Айгуль Мустафина

П Р О П А С Т Ь



1

- Ты понимаешь, эти находки могут перевернуть всю историю Человечества! Мы так мало знаем о прошлом, а оно, вероятно, было совсем не таким, каким мы его представляем. Знаешь, мне приснилось вчера, что я оказалась на необитаемом острове, там было так чудно! И вокруг было столько людей, и их лица.. .Знаешь, такие разные лица, ни одно не было похоже на другое!

- Слушай, мне, конечно, все это безумно интересно, но не могла бы ты подсказать, что мне надеть сегодня на ужин? Нас пригласили в самый дорогой ресторан Города, а ты рассказываешь мне какие-то глупости! И почему ты до сих пор не привела себя в порядок?

- Да какая разница, что на тебе будет надето? Ну правда... Лора, милая, мне никуда не хочется… мы, возможно, стоим перед величайшим открытием, и у меня руки чешутся - хочется работать, работать! А тут какой-то ресторан.

- Какой-то! Ты просто ни разу там не была! Все-все! Завтра тоже есть день, а сегодня я просто обязана тебя вытащить куда-нибудь!


Подруги отправились через ночную прохладу летнего вчера в другой конец квартала. Мягкий свет люминисцетных огней озарял улицы и небо. Зеленовато-изумрудные капли - крохотные светонакопительные диоды миллионами искр мерцали в воздухе. Они были чувствительны к любому движению и освещали путь каждого прохожего, следуя за ним светящимся облаком. На горизонте бесшумно пролетали редкие в этой части города аэромобили.

Девушки подошли к высокому зданию, парящему над землей. Чтобы пробраться внутрь, необходимо было нажать на большую белую кнопку, распознающую отпечатки пальцев. Не каждому жителю деревни был доступен вход в этот дворец. Лора сняла шелковую перчатку и небрежным движением руки коснулась клавиши. Тут же двери здания открылись, спустился лифт, и учтивый молодой человек предложил им подняться. Это и был знаменитый развлекательный комплекс Леогравия - самое дорогое и красивое место в Городе, где можно было найти роскошные рестораны, переночевать в невероятно просторных гостиничных номерах, искупаться в чистых бассейнах. Для Элизы, посещавшей разве что крохотное кафе у ее дома, все это казалось чрезмерным, это великолепие подавляло, но, тем не менее, производило впечатление. Здесь все было автоматизировано - роботы, роботы, роботы.. на кухне готовил один повар, и тысяча восемьсот электронных помощников ему помогали; парадную дверь открывал уже знакомый нам лифтер, остальные многочисленные двери бездонного здания стояли на попечении маленьких летающих Боннеров Е 720. Ужин подавали проворные автоматы Коллеры. Даже музыка была подчинена власти этих маленьких бездушных чудовищ людского ума - оркестр целиком состоял из сверкающего металла машин. "Зачем? С таким же успехом можно было просто включить проигрыватель!" - подумала Элиза. Впрочем, это было сугубо ее личное мнение.

Их уже ждали за столиком у окна. Лора приветливо помахала с порога. Двое молодых людей встали и учтиво поздоровались. Лора принялась всех знакомить:

- Так, молодые люди, это Элиза - моя лучшая подружка, Элиза - это мой Лео, а это его друг Артур.

- Очень приятно, - улыбнулась девушка и протянула новым знакомым руку. Лео был точно таким, каким его описывала Лора, - она целыми днями только и говорила о нем, словно знала его всю жизнь, а не неделю. Это был высокий немного полноватый молодой человек со светлыми, слегка вьющимися волосами, и доверчивыми до странности, голубыми глазами. Он походил чем-то на ребенка, хотя, судя по рассказам подруги, он и был настолько непосредственен, наивен, как могут быть только дети, либо люди, избалованные богатством и постоянной опекой родителей. Лео был сыном одного из самых влиятельных людей мира. Лора была просто счастлива, что познакомилась с ним, вернее, с его богатством. Впрочем, он тоже был в восторге от своей новой подруги - она обращалась с ним как заботливая мама и сумела убедить его, что для нее главное сам человек, а не его состояние, чему он охотно поверил. А вот его друг казался полной противоположностью этого добряка. Это был худой молодой человек среднего роста. Его темные прямые волосы были коротко подстрижены и подчеркивали черную глубину глаз. Тонко очерченные линии подбородка и губ не сочетались со скулами на лице. Он не обладал красивой внешностью, но в его живых глазах, в его манере слегка хмурить брови было что-то невыразимое, притягивающее, привлекательное.

