Павел Шуф

Из «НЬЮ-ЙОРКСКОГО ДИВАНА»

Полное собрание отрывков

Интимная публицистика и смех сквозь...хохот



Из раздела
«ИНТИМНАЯ ПУБЛИЦИСТИКА»


ПРИВЕТ МАТЧИЗНЫ

Шлют товар на Брайтон демократы,
Бартером прилавки нагрузив...
Ласковый словарь родного мата
Предлагает книжный магазин.

Подсоби, надежда и опора,
Лей в окошко трёхэтажный свет!..
Лихо, пряно, метко, точно, споро
Прёт по стритам Родины привет.

Глупые ль милорды виноваты,
Гоголи-ль-Белинские ушли...
Сочный мат - не книги демократов -
С Брайтона-базара понесли.

Освежайте память! На здоровье!
Скоро лопнут уши у врагов -
Старых слов крепчает поголовье
На джайляу новых берегов.

Жадную тяну к кринице выю,
Память самогон струит густой:
Край родной, где в душу мне впервые
Запустили крепких слов настой,
Где я был в комической опале,
Где прощал и другу и врагу,
Где меня так далеко послали,
Что уже вернуться не смогу.
Слушаю...
          Слезу тая, моргаю...
И стихи Некрасова ору...
Я - твой пат, Матчизна дорогая!..

(Заверните...
                Так и быть - беру!..)


ГЛУБОКО В SHOPe
(Попытка фламандской живописи)

Я за покупками потопал,
Огнями маркета влеком...
Здесь эмигранты лижут SHOPy
Фудстемпов синим языком.
Глаза и руки ходят споро,
Раздолье здесь для совбратвы -
Мгновенно слизывают с полок
Телеги пойла и жратвы.
И хрупкие, и бугаи
В кареты валят суетливо
И "Избранное" из свиньи,
И "Полное Собранье" Пива.
Ну, закусон... Хватай! Гуди! -
Тут хватит на мильон гудений.
И сердцу шлягерно в груди
По случаю таких видений.
Здесь сыр собратьями зажат,
Здесь всюду головокруженье.
Бараньи головы лежат
С лица необщим выраженьем.
Дебело-пухлая добрячка,
В соблазны трупом повергая -
По полкам разметалась Хрячка,
Себя к пожору предлагая.
Её кошер - другим наука.
Но, боже мой, какая сука!..)
Над хладом горделиво рея,
Здесь -
        как Кремля брусчатка -
                                              святы,
Торчат булыжники индеек -
Закуска пролетариата.
Она - первейшая идейка,
Здесь все о turkey голосят -
Молитвы Богу вознося,
А рту - священную индейку.
Она - пророк Отчизны сей,
Здесь в ней мистическая сила:
Индейка, словно Моисей,
Народ к свободе возносила.
Себя страшась в Лесу Нью-Йорке,
За неимением коней -
Я мчу, Абрам-дурак, на ней,
Как бы на RUSSIAN сером волке.
(Но, чтоб сравненье было точным,
Мчать надлежит с девицей сочной,
А чтоб неслось по лесу бойко -
Не повредят ни волк, ни гойка,
Умножит пусть их встречный топ
Индейки пламенный галоп).
Какой размах!
Какие темпы!
Все дринки жаждется испить!..
Но дико чешутся фудстемпы -
Баранью голову купить,
И вдруг понять, сварив едва,
Какой шампур судьбу пронзает:
Коль худо варит голова,
Она сама в котёл сползает.
Давно шампур себе кую,
Рубя тоннель в словесном блуде,
Рубал я голову свою,
Себя себе даря на блюде.
Но вас, друзья, почто томить?
Смолкаю...(В рот меня кормить!)
Ах, turkey!
Да они ль спасут
Друзей, что в Азии провисли -
Тех, что угрюмо плен сосут
(В голодном переносном смысле!..)
Как вас добыть?
Как вас обнять?
Как поменять в колодце воду?
Как ПАН-туркизм ваш поменять
На ПАН-любовь, на ПАН-свободу?

