Павел Шуф

БРИФИНГ МИФОВ*

(Научный аппарат лирики)



*  Имена и явления, выделенные курсивом, обладают и собственным уютным гнёздышком
в этом шорт-листе "Who is who".


АВГИЙ. Сей несчастный кесарь эллинского племени эгеев, обладая всем на свете (на серебре и золоте едал!..), имея царство и гигантское стадо, в историю прочно вошёл лишь невообразимой горой навоза. Полное собрание которого, бережно складируемого Авгием на протяжении тридцати лет, в мгновение ока стёр с лица царства герой-ассенизатор Геракл (подвиг № 7). Для этого гениальный золотарь древности направил на конюшни Авгия русло реки Алфеи, беспощадно инфицировав воду воистину лошадиной дозой бактерий, гельминтов и амбрэ. Вот и не верь после этого гераклу поэзии Маяковскому, указавшему по схожему поводу - де бессмертие канцеляриста состоит лишь в том, что Пиит соизволил однажды лягнуть в своих стихах ничтожество, либо - обезнавозить богатства его посредством подвига.


АВГУРЫ. Уникальная древнеримская коллегия жрецов. Входившие в неё братки промышляли мудрёными гаданиями по полёту, щебету, граю, цвирканью и гуано пернатых. А это - много примитивнее усилий матёрых пентагоновских авгуров, гадающих по барражированию самолёта-разведчика "Предатор"... Кстати, авторитеты Коллегии авгуров назначались аж Сенатом!


АВЕЛЬ. Сын Адама и Евы был убит своим братом Каином, которому сие злодеяние заказала Зависть: Бог благосклонно принял дары пастыря овец Авеля, а не сочные детища садово-огородного товарищества Каина. Так в мир пришло Убийство...


АВРОРА. Богиня утренней побудки, иногда нежно дарующая своё имя водоплавающим завоевателям Зимних Дворцов.


АГАСФЕР. Древнееврейский жлоб, отказавший Иисусу Христу в искомом им кратком привале во время пути на Голгофу под бременем креста. За сие бессердечие Агасфер наказан... бессмертием: он обречён бесконечно скитаться (Вечный Жид) в мечтах о могиле, которую давно готов посчитать пятизвёздочным курортом мирового значения. Но, увы, по нём плачет Дорога, и этого горбатого исправят только терренкур и променад.


АДАМ. Чудак, клюнувший в Раю на сочное подношение с Древа добра и зла - по наущению Змия-искусителя. По итогам древнего закусона, потомки прародителей обитают в том раю, который посылает им умение вертеться.


АИД. Прошу не путать с евреями, идишеязычные господа хорошие! Ибо Аид - владыка царства мёртвых у земляков Гомера. Да и само царство жмуриков... Одна радость у царя Аида: лапушка-жёнушка Персефона. Между прочим - дочь Зевса, Правда, Аид не сватал супругу, а банально слямзил, похитив средь бела Олимпа, даже не предложив и символического калыма бате. Между нами говоря, Аид, к тому же - родной брат Зевса. Увы, в тёмную древнегреческую пору Аид ничего не знал о гемофилии как печальном следствии кровнородственного секса.


АМАЗОНКИ. Воинственное племя женщин, оперативно мочивших в пра-сортире и ненавистных мужиков, и мальчуганов, рождённых от пленённых на ночку-другую сексапильных чужеземцев. Дамы имели милый обычай - выжигать левую грудь, дабы нежная возвышенность не мешала более важному - ловкому управлению оружием массового поражения фаллоносцев.


АНТЕЙ. Историческая правда - жутко обидна для одноимённого метательного аппарата. Ибо сей могучий великан был неуязвим лишь до поры, пока стоял на земле. Но стоило хитровану- Гераклу оторвать Антея от земли, как богатырь тотчас позорно сник и дал задушить себя, как воробья. Право, уж лучше бы сходу назвали крылатый ангар - Гераклом. Ну что за "качок", который, по определению, в воздухе - ноль без палочки?..


АПОЛЛОН. Олимпийский красавец-мужчина, заведующий складом многочисленных талантов, покровитель искусства и по совместительству - бог. Культ Аполлона в Греции много превышал современный культ Киркорова в попсе.


АРЕС. Бог войны ради войны: рубака-парень. В Риме прятался под псевдонимом Марс, а в Афинах - под одеялом у Афродиты Зевсовны, пошло наставляя рога Гефесту, что однажды привело преступную клику любовников к гомерическому хохоту олимпийцев - больших охотников заглядывать в волнующие щёлки спален и богинь.


АРИАДНА. Сердобольная и влюбчивая дочурка критского царя, однажды сия дивчина вручила узнику жуткого Лабиринта богатырю Тесею клубок спасительной нити, которая и охранила его от Минотавра - пожирателя человеческой плоти. Пообещав Ариадне жениться на ней в качестве бартера за спасение, Тесей подло покинул девушку - сладко спящую после квалифицированного петтинга. И - сделал ноги в Афины, славивишиеся как рынок невест на выданье ... Минотавру. Вот в каком интересном положении могут оставить доверчивую девушку отдельные национальные герои. Эх, правы дамы: все мужчины - ... Тесеи!


АРТЕМИДА. Богиня охоты и куратор Луны, плюс "государево око" своего отца Зевса - в части присмотра за устоями олимпийцев. Для успешного отправления сей планиды она до зубов вооружена сворой злющих псов с приданными этому подразделению луку со стрелами самой дрессировщицы.


АТИЛЛА. Предводитель гуннов (5 век н.э.), умудрившийся силою союза диковатых племён сотворить мировую сенсацию - поставить на колени ажно Рим!


АТЛАНТ. Титан, силу которого взявшие верх враги использовали в качестве контрибуции - для удерживания небесного свода. Словом, первый контрфорс. Верно сказано: все под небом ходим. Но некоторые - ещё и мешают ему упасть. Такой нелёгкий урок получил богатырь от врагов. Впрочем, известно: я - начальник, ты - Титан, ты - начальник, я - Титан...


АТЛАНТИДА. Автор сей будоражащей умы историко-географической смуты - великий Платон, упомянувший в диалогах "Тимей" и "Критий" о некогда существовавшем в Атлантическом океане гигантском острове, поглощенном водами вследствие аморального поведения жителей, что привело к умопомрачительному землетрясению в качестве меры пресечения непотребства.


АФИНА. Дочь Зевса, богиня мудрости и справедливой войны. Уникальна история её появления на свет, драма пренатального периода новорожденной... Разгневанный (подробности повода опускаем) Зевс проглотил беременную супругу, и вскоре стал страдать от жуткой мигрени. Светило медицины Эскулап оказался бессилен помочь патрону, и тогда Зевс попросил своего сына Гефеста о маленьком одолжении: взять в руки топор и расколоть папе пухнущую от боли голову. Слово папы - закон божий, и посему топор тотчас взмыл спасительной таблеткой, круша череп страдальца.. Но ведь у богов всё не так как у людей: из головы Зевса... появилась дочь Афина - в доспехах и с боевым кличем: "Ура! Бей неверных - спасай Олимп!" Между прочим, это первые и единственные роды с помощью кесарева сечения черепной коробки! Вот что случается с отцами, головы которых забиты дочерьми. Случай Зевса - урок смертным: не желаете вносить вклад в акушерство и гинекологию - не берите в голову жену, а лучше и вовсе не грызите её.