Лора тут же стала развлекать всю кампанию историей о том, как она покупала себе сумку, целый час уговаривая и убеждая Бит 46 в том, что такая сумка стоит намного дешевле, и что просто перепутан ценник. Она никак не могла добиться, чтобы машина позвала хозяина, на что он терпеливо отвечал "Модель 339, красного цвета, с металлическими вставками…", повторяя один и тот же текст в шестой раз. Лора так забавно копировала писклявый голос робота, что ребята покатывались со смеху. Элиза тоже смеялась, хотя слышала эту историю уже раз десять. Но не трудно было заметить, что кажущееся оживление не было искренним. Она думала о чем-то своем, изредка останавливая взгляд на одном предмете и задумываясь.

- Вы чем-то встревожены? - спросил Артур, внимательно взглянув на нее.

- Нет, что вы, все замечательно.

Но болтушка Лора услышала разговор и тут же выпалила:

- Да она все думает о своих гуманоидах! Она у нас историк, и день и ночь проводит в лаборатории, исследуя эти древние останки!

- Правда? - заинтересовался Артур - Я - геолог, и недавно вернулся с экспедиции.

Элиза встрепенулась. Она никак не ожидала, что этот явно знающий себе цену человек мог быть геологом и интересоваться тем же, чем она бредила с самого детства!


Весь вечер они проговорили о раскопках, о древних цивилизациях. Они делились опытом и впечатлениями от открытий, сделанных в последнее время учеными. Никто не знал, что было до Великого Взрыва, оставившего после себя лишь пепел, и уничтожившего Землю почти до основания. Люди по осколкам собирали собственное прошлое, свою историю. Долгое время считалось, что человечество возникло после естественного взрыва ядерного метана, в результате столкновения Земли с огромным астероидом, что и уничтожило почти все живое на планете. Но недавно, на далеком острове посреди океана, ученые обнаружили скелеты существ, очень напоминавших человеческие. Кроме того, на глубине нескольких километров, глубоко в почве самого Города, обнаружили бункер из прочнейшего материала, которому позавидовали бы любые роботы. Это была огромная подземная катакомба, которую могли построить только разумные существа. И, самое важное - там были найдены Книги! Настоящая бумага с надписями! Сейчас из этого материала делались разве что сувениры. Ученым предстояло расшифровать надписи, которые могли стать объяснением всей Истории Земли.

Через неделю первые находки будут присланы на большую землю. Артур был участником той самой экспедиции, он одним из первых отправился на остров чтобы увидеть все своими глазами. Вчера вечером он вернулся в Город - единственный большой материк на Земле. Город был основан три миллиона двести девяносто два года назад. Это удалось установить благодаря последним технологиям, но кто его основал, кем были его первые жители, откуда они прибыли, были ли они коренными жителями Земли - все это оставалось загадкой. Пространство Города было огромным. И с каждым годом он разрастался еще больше, несмотря на то, что много зданий было сооружено на воде, на воздухе, под землей. Кроме этого очага цивилизации кругом был только бескрайний Океан. И лишь редкие островки разделяли его одиночество.

Прошлое было покрыто тайной, которую стремились разгадать очень многие, но мало кому это удавалось. Впрочем, интерес к истории возник сравнительно недавно. Все были заняты новыми открытиями, изобретением нового универсального топлива, доступным благодаря неиссякаемости окружавшего Город океана, роботов, которые стали незаменимыми в каждом хозяйстве, строительством Купола, который сможет предохранить жителей от новых взрывов и столкновений. Будущее было гораздо притягательнее и интереснее, оно обещало новые возможности, богатство, процветание. Только люди все меньше задумывались, что созданные ими роботы все чаще заменяли их самих, на каждого живого человека приходилось уже 250 автоматизированных машин.

Про прошлое не говорили, не интересовались им, не хотели его знать. Но постепенно появлялись энтузиасты, которые понимали важность Истории. Они смутно догадывались, что за стенами их жизни существует что-то глобальное, что Человек - это не что-то, возникшее из полной пустоты.