Средь черни дня и в свете тьмы
Солёные несутся пули -
За то, что мы...
                   За то, что мы...
Ослабив вас,
Сюда рванули.
В моём клубке порвались нитки,
А лбы моих баулов узки...
Мои пожитки - и пожидки,
И потаджидки,
И - порусски!..
Убив глаза, ищу руки.
Молю, но нету мне ответа...
Я сам нажал на все курки,
Я сам окликнул пистолеты.
В баулы жизнь пакуя с лёта,
ДО слёз
             И ПОСЛЕ слёз любя,
Рванул сюда...
Рванул себя -
В провал полёта...


ГОСПОДИН ЕГИПЕТ
(Повесть о Вечном Исходе)

На толкучке продав путь,
Тропку взяв на сдачу,
Лоб готовлю - Стены пнуть -
Хохота и Плача.
Дятлом жил - слова долбя,
И цедя - как цапля.
Но из Нила я себя
Выдавил по капле.
Вяло думалось - труба,
Не достанет прыти...
Усмехнулась мне судьба -
Из Египта выйти.
Не вернуть бутылку вспять,
Яд бездонный выпит...
Но меня, раба, опять
Тянет в мой Египет.
Из гнезда не взял всего...
(В нём осталась Птица -
Ты -
      Египта моего,
                         Тайная Столица.
Свежую отрыв нору,
Жив магнитом странным -
Вновь ласкать Твою Жару
Целовать барханы...)
Мной в окопах тайных войн
Нил надежды выпит.
Из Египта выйдя вон -
Впал в другой Египет.
Стал спокоен я вполне,
И покоем взвинчен:
Знаю я - в какой стране
Мой Египет нынче.
Кровь бессонная в виски
Тик морзянки сыплет:
Из тисков ушёл в пески
Господин Египет.


БАЛЛАДА О МЕШКАХ

Перед эмиграцией я подарил зарулившему попрощаться Диме Дунаевскому шесть тугих мешков любимых книг. В машины, коляски, авоськи других приятелей и прохожих загрузил остальные раритеты...
I

Я Кармы выполнил заданье -
(С упрямицей попробуй сладь!)
Вот я - ходячее закланье...
Вот воплей первое изданье...
А вот псевдо- друзья, пираньи...
Вот Жизни Полное Собранье -
Семья. Баул. Ручная кладь.


II

В чернилах - ком.
И в сердце - кома.
И сам комок на вираже...
И Книги, брошенные дома...
Смешной почёт ЦК... Горкома...
Багаж: Татьяна, Фима, Рома -
Открытый счёт: три веских тома,
Что мной начертаны уже.


III

Храним судьбы дырявой дланью,
Просеян, как в очко струя.
Уета косточка баранья...
Один гарцуя на татами,
Сам для себя стал полем брани...
Ушла недвижимость в преданья,
Лишь движимостью движим я.


IV

Забавный шарж на пилигрима,
Плыву свой век на облаках.
Обрызган супер-лимузином,
Стеная в письмах муэдзином...
Стал, как Освенцим, нелюдимым...

(... Ты "Избранным" доволен, Дима,
Что уволок в шести мешках?)


V

Вопрос жую на посошок
Стране, что стала нелюдима:
Надолго ль села на горшок,
Для гигиены взяв стишок?
Спеши, держава-запашок!..
(Ответ в Торе.
Второй мешок.
В обложке чёрной... Сверху, Дима...)


VI

Уродствами Прекрасной Дамы
И Блоком полнилась башка.
В ней топла, словно Ойстрах в гамме...
В ней мчал, как ныне в Бруклин к маме...
Два акта в персональной драме:
Те шесть мешков перед глазами,
И под глазами два мешка.


VII

Оплакав тайные пирушки,
Затеял моросить стишки.
И вновь пасли меня пастушки -
Делили меж собой. (Простушки!..)
Вновь умирал - почти на Кушке.
В кровь взгляд стирал, как книжник Пушкин:
"Прощайте... милые... мешки!"


VIII

Я завинтил все посошки,
Но вижу зрячими ночами:
Злой вьюгой взвихрены вершки,
Теряют гумус корешки...
Нет, не сносить ногам башки:
Несёт... Несёт Страна мешки
В умах. В зубах. И за плечами.