И ещё об Афине. В отличие от взбалмошной Старухи, Афина твёрдо знала, что ей нужно, заявив киллеру Персею: "Не хочу быть владычицей морскою, а хочу головой горгоны Медузы инкрустировать мой боевой щит!" И - заимела голову мамы Пегаса, что поэты многократно поставили Афине в заслугу.


АФРОДИТА. Богиня любви, браков и разрешения от бремени, научно доказавшая своим появлением на свет на бреге Кипра, что из пены рождается не только благосостояние отдельных алчных продавца бочкового пива, но и такие вот славные дивчины.


АХИЛЛ. Если бы не злополучная пятка, за которую держала сего героя его мамаша - морская богиня Фетида, судьбоносно купая сына в спецводах Стикса, Ахилл-таки не утратил бы бессмертия. Увы: в Ахиллесову пяту-то и угодила злодейка-стрела, отнявшая жизнь у героя Троянской войны, помешав ему нагромоздить гору встречных трупов на базе живой силы противника.


БАБА-ЯГА. Лесная людоедка, которую - пиццей не корми - но дай от пуза отведать беф-строганофф из детишек, ставших жертвой киднеппинга. Обладатель избушки на ножках Буша и костяной ноги, каковая так ни разу и не попала в поле зрения мастеров-косторезов, умудрившихся, в ходе отправления своего искусства, извести стада безвинных мамонтов и слонов - вместо того, чтобы обратить свои ножи на реальную сырьевую базу (костяная нога), безусловно, подлежащую изъятию из биоценоза. В отличие от своего жилища, Баба Яга ни разу так и не становилась к лесу передом, а это однажды неизбежно навело бы её на счастливую мысль - ещё и немножко нагнуться, что, возможно, помогло бы ей озарить светом, теплом и кобелём незавидную женскую долю.


БАХУС. Один их псевдонимов бога виноделия и плодородия. Культ Бахуса (Вакха) подарил жуирам и гедонистам радость вакханалий - запойных эротических оргий в законе.


БЕЛЛЕРОФОНТ. Буквально - убийца Беллеры). Весёленькие дела: порешив обывателя Беллеру, герой одел на себя его имя, которое по сей день "не жмёт" его славе. Прославился полётами на крылатом Пегасе и готовностью отнимать жизнь у супостатов - по заказу сильных неба сего.


ВАЛТАСАР. Ох, и отлились ему слезами священные сосуды, захваченные в Иерусалимском Храме и приспособленные кравчими сего Вавилонского царя для поглощения спиртного! В разгар пира таинственно самоначертались и зловеще засверкали пугающие слова: "Мене, текел, фарес", каковые пообещали кранты и царству, и Валтасару - от руки персов.


ВАЛААМ. Волхв и маг, приглашённый царём моавитян для возглашения проклятья народу Израиля. Дорогу заказному колдуну заступил Ангел, какового, впрочем, не узрел на тропе слепоглухой душою Валаам, но - увидела его зоркая и богато одарённая тонкой душой ослица. По сему случаю ослица тотчас обрела дар речи, что позволило славному четвероногому заявить тупому седоку всё, что она думает из-под него о его мизерном ай-кью, то бишь - интеллекте.


ВАРАВВА. Древнееврейский вор, душегуб и баловень судьбы. Когда прокуратор Иудеи хитрован Понтий Пилат призвал обывателей продемонстрировать свободу воли и назвать имя счастливчика, подлежащего немедленной амнистии (а к распятью были приговорены Иисус Христос и Варавва), толпа самозабвенно отдалась Варавве. Что это - работа гнусной клаки? Возможно. Но звать эту Клаку - Извечное Отсутствие Пророка в своём отечестве.


ВЕСТА. Богиня священного очага всякого дома, хранительница его (не путать с мезузой!) Жрицы Весты (весталки) были обязаны сохранять девственность в течение 30 лет. Нарушение базового условия сурового нравственного моргиджа вело к замуровыванию грешницы живьём. Мечта отдельных кобелей: "Каждому - по весталке!" нашла частичную реализацию в том, что каждый дом ныне имеет уголок, посвящённый Весте - вестибюль. Многие весталщики и его сохраняют в неприкосновенности до 30 лет. Но некоторые - хотя бы красят. Ничто так не красит вестибюль, как... его наличие!


ГАРГАНТЮА. Герой искромётного романа Франсуа Рабле "Гаргантюа и Пантагрюэль". Символ неуёмного обжорства и жизнелюбия. Съел собаку на умении быть притчей во языцех, как Казакова - во яицех.


ГЕКТОР. Легендарный защиник Трои, убитый Ахиллом незадолго до того, как в пятку последнего угодила смертоносная стрела.


ГЕКУБА. Царица Трои, мать Гектора и ещё восемнадцати сыновей плюс дочек типа прорицательница Кассандра. Будучи на вершине успеха, стала символом безумия на почве неподъёмного горя: потеряв многих детей, в припадке ярости и сама убила детей врага, а вдобавок выколола ему глаза, за что была превращена богами в собаку, дабы... под маской четвероногого друга спасти обезумевшую даму от справедливого гнева народных масс.


ГЕРА. Сестро-жена Зевса. Психика богини была искалечена ещё в младенчестве - задолго до замужества за собственным братом, когда её папаша Кронос сначала походя проглотил её живьём, но потом вновь благополучно выблевал дочурку в Большую Жизнь. Лично подвергла брата секс-харазменту в период первоначального накопления гиперсексуальности. Ревнивая до безумия, она сломала жизнь Зевсовой зазнобы Ио, превращённой в корову и коротающей неутолённую плоть под присмотром бодигарда Аргуса.


ГЕРАКЛ. Сын Зевса, содеявший прорву эксклюзивных подвигов, почти каждый из которых приводил к трупам плохих парней, выступавших в облике экстремальной фауны - типа гидра Лернейская.


ГЕРМАФРОДИТ. Отпрыск Гермеса и Афродиты, и стало быть - писаный красавчик. Отверг любовь нимфы Салмакиды. В ответ оскорблённая девица ходатайствовала перед богами о содействии жгучему либидо, невзирая на методы воздействия на объект страсти. Боги вняли, и наспех слили нимфу и Гермафродита в одно двуполое существо, каковое, по справедливости, следовало бы с той поры именовать - Гермафросалмакида, не так ли? Вот кто - все свои носит с собой!


ГЕРМЕС. Ещё один сын Зевса, занявший на Олимпе позицию почтальона особого назначения. Легко опознать по крылышкам (не путать с "Тампексом") у щиколоток или золотым сандалиям. По совместительству он - ещё и проводник душ умерших в царство Аида.


ГИППОКРАТ. Отец одноимённой врачебной клятвы, Горбачёв и даже Пётр Великий античной медицины, каковую кардинально перестроил, ускорил и реформировал, впервые введя в строй действующих понятия об анамнезе, темпераменте, прогнозе и врачебной этике. Никогда не курил фимиам тиранам, не пил по-чёрному и не спал с женщинами лёгкого, поражённого силикозом или чахоткой. Прорубил окно в дверь, распахивающуюся в иллюзию о возможной бесконечности живой плоти.


ГИМЕНЕЙ. Божество брака на почве любви. Изображался с крыльями и фюзеляжем, несущим в руках факел и фату. Но злые языки приписали ему пресловутые цепи, влачить которые скорее подобает каторжникам, нежели - брачующимся с целью досконально разобраться с гименом, как единственным серьёзным оборонительным рубежом невесты на пути к слиянию душ.