Элиза родилась уже в Новое время, когда историю не отвергали так яростно, как в прошлые столетия. Ее отец стал одним из самых крупных ученых своего времени. Он часто брал с собой маленькую дочурку на командировки, раскопки, экспертизы. Он делал это скорее вынужденно, после смерти своей жены, не желая, чтобы его ребенка воспитывали чужие руки. Именно он привил в ней любовь ко всему загадочному и необъяснимому, и она пошла по его стопам, поступив на исторический факультет самого крупного университета. Теперь она часто помогала отцу в Центральной лаборатории.



2

Поздней ночью из "Леогравии" вышли две пары. Светящиеся диоды тут же окружили их, разбежались вокруг, на несколько метров вперед освещая дорогу. Не спеша кампания дошла до пересечения двух улиц, и пары разделились - одна направилась в сторону аэромобиля, стоящего неподалеку, другая повернула в сторону площади Вечных Фонтанов. Две фигуры в тиши ночного воздуха, окруженные сиянием зеленых "светлячков", казались отчужденными, одинокими, и в тоже время очень родными друг другу. Они шли не касаясь, сторонясь друг друга, но между ними словно не было расстояния. Это были Артур и Элиза. Девушка не любила замкнутых, бесшумных аэромобилей, в которых чувствовала себя так, будто находилась внутри герметичной скорлупы. Она жила недалеко, и ей хотелось пройтись пешком. Артур предложил проводить ее. За столиком в ресторане они, казалось, проговорили обо всем, интересовавшем их обоих. Теперь между ними была пустота, которую не хотелось заполнять чем-то лишним.

Элиза узнала, что Артур жил на другом конце города, но временно переехал в отель в "Леогравии", поближе к Центральной лаборатории. Он уже пять лет занимался исследовательской деятельностью. Родители были недовольны родом его занятий, поэтому в семье часто происходили конфликты, особенно с отцом - мистером Сэлдом, который мечтал сделать сына своим наследником - он был довольно крупным банкиром. Артур надеялся сам пробиться в жизни, и последние события были для него шансом доказать отцу свою состоятельность.

Не нарушая тишины, заполненной мыслями и впечатлениями, Артур и Элиза подошли к небольшому дому со стеклянными раздвижными окнами и дверьми.

- Вот мы и пришли. Спасибо за прекрасный вечер. Давно я не разговаривала так, как с вами…

- Спасибо вам, Элиза. Очень рад знакомству. Думаю, мы еще не раз увидимся в лаборатории.

- Несомненно. Спокойной ночи.

- Спокойной ночи.


3

Элиза напряженно смотрела в экран Космолиса - всемирной видеосети, соединяющий Город со всеми уголками планеты, далекими островами, месторождениями, сооружениями на бескрайних просторах океана, с луной, аэростанциями, другими планетами Солнечной системы. Связь была установлена между Лабораторией и тем самым островом Д-8, на котором шли раскопки. Девушка никогда не видела ничего подобного. Остров казался изумрудным от обилия невиданных растений, листья сплетали невыразимой красоты кружева из света и тени, деревья стремились к небу, точно стремились коснуться солнца, корни невероятной путаницей белых вен исчезали под кожей земли и снова пробивались из под устлавшей землю листвы. Крупные алые цветы очаровывали нежным запахом весны, непонимающим, беззаботным взором взирая на гостей, пришедших с большой земли…

Элиза переключила монитор на другую камеру. Миллионы крохотных роботов-землекопов осторожно расчищали вход в катакомбу. Люди - лучшие профессионалы своего дела изучали то, что уже успели поднять на поверхность. Они были похожи на хирургов во время операции, в таких же белых халатах, перчатках, с таким же напряжением и максимальным вниманием в глазах.

После предварительного анализа эти бесценные экспонаты упаковывали в герметичные контейнеры, погружали в сверхскоростные аэробусы и отправляли в Город. Через несколько часов они уже должны прибыть в Лабораторию.