IX

... Не глупо ль: сытою порой
Томлюсь забытою цитатой?

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

Слышь, Дим? Источники открой!..
(Цитирую: Мешок второй...
Шестой баул... Контейнер - пятый...)


ZOO-TEST

Сквозь грай и карк
                   Разламываю сетки...
Как, Зоопарк,
                   Я стал добычей клетки?
Ползу средь луж
                   По молодой дороге...
Припомни, Уж,
                   Где отлетели ноги?
Затоплен плот,
                   Уже не плавать с Ледой...
Где были, Крот,
                   Глаза твои, поведай?!
Мне фары Дев
                   В упор давно не светят...
Кто ныне, Лев,
                   Границы прайда метит?
Смелее, друг,
                   Когда султан линяет...
Кто, брат-Индюк,
                   Гарем твой догоняет?
Бреду в бега...
                   Без динамита взорван...
Как - глаз врага
                   Добыть сумеешь, Ворон?
Не ошалеть -
                   Найдя такую долю?..
Как запереть
                   Сумел себя... на волю?
Себя боюсь -
                   Желанья не пробились...
Товарищ Гусь,
                   Вы кем к свинье явились?
Пока средь правд
                   Мой гибкий хвост метался,
Пушистый прайд
                   Другим котам достался.
Собою сбит,
                   Во сне молю добычу...
И Вам - навзрыд -
                   Сквозь океан мурлычу.


АВ OVO*

"Алло... Приветик, щебетунья-птичка!
Что в клювике? Небось, сплошной O'key?"

"Прости, но здесь куриное яичко
Идёт уже за четвертак рублей...
Разлился по судьбе желток свободы -
За миллион купили мы... пятак..."

"Прости, но что гребут кудахтоводы -
За ту, что сносит этот четвертак?!.
Я ж помню, сколько стоила решётка,
Прости сказать - несметные гроши..."

... Зелёные пошлю друзьям на водку,
Лакай, братва! Стаканами глуши!

Как им привыкнуть к дикой новой роли? -
Вопрос-свежак, зато ответ смердит...
Что там первично - курица, яйцо ли?
То, что поспело? То ли, что родит?

Как кур в ощип в ловушку мы попались.
Отбросив крылья, круто взмыли ниц...
Лишь боевые петухи остались,
И куры - без насестов и яиц.
Заочный яд во мне бунтует кротко,
Ошибкам и убыткам несть числа.
... Смешных грошей нам стоила решётка -
Жаль, жизнь за нею дешево прошла.
Порвалась скорлупа - заступник тонкий,
Трещит Гондвана - только и всего...
Пришла пора - учиться у цыплёнка
Живой науке -
жизни АВ OVO.
______________
* АВ OVO - от яйца, с самого начала (лат.)


Из раздела
"КВОТА  ДЛЯ  МЕДЖНУНА"
Мой голос Америки


ЭВОЛЮЦИЯ ЖАНРА

Как коньяк, залитый в клизму,
Пыжился туман...
Из Вселенной Афоризма
Брызнул наш Роман...
Неземным сочился жаром
Солнечный металл,
Знать, себя ведущим жанром
Пухлячок считал.
Пылко на излёте лета
Ужинал Обед...
Грубо выслан на диету
Ласковый сюжет.
Затянув потуже пояс
На путях крови,
Мы смекнули: лишь на Повесть
Фабула любви.
Повесть кувырком летела,
Как на танцы в клуб.
В коренастую Новеллу
Сбилась стая губ.
И выходит, нет отличья
Жанрам как волнам,
И Роман раздался в Притчу -
В назиданье нам?
Притче выписала квоту
Странная Страна,
И в масштабы Анекдота
Юркнула она.
Издавая в жанре Визы
Смертный клич: "Вай дод!"*
Лишь прощальные Репризы
Хлюпал Анекдот.
Пустота сгустилась пуще,
Брешь в броне браня...
Жанром ты была -
                         Ведущим
По земле меня.
... Афористикой тумана
Спилены мосты -
Там, где были мы Романом
Под названьем - "Ты".
______________
* Караул! - (узб.)