ГИППОКРЕНА. Родник вдохновения, который есть-пошёл от креативного удара копыта лихого коня Пегаса на горе Геликон, арендованной музами. Супер-джакузи небожителей.


ГОЛЕМ. Франкенштейн был пошлым эпигоном, создавая своего жалкого монстрика тысячи лет спустя после ввода каббалистами в строй действующих Голема - глиняного великана, орудовавшего как робот и зомби в одной упаковке.


ГОМЕР. Великий автор "Илиады" и "Одиссеи", которому, кроме сих эпохальных шедевров, молва приписывает ещё и врождённую слепоту, что, несомненно, является злостным поклёпом на создателя самых зрелищных и красочных словесных картин в истории вербальной живописи. Увы, но не было и нет истинно зрячего в любом Фатерланде!


ГОРГОНА МЕДУЗА. Одна из трёх страшенных сестёр. Основательно покрыта Посейдоном и чешуёй. Крылата и клыкаста, вместо волос - ядовитые земноводные. А главное - взор! Зрак, превращающий в камень всё живое. Зато (не поверите!) из крови Медузы восстал кроткий жеребец Поэзии - Пегас, как сочный плод торопливых утех Медузы и Посейдоши. Кровиночка её крылатая!.. История биотехнологии упорно ищет ответа на вопрос: на что именно у Посейдона грозно поглядела Медуза, дабы себе на радость навсегда превратить в несокрушимый бастион любви субъект стыдливого девичьего взора горгонушки. Славная вышла из них любовная пара, результативная. Почище чем Тристан и Изольда, а также Фархад и его Ширинка.


ГОМЕРИЧЕСКИЙ ХОХОТ. Вы будете смеяться, но когда богу огня, кузнецов, наковален, клещей и молотков Гефесту настучали, где врукопашную блудит с богом войны Аресом его жёнушка Афродита, сей выдающийся хэндимен во гневе выковал прочную златую сетку и, выследив блудодеев, накинул невод на незадачливых любовников. Весь Олимп сбежался и слетелся хохотать, наказав позже Гомеру оприходовать сей смех по статье - "Былое и думы аэда". Это ведь не смешно, когда сам попадёшься, а так - и богам не западло исхохотаться над чужой бедой. Каковое низкопробное коллективное отправление и имело место на Олимпщине.


ДАМОКЛОВ МЕЧ. Алчно завидуя кесарю Сиракуз Дионисию Старшему, приближённый тираном его любимец Дамокл страстно мечтал вкусить - почём фунт царского трона. Загоревшись либерализмом, венценосный патрон во время пира любезно усадил тронострадальца Дамокла на своё место, где, не успев и возликовать толком, завистник с трепетом узрел над головой огромный острый меч, висевший лишь на конском волосе. Господа, sic бесследно transit уверенность в завтрашем дне, а взамен приходит осознание непрочности любого сиюминутного благополучия.


ДАНАЯ. Дочери царя Аргосского выпало испытать два типа дождей - золотой и кислотный. Кислотный - это в "Эрмитаже", где изувер-живописефоб геростратова колена плеснул на томно развалившуюся рембрандтову красотку (изрядно к тому времени беременоватую!) - ядовитую жидкость, убивающую краску. Золотой же дождь обеспечил Данае заточённой в медной башне, лично Зевс, от осадков какового узница и родила столь изобретательно! И не кого-нибудь родила, а грядущего героя Персея - будущего ассассина Горгоны.


"ДЕНЬГИ НЕ ПАХНУТ!" Подтверждаю: те обстоятельства, которые имел в виду автор сей максимы император Веспасиан, и нынче не пахнут. Ибо лично стоял близ того исторического гальюна на прорву посадочных мест и мест для действий навскидку, что был сооружён в славном граде Помпеи. И где экскурсоводша, тыча пальчиком в каменное дно древнющего сортира, доходчиво объясняла туристской братии, что каждое очко исправно приносило здесь по указу императора хорошие выделения в казну. И зря, выходит, сын кесаря молокосос-Тит пытался усовестить папашу, дескать, подобная забота о благе народном - слегка пованивает. Малой больно напоролся на афоризм истинного гос-мужа, знающего толк в том, как богатеет государство, имеющее неиссякающий простой продукт в лице рвущегося на волю дерьма и примкнувшего к нему журчания.


ДЕДАЛ. Сему славному афинянину принадлежат патенты на столярные инструменты и куча ноу-хау в области архитектуры. Корбюзье древности, он построил на Крите Лабиринт для чуда-юда Минотавра. Увы, революция с аппетитом пожирает своих отцов и детей: царь Крита вскоре заключил в Лабиринт и Дедала вместе с сыночком Икаром. Вот тут они и сцапали у Фортуны свои 15 минут славы. Смастерив крылья на базе перьев и воска, они сделали ноги из плена. Правда, мальчонка, явно хромавший по сопромату, не рассчитал правильную альтитуду, солнце растопило воск, и Икар, потерпев крыльекрушение, рухнул в море.


ЕВА. Ребро жёсткости Адама. Придана первочеловеку в качестве санитара "природы самца", иначе мужик, пребывая в невинности, так и прозябал бы в земном раю, не подозревая об альтернативном формате бытия.


ЕЛЕНА ПРЕКРАСНАЯ. Спартанская царица была столь хороша собой, что славные мужи эпохи то и дело норовили устроить из неё почётный приз - Переходящую Красную Девицу. Елену исправно похищали из отчего дома, добывали по жребию, или - аки Парис - крали из-под носа у мужа, который, борясь за своё двуногое имущество, тотчас прощал измену возвращённой в стойло кобылице. Красота - страшный аргумент, господа! Не про нас будь сказано, - как говаривал Менахем Мендл...


ЕВРОПА. Единственная в истории дама, переплывшая море верхом на быке. Правда, сим белым быком был Зевс, легко прикинувшийся парнокопытным по случаю ярко вспыхнувшего в нём либидо. Заплыв Евро-Быка закончился на Крите, где славная пара оперативно наводнила остров тройней. Наш царь Пётр прорубил окно уже в другую Европу.


ЕЛ-ДА. Вовсе не то, что продвинутые русскоязычные справедливо подумали, а - синоним Аида. Легитимный владыка царства мёртвых, ставший таковым на основе свободных выборов, проведённых в своё время древними ингушами и чеченцами, кооптировавшими мудреца Ел-ду в формат бога с соответствующими властными полномочиями.


ЗЕВС. Председатель Совета Богов. В детстве едва не был проглочен своим батей Кроносом, который всерьёз струхнул, узнав от прорицательницы, что однажды его свалит отпрыск. Зевс упредительно бежал и, сотворив кучу подвигов (в образе быка похитил красотку Европу) - таки низложил папашу и оседлал его трон. Пересчитать его любовные интрижки и число сотворённых бастардов невозможно даже силами честнейшей Счётной палаты Российской Федерации. Подзевесная по сей день полна ими.


ЗОИЛ. Сей златоуст 4 века до н.э. умудрился положить живот свой на создание девятикнижия "Против поэзии Гомера". Герострата из него не вышло: величественные поэтические храмы Гомера он таки и не спалил, зато себя смешал с... тем, что позже дало основание уже императору Веспасиану справедливо заключить: "Деньги не пахнут!"


ИБЛИС. Ради всего святого не пытайтесь подумать, будто это, напоминающее глагол прошедшего времени, слово - ответ на извечный русский вопрос: "Что делали?" На самом деле Иблис - это тот же дьявол, бес, шайтан. Так что, если подумать - не очень и ошиблись те, сходу подумавшие...