В дверь постучались, и тут же в комнату влетел взволнованный профессор Герриот - отец Элизы. Ему было сорок с лишним лет, но казался он намного моложе своих лет. Во многом благодаря озорному блеску в глазах и хорошо сложенной фигуре. Он был самым серьезным и одновременно самым несерьезным человеком в своем научном мире. Ходячая энциклопедия, он не способен был говорить что-либо всерьез, и самые скучные лекции, самые простые и надоевшие всем истины излагал таким образом, что слушающие просто покатывались со смеху. Любое занятие со студентами или практикантами он мог превратить в занимательное и знаменательное событие. Стремительной и легкой походкой он каждое утро влетал в класс и начинал свою речь примерно таким образом: "Итак, мои дорогие коллеги, похожие в это прекрасное солнечное утро на заспанных слоников, знаете ли вы что-нибудь о микромолекулах железа? Надеюсь, вы имеете представление, что в каждой клетке человеческого тела, похожие на маленьких усатых тараканов живут эти непослушные создания, необходимые для нормальной деятельности вашего непроснувшегося тела? И уж безусловно, господин в желтом галстуке на последнем ряду, который видимо решил досмотреть очередную серию своего сна, навсегда запомнит, что зеленая окраска листьев и красная окраска крови обусловлены присутствием в организмах железа…"

Но сегодня профессор был явно взволнован предстоящим днем и удивленно бегал из одной комнаты в другую в ожидании минуты, когда первый скелет будет в его распоряжении. Он застал свою дочь перед монитором и поспешил к ней, чтобы в сотый раз посмотреть на происходящее за миллионами километров.

Наконец, их ожидание окончилось и терпение было вознаграждено. Аэробус в сопровождении лучших специалистов прибыл на землю. Все были взбудоражены нетерпеливым желанием провести анализы, начать исследования. Никогда еще стены этого здания не были так оживлены. Он походил сейчас на разворошенный муравейник или на поверхность реки во время дождя. Но спустя уже каких-нибудь полчаса, когда находки были установлены и распределены в разные части лаборатории, когда ученые принялись за свой труд, в коридорах установилась могильная тишина. Казалось, что материализованные мысли блуждали под потолком ярко освещенных комнат, сталкиваясь друг с другом, отражаясь о стены, отбрасывая невидимые тени.


4

Первые результаты привели к невероятным открытиям. Не было человека, который не говорил бы о них, не было другой темы для разговоров, Город погрузился в атмосферу страха и уважения перед прошлым. Каждый стремился узнать новые факты, что несомненно приводило к невероятным домыслам, присказкам. Правда и фантазия невидимыми нитями переплелись друг с другом, как в пыли перемешиваются кристаллы пыльцы, почвы, мертвых клеток и микробов, образуя однородную серую массу.

Элиза и Артур сидели за столиком кафе со смешным и длинным названием "Блумгелиосфазатрон" и оживленно обсуждали последние новости. Почти две недели прошло с того памятного дня, когда были привезены находки, и каждый день они пересекались в лаборатории, помогая более опытным коллегам раскрыть тайны неведомого прошлого. Она работали в разных отделах, но это не мешало им словно магнит притягивать друг друга, случайно встречаться в коридорах, обедать за одним столиком в столовой на нижнем этаже, по разным поводам стучатся в двери друг к другу под предлогом неотложного задания. Артур часто провожал девушку домой после насыщенного событиями дня, и они без устали рассказывали друг другу о новых фактах, окрыленные верой в человеческий разум, уверенные в своей правоте и необходимости Общего дела.

Возвращаясь в очередной раз вдвоем после рабочего дня, они решили немного сменить маршрут и отправились вдоль тихих, неподвижных улиц, потонувших в сумерках уходящего солнца и наполняющих путников умиротворением и покоем тысячелетней истории. Это кафе привлекло их внимание детской непринужденностью и невыговариваемым с первого раза названием, и они решили провести в нем последние минуты уходящего, ускользающего вечера.

- Подумать только! - с грустью в голосе сказала Элиза - все, что мы учили в школе, университете, все, что знали наши деды и прадеды, и рассказывали сотни лет - все это оказалось неправдой! Человек возник раньше, намного раньше, чем три миллиона лет назад…и Великий взрыв… понимаешь, ведь он, возможно, произошел по вине Человека! Это ужасно, просто ужасно... уничтожить добровольно то, что создавалось с таким трудом и упорством… но почему, почему мы ничего не знаем о тех, кто создал наш Город? Ведь это несомненно были те, кто сумел выжить после взрыва! Хотя бы этот бункер. Не догадывались ли люди о приближающейся катастрофе? Не поэтому ли они построили столь прочное здание? Папа изучил состав сплава, из которого были сооружены стены. Более пятидесяти химических элементов соединены в единую материю!

