное служение под небесное звучание органа,уже раздвинули резную высокую стену в задней части храма, чтобы открыть жаждущим взорам людей вечно живой огненный поток Максина. Именно в этот особенный день ослепительно-белое пламя изменяло свой цвет - в нем возникало нежно-розовое свечение - зримое воплощение Любви Небесной Матери. На глазах тысяч замерших людей неземной белый столб вдруг дрогнул, расширился, раскрылся лепестками и наполнился переливами розовых оттенков, которые сразу же тончайшими нитями начали соединяться с духовными сердцами присутствующих. По залу прокатился восхищенно-блаженный многоголосый стон - словно каждый почувствовал нежное касание божественного перста к своей груди...

Внезапно благую медитативную тишину резко нарушил отчаянный человеческий крик! Произошло нечто немыслимое... Тысячи глаз мгновенно раскрылись и, вздрогнув, люди устремили взоры к источнику их тревоги. Повторившийся нечеловеческий вопль локализовал их внимание - вокруг священного алтаря метался человек, охваченный прозрачным огнем, он как бы растворялся перед многотысячными свидетелями его кощунства, перемещаемый волнами божественного огня в потусторонние алые сполохи огня адского... Позже выяснилось, что подстрекаемый главой темных сообществ, безумец был подослан, чтобы в самый возвышенный момент праздника, воспользовавшись медитативным состоянием толпы похитить из трансформированного Максина Святую Книгу Законов, чтобы предать ее сожжению в земном огне... Подстрекатели обещали тщеславному глупцу сильнейшую магическую защиту его жизни и невероятные почести в случае удачи. Не ведая о пророчествах мудреца, сотворившего алтарь с Максином для атлантов тысячелетия назад, посланец злой воли посмел протянуть свою нечистую руку к тайне тайн и ... тут же ее лишился! Да-да, как утверждал все видевший главный Жрец, преступная рука просто исчезла, а тонкий бесцветный огонь побежал по всему телу осквернителя святыни, пока он сам полностью не растворился в сгустившемся от напряжения воздухе, не оставив даже запаха...

Однако, не успела пораженная толпа выдохнуть застывший в груди возглас изумления от случившегося, как неожиданно раздались оглушительные раскаты грома, угрожающие мощью вибрацией конструкции Храма. Вслед за этим из Максина, сменившего розовое свечение на слепящее серебряно-синее, вырвались разящие молнии и ударили в того, кто возомнил себя выше Бога... В ужасе отпрянувшая от эпицентра их удара, часть людской массы увидела оставшуюся на мозаичном полу храма небольшую горстку черного пепла от главного виновника преступления - прославившегося жестокостью и жаждой власти известного всем лидера сторонников темных реформ...

Антоникс так реально испытал все чувства и эмоции того памятного дня, что в изнеможении закрыл лицо руками, запомнив, какими старыми, со вздувшимися жилами и морщинами стали его кисти...Недостающими звеньями единой цепи пронеслись перед его закрытыми глазами многие столетия той длинной памятной жизни, но их все пронизывала острая боль его сердца - ему было суждено жить свидетелем угасания Максина и постепенного разрушения Храма Матери. Не обрушился Храм в одночасье, не растащили его по кусочкам жадные до драгоценностей жители Телоса, он угасал постепенно, как и волшебный огонь - от людского равнодушия, небрежения и очерствения сердец. Забывая о Божественой Матери, поколение за поколением некогда величайшего и духовного из народов обрекало себя на лишение Ее Любви. А без Любви человек - пустой сосуд. Накрепко запечатанному сургучом гордыни, этому - не ведающему своей человеческой и божественной тайны - сосуду было суждено быть погруженным и сокрытым под толщей атлантических вод до той будущей поры, пока Божественная Материнская Рука не сорвет милосердно темную печать, предоставив чистому духу еще один шанс восхождения по Лестнице Жизни...

Покидая сознание Антона, его умудренный предок "набросал" на нематериальной "стене" молодого ума некое огненное завещание... "Мой дорогой далекий потомок, несущий часть моей души! Тебе досталось несравненное счастье прийти в мир Земли в этот решающий космический час! Долгие тысячелетия Мать и Отец пытались через молнии и гром разбить окутавшую бедную планету темноту. И вот час Радости пробил! Огонь Великой Матери снова устремился к людям, пробуждая спящие сердца, Ее любящая Рука уже сорвала с них темные печати, МАТЬ ЕДИНАЯ возвращает человечеству Свет Своей Вечной Любви и вместе с ОТЦОМ ЕДИНЫМ дарит всем светлым душам дорогу в Золотой Век Будущего. Вечная Книга Жизни - Книга Единых Законов БОГИНИ и БОГА снова открыта для чистых людей. Ты узнаешь ее по незримому свету, изливающимуся с ее страниц прямо в твое сердце. Не пропусти! Возможности не повторяются!"

... Антон очнулся от ледяного душа, хлеставшего его по лицу и льющегося прямо с черного неба. Сумбур в его голове понемногу прояснялся, а промокшее насквозь тело, поверженное на отсыревший ковер из опавших листьев, практически не ощущало холода, напротив, было еще заряжено молниеносным электричеством, придавая ему прежде не свойственную сверх-бодрость. Он не знал, прошли ли часы, минуты или целые сутки, пока он путешествовал "по мирам и весям". Он не знал еще, во что выльется в его нынешней жизни эта Богами спровоцированная глубочайшая саморегрессия. Он не знал еще в тот момент своего возвращения в ХХI век, как будет искать Вечную Книгу Жизни, данную человечеству МАТЕРЬЮ-БОГИНЕЙ. И тут - словно прощальная подсказка его атлантического предка, в окрепшем сознании золотыми буквами всплыло со дна памяти неизвестное прежде слово EXODUS...


Октябрь 2008 г.
Кливленд, США


 nervana.name
√ Библиотека


Загрузка...

Твоя Йога Книга для тех, кто хочет, готов и будет меняться KrasaLand.ru Слова и Краски