ИКАР. Сын Дедала. Бесславно рухнул в море, когда солнечный жар растопил воск, скреплявший его крылья, с помощью которых... (остальные нудные подробности смотри выше - у Дедала).


ИОВ. (от древнееврейского - ijjob). Безвинно страдающий праведник, бесконечно испытываемый Сатаной (Иблисом) с дозволения Яхве. Гибнут его ослы, овцы, верблюды, пастухи и наконец - дети. Тело Иова поражает проказа, но он смиренно соскребает гной, нашёптывая: "Бог дал - бог взял..." Смиритесь, господа, - и обретёте: Ионе, за отсутствием состава преступления, были возвращены стада и сила, позволившая осуществить recycle отпрысков. Прожив ещё 140 лет, Иона породил десяток детей нового урожая. Вот так-то он, бедолага, знатно и жил, ijjob!


ИОНА. Член партии ветхозаветных пророков, он получил однажды от Яхве важное партийное поручение, уклонившись от которого стал причиной жуткой бури, и, волею разгневанного Креатора, оказался в чреве кита, каковое рентовал аж трое суток, после чего был в целостности бережно выблеван на сушу, где услышал от миротворца - Яхве модификацию бессмертного: "Ребята, давайте жить дружно!.."


ИО и АРГУС. Роскошая тёлка (Ио) Зевса, ранее пребывавшая в облике и стати дочери аргосского царя. Положив на Ио глаз, Зевс, увы, не ограничился глазом, вследствие чего Гера - ревнивая его супруга - разгадав, кого прячет кобелино под личиной тёлки, реквизировала ставшую четвероногой и однохвостой дурёху- Ио. К Ио был приставлен стоглазый соглядатай Аргус. Но Зевс, лишённый утех, подослал к Аргусу киллера - Гермеса, и вскоре, вернул Ио девичий облик. А глаза Аргуса, едва не потухшие вместе с холодеющим трупом хозяина, неуемная Гера перенесла на перья Павлина. То-то он пялил потом свои взороточивые перья на лунноликих узниц гаремов!..


ИСКАНДЕР ДВУРОГИЙ. Фурманов прав: Македонский табуреток не ломал, поскольку ломал только чужие царства и хребты их владык. Зато, по легенде, приказал похоронить себя в стиле "открытого финала" - ' так, чтобы из могилы... торчала пустая рука покорителя земшара, ушедшего на покой ни с чем. Кроме талантливо убитых им жертв его нашествий.


ИУДА из КАРИОТ. Один из первоапостолов. Ключевое слово в определении сего злодея - Поцелуй. Именно губами Иуда указал стражникам и ищущей зрелищ толпе на Иисуса Христа, помогая схватить возмутителя "спокойствия" Иерусалима. По логике вещей, надо бы взять и отменить институт поцелуя, как дискредитировавший себя акт. АН нет! Талдычим по поводу и без о тридцати сребренниках и... напропалую целуемся. В том числе с теми, кого не предаём. Тайные вечери с последующими катаклизмами по-прежнему вершатся не только в недрах народа Книги. И как и встарь, не всё то преданность, что - поцелуй.


КАЛИГУЛА. Арафат Капитолийского холма с 37 по 41 гг. н.э. Мастерски насадил в Эрец-Риме террористический режим, но продержался на императорском троне лишь четыре года. Осыпал милостью спецслужбы, душил демос налогами, кооптировал любимого коня в состав Сената - с правом решающего ржания, и наконец - экспроприировал наличность сенаторов и нуворишей седой старины. За это и был убит и препровождён в Тартар согласно справедливому гневу кого только не...


КАРИАТИДА. Это вам не девушка с веслом и даже не желдор-леди с отбойным молотком на трицепсе. Ибо она - сперва жрица храма Артемиды, а впоследствии - опора, несущая конструкцию здания. Легко держит на голове такие пустяки, как крышу. Впрочем, в моём родном Туркестане местные кариатиды под паранджой и без грациозно плыли по улочкам, держа на голове гигантские тазы и корзины с лепёшками, пловом и прочими филигранными творениями восточной кулинарной архитектуры.


КАССАНДРА. Обладая даром пророчицы, дочь царя Трои сдуру отвергла большое, трепетное и в целом светлое чувство Аполлона, домогавшегося физической близости к объекту обожания. Получив отлуп, а не от пуза, не состоявшись в качестве куратора её души, тела и прорицаний, Аполлон во гневе (простата в голову ударила!) содеял так, что клиенты перестали верить сей архипрозорливой Ванге и Нострадамусихе древности. Даже алчные троянцы с хохотом отвергли её заклинания - не вкатывать в город-герой Трою исполинского деревянного коня, брюхатого диверсантами-ахейцами. Юноше и девушке, обдумывающим житьё, скажу не задумываясь: не делайте её с товарища Кассандры!.. Кстати, археолог Шлиман, раскопав Трою, нашёл несколько предсказаний Кассандры, так и оставшихся невостребованными.


КЕНТАВР ХИРОН. Сексуальные лавры весельчака Зевса, прикидывавшегося ради утех то дождём (см. "Даная"), то быком (зыркни - "Европа"), не давали покоя ненасытному папаше Зевса - Кроносу. Однажды, обернувшись конём, по самую гриву налитым либидо тройной возгонки, Кронос осчастливил по формуле "жеребец-стайл" зазевавшуюся океаниду Филиру, что привело к рождению полуконя-получеловека Хирона Кроносовича. В качестве компенсации из Греции, Хирон получил бездонную мудрость и талант воспитателя, что позволило ему ввести в строй действующих врачевателя Эскулапа, пестовать Ахилла, сформировать нравственный облик Геракла, передав герою пакет знаний о природе вещей. Будучи тяжело больным, Хирон предложил Олимпу бартер: личное бессмертие - в обмен на освобождение вечного диссидента и правозащитника Прометея. А это вам не хулигана менять на Луиса Корвалана...


КЛЕОПАТРА. Последняя (но не по красоте!) царица династии Птолемеев. Аккурат в год рождения автора этой книги (47), но - до нашей эры, Клеопатра мастерски окрутила Юлия Цезаря, подарив ему сына. Подлец Брут, влившись в заговор, отнял у Клеопатры счастье первого призыва. Скрадывая одиночество, царица открыла доступ к телу теперь уже Марку Антонию, а после гибели очередника с упоением отдалась ядовитой змее, дабы, по верованиям египтян, обрести бессметрие - подобно шахиду, и наслаждаться в Раю в объятиях 72-х девственников мужеского полу разом. А это вам не примитивное ресторанное - сорок раз по разу...


КРЕЗ. До неприличия богатый царь Лидии, он первым начал чеканить золотые монеты. И чеканил материальную базу до тех пор, пока не вошёл в поговорку.


КРОНОС. Император Боккасса банально пожирал нерасторопную челядь и надоевших гостей, а сей душегуб лакомился собственными детишками, глотая их живьём. Дабы лишить отца (Уран) неуёмной плодовитости, Кронос ещё в юности, по наущению мамаши и в стиле будущей американки Лорены Боббит, посредством серпа отхватил у родителя архифертильный фаллос, после чего принялся пожирать собственных детей. (О времена, о боги!..) Спасённый мамочкой от безумного чадоглотателя, малютка-Зевс бросил отцу перчатку, и после дуэли, длившейся всего лишь... десять лет, низринул Кроноса в места не столь живые... После чего принялся без разбора и брезгливости неистово заполнять собою всякую попавшую в поле его зрения пригожую вагину, успевая в свободное от либидо время повелевать молниями, а не только Иокуляцией (см. Ио).