- Ты права. Это были очень разумные существа. Но меня смущает тот факт, что строение их тела не во всем соотносится с тем обликом, в котором человек находится сейчас. У них нет дыхательных мышц, которые необходимы для дыхания под водой, нет чувствительных рецепторах на пальцах, распознающих текст, у них слишком неразвиты среднее и внутренне ухо, они не слышали и десятой доли звуков, которые доступны нам. И весь внешний облик. Посмотри… - он протянул ей микротоп - крошечный компьютер размером с ладонь, где высветилось изображение их далекого предка - видишь, форма черепа… он немного меньше, чем у нас с тобой. Этому человеку лет тридцать.

- Да, но ведь человек мог эволюционировать, стать совершеннее! Жаль, что пока не нашли скелет женщины… мне бы хотелось посмотреть на свою предшественницу… возьми.

Элиза протянула ему микротоп, и на мгновение их руки соприкоснулись. Ее рука оказалась в его ладони, и словно электрический ток пробежал по телу Элизы, от пальцев к запястью, поднимаясь все выше по венам, к плечам, к голове, и наконец достиг сердца и искоркой отразился в глазах. Она взмахнула ресницами и встретилась с его взглядом - полным доверчивого спокойствия и застывшего очарования. Она отдернула руку, и, вспыхнув, ни сказав ни слова, в одно мгновение встала и побежала к выходу. В следующую секунду она уже скрылась за дверью.

Элиза бежала, испугавшись этого нового чувства, сама не ведая, почему бросила Артура одного в кафе. Она летела навстречу ветру, раскидавшему ее волосы и бьющему в лицо песчаной пылью. Она была полна неведомого, охватившего ее странного волнения, как призрак поселившегося в глубине ее сердца.


5

- Послушай, я не хотел тебя обидеть. Ты так быстро ушла вчера, что я даже не знал, что и думать. Я хотел пойти за тобой, но что-то меня остановило…

Артур стол перед дверью Элизы. Она была удивлена его приходу и не сразу нашлась, что ответить.

- Что ты, все в порядке. Это я повела себя глупо. Пожалуйста, не будем вспоминать об этом. Проходи, позавтракаем. Папа уже ушел, и мне не хотелось одной пить кофе. Ты же составишь мне кампанию?

Артур кивнул, и они прошли в дом. Он словно оказался на другой планете. Такого домашнего тепла, уюта, утонченной и вместе с тем простой обстановки не было даже в самом дорогом гостиничном номере "Леогравии". На подоконниках, полу, этажерках были расставлены всевозможные виды цветов. Как в маленьком ботаническом саду, в воздухе растворился аромат природы, хрустальной музыкой переливались стеклянные сувениры на маленьком столике, небольшие диваны и кресла белого цвета напоминали облака. Мягкий свет струился непрерывным потоком из многочисленных крохотных диодов в углу комнаты.

Готовить дома не было никакой необходимости - стоило нажать кнопку, и желаемый продукт тут же оказывался на столе, но доктор Герриот не доверял никому варить кофе и каждое утро готовил свой собственный крепкий, ни с чем не сравнимый напиток по старинке. Этим знаменитым кофе и угостила Элиза Артура, весело рассказывая о чем-то совершенно постороннем, казалось, она забыла о том, что произошло вчера.


6

Но, раз пробудившись в её сердце, это чувство уже не покидало Элизу. Она смутно догадывалась, что это нечто большее, чем просто симпатия, дружба, привязанность. Раньше она общалась со многими молодыми людьми, даже отвечала взаимностью на их полные нежности и восхищения слова, позволяла провожать себя до дома. Элиза была хороша собой - стройная фигура, длинные, белокурые волосы, карий блеск глаз. Она привыкла ловить на себе восхищенные взгляды, слышать комплименты, она была гордостью своего отца. Откуда же тогда это волнение всякий раз, когда она думала о нем? Почему он приснился ей вчера ночью? Почему ей грустно, если она целый день не видит его?

Элиза привыкла делиться своими мыслями с отцом и рассказала ему о том, что тревожит ее. Он внимательно посмотрел на нее, улыбнулся одной из своих самых теплых улыбок, которые дарил только своей дочери и тихо сказал:

- Моя милая, маленькая девочка! Кажется, ты влюбилась…


Тысячелетия сменяют друг друга, замедляя и ускоряя неизмеримый ход времени, Земля изменяет свой облик, блеклым видением отражаясь в зеркале Вселенной, люди эволюционируют, просыпаясь и засыпая с мыслью о вечной жизни, все переменчиво, все зыбко и обманчиво, и лишь одно чувство способно пережить изменения мира. Чувство это - Любовь. Пока жив человек, он не способен скрыть, обмануть, убить ее. Многие стараются убежать от любви, не понимая, что бегут от самих себя.