ДУАЛИЗМ

Праздник порушен
Словно лоза:
Тёмные души
Слепят глаза -
Где, неприлично,
Бросив зенит,
Светлая личность
Ярко темнит.


ОПЫТ

Живя величием момента
В краю, где тишь и благодать -
Сверхчистоту эксперимента
Призвал себя я соблюдать.

Потухла яви кинолента,
Век сполз - и с бабы, и с курка,
А чистота эксперимента -
В святом дерьме до кадыка.


НА МАНХЭТТЭН-БИЧ

Волн погромная семейка
Хороводит и дымит...
Топит мокрую еврейку
Океан-антисемит.

Я на пляже. Созидаю
В час по чайному стишку,
Но в погромщика впадаю,
Раскроив волне башку.

Утопающей каретой
От песка я вознесён...
Я утопленницей этой,
Правду говоря, спасён.


БИНГО

Не могу остыть от ринга,
Где узналось - who is кто?
Проиграл тебя я в БИНГО
(Грубо говоря - в лото).

Ласковое поле брани
От тебя увёз - в края,
Где кружится в барабане
Дурь победная моя.

Не забуду...
Не отвыкну
В зареве столиц и стран.
Приплыву, и "БИНГО!" - крикну,
И заткнётся барабан.


РЕБЕЙЯТ
(Омары)

Ах, ребе! Стать ли мудрым сдуру?
С утра... несу литературу...
Я к вам плетусь, разинув уши:
Испить словесную микстуру.

Я за плацебо к вам пришёл,
Лекарств в себе я не нашёл,
Хоть знаю - здесь от всех недугов
Хорош "О-кей!" и тайленол.

Вас слогом я б не огорчил,
Но мне Хайям формат всучил.
"Восток-восторг!" - шепнул Омар мне,
Такую штуку отмочил.

В спасеньи мне не откажи,
Язык целебный отвяжи:
Я не раздвоен, а растроен -
Как поступить, мудрец, скажи.

(Ждёт меня Сцилла гонораров -
Давно грозит мне небо карой.
Евреям сдав гефилте фиш,
Несу читателю омаров.)

Вам, ребе, правду я скажу:
На трёх скамейках я сижу,
И ни с одной из них расстаться
Доселе сил не нахожу.

Но две из них уже вдали,
Их киломили замели.
Одну пишу - она со мною,
А две ханум на ум пошли.

Там близ одной... Едва дыша,
Внимала щебету душа...
В былое ухнула скамейка
И лис повис, каприз душа.

Я - на загадочной войне,
Где мой ишак не на коне...
Из действий - только вычитанье
В удел осталось, ребе, мне?

Не удалось сложить и две...

(Стихам согласно и молве
Хайям нимфеток - без дискеты -
Держал в рукастой голове.)

В унынье наше яд струя,
Увила чашу мысль-змея:
Смог засосал мои скамейки,-
И смог не смог развеять я.

Довольно гогочи, орда:
На Брайтоне моя Урда*.
Хоть горестно урчало счастье,
Хоть кралась радостно беда.

Себя разору отдавал,
И ветру в злобный фас плевал,
И от скамеек от медовых
Себя я с ульем отрывал.

Измерить глупь не сможет ГОСТ,
Итог суров, хоть метод прост,
Я плачу - пусть не я придумал:
Где стол был яств - кишит погост.

Тот стол давно уж не ухан,
Как будто курбаши**, Пахан
По яствам в сапогах прошёлся,
Круша хрустальный дастархан.***

За ним уже мне не сидеть,
В иной шофар могу гудеть,
Рожок пора к губам приставить -
Сумел верблюда в ушко вдеть.

Я, ребе, лишь одним живу,
Одним лишь грежу наяву -
Главу сей повести закончить,
Посыпав пепел на главу.

Мне, ребе, ясно отпиши:
Кто рушил Храм моей души?..
Не я ли сам громил скамейки,
Не я ли был тем курбаши?

... Но мне рыгнул Екклесиаст,
На мудрость вечную горазд:
Проходит всё - пройдёт и это,
Лишь гроб добычи не отдаст.