КУПИДОН. Лук, стрелы, завидная меткость при стрельбе в сердца по-македонски, ангельский облик мальчугана, и всё это - в одной упаковке. Божество любви, понимаешь...


ЛАОКООН. Хрестоматийная жертва бескорыстной готовности сеять РДВ (разумное, доброе, вечное). Прорицатель милостью божьей, как и Кассандра, он заклинал земляков - не вкатывать в город подозрительного деревянного коня, оставленного ахейцами близ ворот Трои. По итогам краха его стремления дарить людям РДВ (см. выше) создана мраморная композиция "Гибель Лаокоона и сыновей". Мрамор правдиво цитирует суровое былое: приплывшие по морю змеи растерзали Лаокоона и его детей, после чего уползли передохнуть в Храм Афины. А глупые троянцы поняли это как наказание Небес болтуну -Лаокоону, и, возликовав, поволокли в город смертоносного коня. Финал сего деяния запёчатлён не в мраморе, а в отчёте Шлимана о раскопках несчастной Трои.


ЛИСИСТРАТА. В переводе с греческого - "Распускающаяся войско", что, по силе говорящего потенциала кликухи, соответствует нашему Скалозубу. Правда, с точностью до наоборот... Героиня комедии Аристофана. Ловко положила конец (в том числе - мужа) нудной войне Афин со Спартой. Лекарство от войны Лисистрата нашла не в поэме Овидия, а непосредственно в тестостероне воинов, пребывавших по совместительству ещё и в статусе мужей и женихов. Стоило Лисистрате бросить дамам боевой клич в духе Остапа Бендера: "Утром конец войне - вечером ночь любви..." - и вскорости мечи улеглись в соответствующие ножны. Равно как и ставшие неподъёмными жадные пики самих воинов... Тут и смазке конец!..


ЛЕТА. Испив водицы этой речки в царстве мёртвых, души усопших стирают из памяти былую жизнь свою и открывают оперативный простор для записи новых файлов, впрочем, не защищённых от вируса "Дежа вю".


ЛОТ. Эксклюзивный праведник греховодного города Содома - побратима Гоморры. Щедро награждён за свой духовный подвиг тем, что жена его, оглянувшись на горящий город, обратилась в соляной столп. Но и этим дело не кончилось. Девственные дочери Лота, опоив высоконравственного и редко берущего в рот отца, овладели образцами его генофонда, дабы продолжить род, высоко понеся от отца знамя еврейской и мировой эволюции.


МЕРКУРИЙ. Бог всея торговли Рима и окрестностей. Его хобби - успешное отыскание кладов. Основоположник ситуации, позволившей видному экономисту Пушкину зорко и научно обоснованно подметить: "Всё куплю!" - сказало злато..."


МАРС. Старейший бог Италии, давший своё славное имя месяцу марту. Поначалу мирно курировал Плодородие и Дикую природу, но затем посерьёзнел и завладел портфелем бога войны. Дал жизнь Ромулу, и сынок, вспоенный сладкомлечным бюстом волчицы, налился сил и, раззудив плечо, основал первую Москву - то бишь славный город Рим, оставив за скромнягой-Москвой право - стать со временем третьим Римом. Неплохие, однако, цитадели иногда создают молокососы!..


МОЙРЫ-ПАРКИ. В пьесе Чехова "Три сестры" выведены вовсе не богини судьбы, хотя - тоже единоутробные девицы. Мойры (Греция) и Парки (Рим) похожи на супругу Одиссея Пенелопу уже тем, что сутки напролёт предаются прядению. Но они прядут и обрезают нити чьих-то жизней. Хорошо, друзья, что славные ивановские ткачихи учились уже не у Мойр!


МИДАС. Царь Фригии, пожелавший славы Креза. Однажды бог пьянки Дионис предложил ему загадать желание, и Мидас возмечтал, чтобы всё, к чему он прикоснётся, превращалось в золото. Не прошло и суток, как он вплотную приблизился к голодной смерти, ибо еда и питьё тоже послушно становились золотыми. Свой кретинизм Мидас продемонстрировал и будучи по случаю - председателем жюри, оценивавшего некое эпохальное музыкальное ристалище, что отражено зубоскалом в известной филиппике: "Ерунда-с!" - заметил Мидас, игру Аполлона прослушав. За это ему, согласно уму, достались ослиные уши..."


НАВСИКАЯ. Дочь царя феаков, однажды она обнаружила на морском берегу бездыханного красавца-мужчину .(настоящий полковник!), нежно и заботливо вышвырнутого бурей. Несостоявшийся утопленник очнулся, честно назвался царём Итаки Одиссеем и был приведён принцессой к своему отцу Алкиною. Алкиной, не будь дураком - сходу ходатайствовал перед высоким гостем: "Будьте моим зятем!" Но Одиссей согласился стать лишь свёкром, отбыл на родину, а вскоре прислал Навсикае бесхозного сыночка своего Телемака, быстро поставленного принцессой на баланс в местном ЗАГСе.


НАРЦИСС. Редчайшей красоты глупышка!.. Его любви тщетно добивались сонмы женской молодёжи и дамы гомеровского возраста с характером из пенопласта и терпением из гранита. Каплю выдержки в море женского горя переполнило разбитое сердце нимфы Эхо. Отвергнутая Нарциссом девушка Эхо высохла от отчаяния, и только её звонкий голос не попал в гербарий, а остался вечно живым. И тогда богиня правосудия и исправительных заведений Немезида, идя навстречу пожеланиям разгневанной женской половины обитаемого мира, жестоко наказала Нарцисса. Заглянув в родник, юноша узрел прелестное своё личико, по уши втрескался в себя, и из любви к своему отражению покинут сей бренный мир. А у родничка вырос цветок, названный Нарциссом - в назидание последующим гордецам и задавакам.


НЕМЕЗИДА. Богиня мести, справедливого воздаяния за базар. Смотрящая и разводящая, перелетающая со стрелки на стрелку...


НЕРОН. Кошмар Рима, его император с 54 по 68 годы н.э. В ранней юности брал уроки у великого Сенеки, но, похоже - либо прогуливал, либо не вешал ушей на шуруп внимания. В ходе отпущенных ему дней сжёг всё, включая столицу империи; убил многих, включая брата; переспал со всеми, включая мамашу, не говоря уже о жёнах и дочерях сенаторов. Трупы близких и далёких сеял как пшеницу. Оставил далеко позади себя кесаря города Глупова, который всего лишь мелкотравчато упразднил науки и сжёг гимназию, въехав в книгу Щедрина на белом коне. Нерон возомнил себя Михоэлсом своего времени, играя на разрыв аорты и добрых отношений абсолютно со всеми. Брошенный даже телохранителями, покончил с собой на ступенях тридцать первого года жизни. Домашнее задание читателю: ужели всему этому его и научил Сенека?.. Вот и верь в примат воспитания и правильного наставника...


НИКЕ. Сестра Силы, Мощи и Зависти, она - символ Победы. До зубов вооружена... крыльями, как и многие другие олимпийские члены миролюбивого союза перНАТО. Зевс и Афина держат её при себе -как любимый талисман. И потому - побеждают.