7

Через несколько месяцев была расшифрована письменность древних людей и были прочитаны первые книги. Ученым долго не удавалось соотнести некоторые надписи. Книга в темно-зеленом переплете была написана совершенно иными знаками, нежели маленькая брошюра с изображением цветущих садов. Только через какое-то время исследователи поняли, в чем состояла проблема - книги были написаны на разных языках. Неужели в прошлом люди разговаривали на многих языках? Как же они понимали друг друга?

На острове были обнаружены еще два скелета. Воссоздав облик одного из них, ученые снова пришли в недоумение. Его внешность резко отличалась от облика найденного ранее человека. Узкий, а не миндалевидный разрез глаз, низкий, а не высокий рост, иссиня-черные, жесткие, а не светлые и мягкие волосы, чуть желтоватая кожа в отличии от бледно-светлой его предшественника. Неужели существовало несколько рас?

Отвечая на одни вопросы, исследователи задавались сотнями других. И кто знает, что бы еще удалось обнаружить и к чему бы привело новое знание о мире, если бы не события, в корне переменившие ход научной работы.


8

Артур и Элиза медленно шли по сырым улицам Города. Вечер сумеречным дождем проливался тишиной и покоем на уставшие стены домов, на редкие узоры деревьев, на тротуары и узкие улочки. Солнечные лучи в последний раз обняли Город и теплым сиянием утонули за невидимой чертой горизонта. Как хорошо было вдыхать ароматный вкус воздуха после дождя.

- Элиза. Прошу тебя, не будем торопиться. Мне нужно сказать тебе что-то очень важное - девушка остановилась и посмотрела на Артура. Столько немой мольбы, почти боли было в его взгляде. Ее вдруг охватило неимоверное волнение, на мгновение она перестала слышать и чувствовать, забыла где находится, мысли путались, она видела только его глаза, невыразимо глубокие как две капли вселенной. Она почувствовала прикосновение его холодных пальцев - он взял ее за руку.

- Пожалуйста, не убегай.

Чей-то чужой голос произнес полушепотом - конечно. Я слушаю тебя... - с удивлением Элиза подметила, что это были ее слова.

- Милая Элиза. С того памятного вечера, когда я увидел тебя впервые, помнишь, в том ресторане…ты была так прекрасна. Отчего ты больше не надеваешь это белое платье? Оно так идет тебе… Что же это я говорю? С того самого дня, Элиза, я не могу не думать о тебе. Я просыпаюсь с твоим именем на устах, я каждую ночь вижу тебя во сне. Бывает, я занимаюсь чем-нибудь и вдруг замечаю, что мысленно разговариваю с тобой, твой образ преследует меня всюду…я не знаю, что происходит со мной…но кажется…я люблю тебя…


Три вечных слова, способные перевернуть жизнь! Три простых созвучия, сотканные из нежности, преданности, очарованности и ослепления! Такое маленькое предложение, несущее в себе так много счастья! Элиза впервые оказалась в мире, который зовется Любовью…


9

Следующий месяц прошел в ослеплении счастьем, влюбленные словно оказались в другом измерении, они дышали одним воздухом, думали одними мыслями, ходили под одним небом. Они стали ненавидеть сон, который их разъединяет, те недолгие часы, когда не могли видеть друг друга. Их можно было увидеть только вместе - в Лаборатории, на тихих улицах ночного Города, в маленьких уютных кафе, на изумрудном берегу предзакатного моря.


Солнце отчаянно било в глаза. Элизе снилось, что она летит на аэромобиле к солнцу, все выше, выше. В салоне становится жарко, она хочет повернуть руль, спуститься на землю, но машина не слушается, установленным курсом она летит только вверх. Становится трудно дышать, от напряжения трескаются стекла на датчиках электроприборов, стены аэромобиля начинают сужаться и со всех сторон давить на нее, от ужаса она пытается закричать, но не способна произнести ни звука, она зажмуривается, чтобы только не видеть, не знать, что произойдет дальше. Открывает глаза и…просыпается.