Ушами чашу пригубя,
Испил до донышка себя...
Верни мне... хоть одну скамейку...
Молю, Екклесиаст, тебя!

Ах, голова! Чугунный пух...
Святые тени нежных шлюх...
Замолви, ребе, хоть словечко
За тех, кто обратился в слух...

Спокоен ребе бледный лик:
"Недуг зовётся homesick...****
Глотни, приятель, тайленола:
Снимает он и нервный тик..."
_____________________
* Урда - эпицентр поселения на Востоке.
** Курбаши - вожак, атаман.
*** Дастархан - угощение.
**** Homesick (англ.) - тоска по родине, ностальгия.




ТУКСОН БЕШ*
(Попытка Мунажот)**

А когда плыл над Стиксом
                                     крылатый паром
Грёб не злато, а слёзы лопатой...
В девяносто втором...
                                     в девяносто втором
Заварил девяносто пятый.
Я его заварил наубой, наповал -
Самаркандских разливов китайца.
Обгоняя озноб, в лаву губы впивал,
И в заварке зелёной скитался.
Сгнили лаги и вдрызг провалились полы,
В чайхане вдруг нам сделалось жарко.
Чуя бой, затряслись наши две пиалы,
Задрожала крутая заварка.
Жизнь скрутил и скатал
                                  шустрый жук-скарабей,
И - под хвост раскрылатой кобыле...
Талисманом наш чайник остался тебе,
Кипяток - пополам разрубили.
Мне тогда бы паром чемоданом пырнуть,
Чтоб убрался, крылами качая,
И - с горячей тобою -
                                     в прохладу нырнуть:
В кипяток неостывшего чая.
Чайник недогудел... Загорелся и стих -
Кислород перерезали Парки.
Нас с тобой разрубил Атлантический Стикс -
Гильотина солёной заварки.

Грузно кружит паром... Нету счёта виткам,
Что легли равнодушно и туго...
Может, соединив наши два кипятка,
Мы по ним опознаем друг друга?

Как такыр, сохнет рот, и глотает мечту:
Мы однажды от чар отобьёмся,
И повалим себя на златую тахту,
И зелёным китайским упьёмся.

Что теперь мы друг друга за это корим,
И терзаем, не веря и каясь?..
Девяносто вторым...
                               Девяносто вторым...
В девяносто втором
                               на...ла...ка...лись...
________________________
* Туксон-беш - популярный в Средней Азии зелёный чай № 95, китайского производства, лихо утоляющий жажду в адскую жару.
** Мунажот - заунывная песня-жалоба.



АЛЛЮЗИИ

        "Средь шумного бала, случайно..."

Прошла случайная коса
Средь шумного, дурного пала,
Где в винограднике Лиса
Хвостом,
              пушистым мне,
                                       витала.

Из пепла я ползком удрал
Студить ожоги близ колодца,
Где обступивший свежий пал
В печурке тесной басни бьётся.
Но тонет в далях мутный взгляд,
Туда летя неодолимо,
Где стал золою виноград,
И где Лису сокрыли дымы.
Как Дант - змеюсь кругами сада,
Грущу в фантомные усы,
Смешав и холку винограда,
И сорт изысканной Лисы -
Пушистой,
              редкостной,
                                 искомой,
Вкусившей спелый яд утрат,
Когда пощёчины оскомин
Взметнул над садом виноград.

И, гроздей кулаки сжимая,
Мой виноградник горько сник:
"Лиса, увы, ты - вся живая,
А мне - лишь... хвост на воротник..."

Теперь кишмиш в стихи пакую -
В жестокий сон быльё впаять...
Пью по складам: "Лису... Такую...
Мне... здесь... вовек... не... настоять..."
Ворчит бутыль, набухли струи,
Как демократ, шумит камыш.

... Лису - пушистую, бухую
Отведать загадал Кишмиш.

Нью-Йорк, 1995

(Из книги «Нью-Йоркский Диван»)


 nervana.name
√ Библиотека


Загрузка...

Твоя Йога Книга для тех, кто хочет, готов и будет меняться KrasaLand.ru Слова и Краски