НОЙ. Победитель Всемирного Потопа. Бог подсказал ему своевременные мысли: идею спасительного ковчега. Но, увы, непонятно, почему, добравшись до Арарата, ковчегар Ной выпустил для поиска уверенности в завтрашнем дне именно голубя, лишённого специфических поисковых навыков, а, скажем, не сокола-сапсана. Памятником Потопобору стал сам ковчег, прочно вмороженный в склон Арарата в районе турецкой доли патронажа над горой.


Нимфа КАЛИПСО. Долгих семь лет гноила она странника Одиссея на своём курортном острове Огигии, коварно появляясь перед супергреком в прозрачных одеяниях. Но безмерно верный брачным узам (на родной Итаке его ждёт Пенелопа), Одиссей тем не менее дозированно отпускает искательнице его руки и генофонда крупицы семенного фонда с собственного плеча. По итогам семилетки, нимфа остаётся с детьми, а Одиссей - с плотом, который несёт его к истомлённой супруге, уже осаждённой взводом женихов силою до роты.


ОБОЛ. Медная монетка, в шестую долю драхмы, которую клали в рот умершим, дабы перевозчик теней Харон взял её за свои труды по доставке жмурика в царство Аида. История не сохранила достоверных сведений о том, что делал с колоссальной выручкой трудяга-Харон.


ОДИССЕЙ (он же - Улисс). Царь острова Итака, сын камнетолкателя (не дискобола!) Сизифа, у которого, к счастью, поднимался не только камень, катить каковой в гору он и был приговорён по совокупности вины перед Олимпом. Но сын за отца ответил сполна, навеки покрыв себя неувядаемым бегством от жены на целых 20 лет в пользу скитаниям и приключениям. Сей хитроумный эдвенчурист, ловкий и практичный, острыми локтями растолкал прорву героев, дабы украсить своим именем обложку эпической поэмы аэда Гомера. Несть числа его подвигам, интригам и гисториям. Он и у стен Трои, и в пещере циклопа Полифема, и в плену у нимфы Калипсо, и... захвачен пением сладкоголосых Сирен... Двадцать лет он мотался галопом по Ойкумене, где решал не свои проблемы и валял своего дурака на чужих подушках, едва не доведя брошенную жену до алтаря с одним из женихов, агрессивно претендовавших на руку соломенной вдовы.


ОНАН. Самобытный библейский персонаж, положивший начало сомнительному Движению неприсоединения к лицу противоположного пола. Широко использовал богатые суррогатные возможности личной материальной части. За капельное орошение земли искусственно исторгнутым семенем Онану было строго поставлено на вид с занесением в Священное Писание. Величайший Хэндимэн...


ОРФЕЙ И ЭВРИДИКА. Нерушимый блок влюблённых, разлучённых злодейкой-судьбой и просто невезухой... Изобретя музыку и покоряя её красотой богов, людей и даже дикую, необъезженную природу, Орфей ухитрился игрой на кифаре усмирять цунами и ураганы типа "Эндрюс", а слонов - прыгать в горящий обруч. Женился было на красотке Эвридике, но в вихре сиртаки её прямо на танцплощадке поразила гадюка. Не смирившись с нелепой гибелью любимой на дансинге, Орфей отправился за ней в царство мёртвых, в угрюмых концертных залах которого сводит с ума своей музыкой и пением властную верхушку Аида - владыку царства, первую леди, стража теней пса Цербера и Харона - паромщика, соединяющего берега. В порядке исключения, Орфею позволяяют увести жену в юдоль жизни и любви. Но - о, горе! - вопреки запрету, Орфей оглядывается на оставленные просторы (в точь, как у евреев - недисциплинированная жена Лота) и лишается жены уже навсегда. Тут бы Орфею самое время предаться спасительной горилке с перцем, но величайший из клезмеров идёт на нравственный подвиг: даёт зарок - сторониться даров бога возлияний Вакха. За что и был разорван на куски вакханками, озверевшими от такого воинствующего воздержания, аскезы и готовности завязать бурдюк. Нет повести печальнее... Посему запомним: если оглядываться, то только - вперёд!


ПАНАЦЕЯ. Дочь бога врачевания Эскулапа. В искусстве исцеления мало уступает именитому папаше. Ясное дело: Панацея от Эскулапа недалеко падает в глазах шарлатанов от медицины, способных лишь на демонтаж венца безбрачия и на установку маячка привлекательности.


ПАНДОРА. Буквально - "богато одарённая"... Практически - Ева древней Греции. Ибо Пандора - дебютная смертная дама, свёрстанная богами из подручного материала - воды и глины (привет Адаму!) До того людей ваял лишь диссидент Прометей. Афина и прочие боги щедро наделили Пандору умом и красотой. Пандорой и не пахло бы, когда бы не гнев Зевса, решившего наслать на род людской - болезни и прочие беды. Боги вручили Пандоре сосуд, рекомендовав даме по случаю поинтересоваться содержимым. Без вины виноватая, Пандора послушно отворила роковой сосуд, оказавшийся на поверку родным братом троянского коняги. В мир тотчас вылетели все сущие недуги, включая болезни грязных рук. Опомнилась было Пандора, торопливо захлопнула крышку, но на дне, увы, осталась лишь... Надежда. Только Надежда и сыграла в ящик, впрочем, и не выходя из него. Вот она - сила автономной системы самообеспечения! И ещё не раз в истории только Надежда и оставалась последней, уже - растерянной, беззубой и беспомощной. Иногда она была - Константиновной. Нет надежды - нет проблем... Верно, кацо?.. Чертовски обидно - входить в историю ногами сторонних интриганов и прослыть злодейкой, вовсе не будучи ею - ни по природе своей, ни по факту поступка. Вот талдычат: "Сосуд Пандоры"... А по справедливости, надо бы наотмашь рубить: "Пандора Зевса".


ПАСИФАЯ. Мать честная: седина в волосы, бык - в ребро!.. Это - аккурат о мужней жене Пасифае. Да и супруг у неё - не водопроводчик какой, а уважаемый меж прочих мировых падишахов царь Крита... И вот эта самая Пасифая, пресытившись всем на свете и в алькове, захотела отведать красавца-быка, прибившегося к царёву стаду. Отведать-то можно, когда бы - только ртом. Но распалённой зоофильскими фантазиями дамочке приспичило от пуза усладить рот да не тот. Всё могут короли и королевы. Но как же подвигнуть на лавбище с двуногой консервативного дурачину-быка, явно не продвинутого в вопросах пола, а зацикленного на схеме - "Бери больше - кидай дальше"? Пораскинула Пасифая в том числе мозгами, и вышла-таки на остроумное ноу-хау! Любовь творит чудеса и в области изобретательских задач. Повелела царица корифею всех ремёсел Гефесту соорудить деревянную корову, да на рельсы её поставить - на манер тележки с кинооператором. Для наезда, отъезда и всего такого прочего... Внутри, значит, бурёнка должна быть полая, а под хвостом от настоящей коровы - скважина, что по высоте - заподлицо с феерическим мужским достоинством облюбованного царицей рогатого зазнобы. Сработала схема разделки чувств! Бык простодушно догнал "ускользающую" (по рельсам!) телушку и... пробил для Пасифаи час "эвоэ" и гласа неги... Потом быка, как водится, сожрали, а Пасифая родила Минотавра - жуткого быкочеловека, имевшего редкое хобби: пожирать греческое племя младое, незнакомое. Вот чего стоил Элладе час быка!