Сон, только страшный сон. Во всем виновато солнце. Элиза пришла в себя и вспомнила, что сегодня воскресенье и что они договорились с Артуром пойти на пляж, искупаться. Он должен был зайти за ней в половине десятого. Элиза посмотрела на часы. Оставался всего час! Девушка поспешно встала, позавтракала, надела то самое белое платье и долго смотрелась в зеркало, то распуская волосы, то вновь собирая их, то нервно заплетая косу. Она долго думала, какую шляпку надеть, или просто повязать косыночку? Так хотелось быть привлекательной! А ведь раньше они и пяти минут не задерживалась перед зеркалом! За приготовлениями она не заметила, как прошел час. Скоро он придет. Элиза решила оставить отцу записку, который даже выходные проводил сейчас в Лаборатории. "Милый папа! Мы ушли купаться! Если надумаешь пообедать дома, я сварила для тебя твой любимый кофе. Буду вечером. Целую!"

Странно, он уже двадцать минут назад должен был прийти. Наверное, где-нибудь задержался. Неужели забыл?

Прошло еще полчаса. Артура не было. Не пришел он и на следующий день.


Тревога. Страх. Волнение. Элиза не знала, что предпринять, к кому обратиться за помощью. Никто не знал, где был Артур. В "Легоравии" сообщили, что он съехал поздно ночью. Телефон сводил с ума своим молчанием. Элиза словно тень бродила из угла в угол, бессильная что-либо предпринять. Доктор Гарриот сделал все возможное, чтобы отыскать его - расспросил своих коллег, сотрудничавших с Артуром, поговорил со служащими отеля, даже нашел Лео и Лору, но никто ничего не знал. Он не мог смотреть на страдания дочери, острой болью колотой раны они отражались в его сердце.

На третий день Элиза прочитала в газете, что Артур Сэлд - сын богатого банкира - обручился с самой завидной невестой Города.


10

Доктор Гарриот поднялся на сцену. Публика, собравшаяся в мраморном зале перед ним, казалась огромной.

- Уважаемые коллеги! Мне выпала честь сообщить вам новость, которая, я уверен, станет для вас таким же потрясением, как и для меня. Сегодня утром Президент и Правительство подписало Указ о немедленном прекращении деятельности касательно Истории Города. Все найденные сведения будут засекречены, и никто не имеет права оглашать что-либо из того, что знает. Благодарю вас за внимание!

На мгновение в зале царила полная тишина. Люди не могли осознать в первую минуту смысла только что произнесенных слов. Но когда люди начали понимать происходящее, зал наполнился шепотом, потом гулом, который перешел в крик, в яростный призыв бороться за свои права, крик недовольства, который сопровождался пониманием несправедливости этого приговора. Ведь столько уже сделано? Для чего? Чтобы закрыть это под семью печатями? Чтобы мы снова учили наших детей неправильной истории, рассказывали им небылицы о происхождении человека? В чем смысл?...


Но закон есть закон, и никто не избежал наказания за неповиновение. Почти половина ученых была арестована на следующий день после оглашения Указа. Правительство создало закрытый Комитет, который должен был продолжать работу ученых. Сведения должны были поступать теперь непосредственно в руки Президента, и никто не вправе оглашать истину. Зачем знать молодому поколению, что истории Человечества не только три миллиона лет? Зачем рассказывать о том, что человек сам уничтожил себя, создав атомную бомбу? К чему может привести такой пример? А если люди узнают о революциях? Не захотят ли они собственную революцию? Не захотят ли изменить существующий порядок?

Тех, кто не согласился вступить в Комитет ждали либо двери Альт-Гота - тюрьмы на другом конце океана, либо лишение права на любую деятельность, в том числе и для всех членов его семьи, иными словами - голодная смерть.


Холодным осенним утром у серого здания Полицейского надзора велась перекличка. Сто пятьдесят три человека в одинаковых черных комбинезонах стояли плотным рядом, плечом к плечу. Услышав свою фамилию, каждый выкрикивал: Я! Сто пятьдесят три раза эхом повторилось это короткое, но столь значимое слово, подводя черту прошлой жизни.

Это были первые заключенные из рядов самых блестящих ученых своего времени, отказавшиеся вступить в постыдный Комитет. Сегодня их отправляли в тюремную крепость. Среди них был и профессор Гарриот…



 nervana.name
√ Библиотека


Загрузка...

Твоя Йога Книга для тех, кто хочет, готов и будет меняться KrasaLand.ru Слова и Краски