ПАРИС. Ещё тот провокатор, даром что красавчик... Не упев родиться, уже наводил ужас силою до шухера. Сперва - на мамашу свою Гекубу. Приснилось, тяжеленной уже, царице, будто родила она не дитя, а факел, от которого дружно занялась и сгорела Троя... Малец Парис вырос, и однажды, будучи гостем спартанского царя Менелая, охмурил и похитил его красавицу-жену Елену. В чём ему охотно помогла известная плутовка и сводня Афродита, подкупленная тем, что Парис, впрок лоббируя её благосклонность, присудил пеннорожденной пресловутое яблоко раздора - как генеральной красотке Олимпа. Чем, ясное дело, вызвал ярость прочих ослепительных дам. Между прочим, Парис по-фригийски означает - "борец". Парис - борись... Интересно, знает ли об этом созвучии первый борец России президент Путин? Любопытно: а кому из трёх богинь присудил бы яблоко он, рискуя тем, что две остальные во гневе легко замочат в сортире любого легитимного избранника народа?


ПЕРВОСВЯЩЕННИК КАИАФА. Босс разъярённых и ревнивых иудейских жрецов, взалкавших предать набирающего авторитет в народе рабби Иисуса Христа - суду синедриона (конгресс старейшин). Задумано сие, дабы выдать затем нео-пророка римским властям с ходатайством о казни смутьяна: только оккупационные власти имели лайсенс на право приговаривать узников к изъятию из жизни. Чего не замыслишь ради недопущения передела уже поделённой власти...


ПИФАГОР. Для начала - решительно опустим штаны!.. В смысле - двустишие, передразнивающее хрестоматийную теорему гения, малость не дожившего, в отличие от Арафата, до Нобелевских лавров. Обитал и созидал свои равные на все стороны набедренные повязки и прочие математические ноу-хау в южной Италии аж за 500 лет до н.э. Основал пифагорейский союз, смахивающий на секту. Демократией там пахло в той же степени, как фиалками - на конюшнях Авгия. Даже имущество у пифагорейцев было общим. Вот так и раздували огонь коммунизма гении Гипотенузы!..


ПОТИФАРОВА СУПРУГА и ИОСИФ. Вот нам классическое доказательство мудрой посылки: "Не возжелай жены ближнего своего..." Красавчик-Иосиф, будучи дитятей, продан подлыми братьями-еверями в рабство, меж тем как его отцу единоутробные злодеи сообщили, что брательником наспех перекусили голодные дикие звери... Попав в донасеровский Египет, Иосиф оказался в доме богача Потифара, где быстро проявил и закрепил еврейскую сметку, а со временем развил и закалил традиционную для народа Книги пригожесть лица необщего выражения (смотри пронзительные песни "Еврейские глаза", "Аидише момэ", "Купите папе розы!"). Вскоре на Иосифа положила уже египетские глаза похотливая жена Потифара, который к тому времени тесно приблизил толкового юношу и даже даровал ему в своём доме, вместе с ключами, серьёзные властные полномочия - с правом решающего воздержания от принятия решений, могущих повалить вниз кривую Потифарова благосостояния. Безуспешно пытаясь увлечь в постельку скользкий предмет своей жгучей страсти, блудница заполучила не сам предмет, а лишь сорванные с ускользнувшего Иосифа образцы (не ДНК!) одежды. И - представила мужу эту мануфактуру, как... доказательство коварства Иосифа, якобы посягнувшего на её честь, когда сам Потифар был в очередной творческой командировке у какой-то гейши или гетеры. Иосифа швырнули в узилище, откуда, впрочем, вскоре он был вознесён на пугающие заоблачные вершины египетской властной пирамиды. Но это уже повод для другой сноски, а повода, увы, не будет.


ПОНТИЙ ПИЛАТ. Задолго до "железного Феликса" стремительно вошёл в историю - чистыми руками, каковые имел похвальное обыкновение тщательно умывать для ликвидации на них опасных последствий подсказок холодной головы и стука горячего сердца. Однажды Пилат проделал это, будучи прокуратором покорённой римлянами Иудеи. Утвердив приговор Христу, обрекающий пророка на распятие, Пилат всенародно подверг санитарной обработке верхние конечности, приведя их во взаимодействие с водой. Короче - умыл руки: я, мол, не я, и к казни никакого отношения не имею.


ПЕГАС. Уму непостижимо: сие крылатое эфирное создание, предмет вдохновения и ритуального наборматывания его имени сонмами акынов и прочих лириков - родился из капель крови жуткой горгоны Медузы. Папа Пегаса - владыка океана Посейдон. Однажды мощным ударом копыта Пегас соорудил Гиппокрену - эксклюзивное джакузи вдохновения. Короче: искупался - пиши!.. История сооружения несокрушимой и легендарной Гиппокрены мудро учит смышлённейших из поэтов: для создания сантехнической нетленки типа весело бурлящей воды достаточно хорошенько приложить копыто. В нужное время и в нужном месте.


ПИГМАЛИОН и ГАЛАТЕЯ. Прав нашенский Антоша Чехонте: быть можно дельным царём, и - думать о красе женской половины дворца!.. Царь Кипра Пигмалион, свято оберегая своё неприкасаемое мужское достоинство в миру, полном опасностей и женщин, жил анахоретом, ловко избегая грудастых соблазнительниц. Но всей силой нереализованной страсти он предался скульптурному рукомеслу, переплавив либидо в талант ваятеля. Однажды он соорудил из слоновой кости чудо-статую девицы на выданье любому галерейщику. И тут случилась чисто фрейдистская сублимация: бессознательное взбрыкнуло в царёвой подкорке, и Пигмалион по уши и даже по седьмую чакру влюбился в дело рук своих и, дабы не быть однажды уличённым в статуеложестве - то бишь в науке побеждать сопротивление материала - он официально ходатайствовал перед Афродитой об оживлении статуи путём дачи ей статуса беженки из небытия. Богиня положительно решила вопрос и вдула жизненные функции в будущую царицу Галатею, так и не узнавшую впоследствии, что некогда и она страдала неотразимой слоновостью кости.


ПОМПЕИ. Редкий турист, долетающий хотя бы до середины Италии, рискнёт избежать посещения развалин несчастного города, ушедшего из жизни от руки вулкана Везувия - в августе 79 года н.э. Даже наш великий художник Карл Брюллов, труды и дни которого шли нарасхват, долгими годами путешествуя по вотчине Данте и Цезаря, записал в тогдашнем своём органайзере напоминание самому себе: "В последний день - Помпеи!" Что и вылилось в известный шедевр.

ПРИАП. И вновь развалины Помпеи нахально требуют вспомнить о себе... Именно там тёртый калач туризма, руссковещающий экскурсовод Лариса (чисто Галатея после оживляжа!) пугливо предупредила нашу группу при подходе к лупанарию: "Господа! Сейчас у входа в древний бордель вы увидите нечто страшное, хотя некоторым и понравится. Но если вы воспитаны в строгих и высоких идеях аскезы и целибата или при вас дети - остерегайтесь этого сомнительного объекта. Сомневающиеся - суньте себе валидол..." Предупреждение оказалось своевременным. Хроническим девственницам не позволило бы здоровье - узреть первый фаллос античности а-натюрель... Между тем, Приап - не бомж, а божество. Земляки изгнали его из родных пенат за возмутительный по основным параметрам и техническим характеристикам детородный инструмент, для удерживания которого при хозяине порою требовалась очень сложная (как кустистые ветви власти в развитых демократиях) система сдержек и противовесов. Приап обласкан и рядовыми сексоголичками, и великими поэтами (Вергилий, Катулл, Гораций, Марциал). В честь Приапа освобождённые женщины Востока и других частей тела и света устраивали неистовые сексуальные оргии, сопровождающиеся песнями и плясками стран народных демократий и тираний... Прощаясь с нами уже в Риме, экскурсовод Лариса показала трогательную семейную фотографию. "А вот и мой Приапчик!" - с гордостью ткнула она в перевязочки малыша, доверчиво прильнувшего к её женскому началу в лице бюста. - Сначала мы с мужем хотели назвать его Ванечкой, но потом уточнили..." "Поживём - увидим!" - мелькнуло в пытливых глазах какой-то воительницы с целибатом.


ПОСЕЙДОН. Брат Зевса, получивший при дележе наследства Кроноса господство над морем. Наплодил прорву детишек от зазевавшихся богинь, нимф, горгон и просто плохо лежавших дамочек. Все его отпрыски, кроме Пегаса - тёмные личности с ярко выраженными криминальными склонностями. А человеко-бык Минотавр - плод царицы Пасифаи и подставленного мстительным Посейдоном быка. Когда Пасифая отказала в утехах лично Посейдону, тот затаил обиду и, гневно сжав желваки, впрок процитировал взлётные строки оптимизма будущего русского классика: "Ты сама под ласками сбросишь свой хитон, Унесу я, пьяную, до утра в затон..." Посейдон и его потомки получили во владение остров Атлантиду. Казалось бы, живите в своё удовольствие, но и не зарекайтесь от сумы. Эти же - поступили в точь как содомляне, творя народнохозяйственные безобразия и блуд в особо крупных размерах. За это чрезвычайный партхозактив Олимпа и приказал легендарному острову долго жить. Увы, что имеем - не храним...


ПРОКРУСТ. Отец древнегреческого надругательства над человеколюбием и, по совместительству, бандит с большой дороги между Мегарой и Афинами. Тут-то злодей и организовал свой малый криминальный бизнес с ограниченной ответственностью правительства перед пострадавшими налогоплательщиками. Прокруст, будучи знатной силищи малым, подлавливал путников, а затем маниакально укладывал на ложе имени себя. На большой лежак - коротышек, а на маленький - верзил. Затем коротышек Прокруст растягивал, чтобы стали заподлицо с ложем, а у высоких отпиливал - как фокусники Кио, но всерьёз - "лишние" части тела. Вот так и рыл он ложа другим, покамест и сам не угодил мордой в Аид. Поскольку по совокупности деяний тянул на "вышку".


ПРОМЕТЕЙ. Кузен Зевса. Величайший из благодетелей человечества, практически - Карл Маркс древности. Но поскольку Прометей начал раньше Маркса, то он и создал людей из земли и воды, а затем, как Родари, показал им, чем пахнут ремёсла: научил строить дома и корабли, штопать носки, читать, писать и считать; а для сугрева души и тела и ваяния барбекью - доставил с неба огонь. Вот это, последнее, и не простил ему Зевс, распорядившись приковать расхитителя материальных благ Олимпа к угрюмой скале в районе будущей Военно-Грузинской дороги. Зевс милосердно приказал голодному, как собака, орлу ежедневно лакомиться печенью Прометея, но не трогать смежные внутренние органы. Причём, печень к утру регенерировала до канонического объёма, и воркоголик-орёл начинал с нуля свой ежедневный чернорабочий подвиг. Прометей спокоен, ибо ему ведомо древнее предсказание: через тысячи лет сын Зевса, по доброй традиции Олимпа, свернёт шею отцовской власти. Но освобождение приходит много раньше: Геракл убивает орла, а Зевс - своё желание мстить.


САМСОН И ДАЛИЛА. Самсон - успешно практикующий Геракл из колен Израилевых. Стал кошмаром для филистимлян. В рамках показательного армрестлинга, легко разрывал пасть льву, одним рывком извлекал из места постоянной дислокации городские ворота вместе с фундаментом и играючи относил их на гору. Используя ослиную челюсть вместо кастета, укладывал три роты филистимлян, проигравших интифаду против героя. Беда пришла от дамы сердца и примкнувшего к нему нетерпеливого органа его, явно плохо разбиравшегося в людях и в женщинах. Её звали Далила. Сия ночная кукушка, опоив богатыря поцелуями вперемежку с забродившими дарами виноградников, на базе умело применённых последних достижений науки страсти нежной выведала, что вся сила Самсона - в волосах его. Увы, непобедимый силач пал от ножниц, остригших судьбоносные космы. Такова участь всех простаков, спутавшихся с Матами Харями всех времён и поз. А казалось бы, куда проще: койка - койкой, а информация и пассворды - врозь...


САПФО. Автор текста не слабой песни на музыку к великому циклу Давида Тухманова "По волнам моей памяти". Крупная поэтесса 6 века до н.э. Обитала, творила и любила на острове Лесбос, подарившем соответствующее прозвание женской любви к прекрасному полу. А уж к развитию этого жанра бытия Сапфо приложила не только руку...


СИРЕНЫ. Любая из них у Лаврика Берия живо бы загудела. Но - где Берия, и где - скалы Эллады?!. Полуптицы-полудамы, сирены промышляли пением и мясом заслушавшихся их колоратурой навигаторов. Только Одиссею удалось безнаказанно ознакомиться с их вокальным репертуаром. Залепив уши сотоварищам, дабы уберечь их от соблазнов, самого себя он повелел привязать к мачте корабля. Так и плыли они мимо острова Сирен: оглохшие - гребли, а стреноженный - безнаказанно ловил ушами кайф. Иная верёвка, господа - полезнее контрамарки. Иной воск - спасительнее войска.


СИЗИФ. Досадив богам бесчисленными аферами и сделкам с совестью прочих нечистых на трудовую копейку негодяев, сын царя эолян Сизиф был образцово-показательно наказан. Для начала его низвергли в Аид, и уже там опробовали на нём одну из рабочих моделей перпетуум-мобиле. Сизифу было велено вкатывать в гору гигантский камень, который, добравшись до вершины, подло срывается вниз, открывая, как бойкий контрактор, новый фронт работ... Современные Сизифы России, нашкодив ничуть не меньше античного пращура, тоже нередко толкают камень. Но - не в гору, а - за конвертируемую валюту, каковая после продажи камня (драгоценного или облицовочного), для большей уверенности сизифов в завтрашнем дне - оседает в оффшорах.


СОКРАТ.Не соврет любой из нас, авторитетно заявив, что для него не составит хлопот ознакомиться с трудами Сократа (4 век до н.э.) в оригинале. Философ, увы... не написал ни строчки, излагая своё учение исключительно орально. Зато благодарные ученики (Платон, Ксенофонт, Алкивиад), обладая отменным слухом, верноподданнически донесли до потомков алмазы мудрости учителя. Свидетельствую: гениальный текст Ксенофонта "Сократические сочинения", на мой непросвещённый взгляд - чисто конкретно - пир духа! Сократ далеко обогнал своё время, где великих бегунов и без него было - как нерезаных правд-маток. И потому раньше других добежал... до смертного приговора. За что? За... совращение молодёжи. Хотя, как известно, журнал "Хастлер" основал вовсе не он. Не говоря уже о "Плейбое". А тут ещё и подоспела оглушившая мир новость о своре американских кардиналов, годами исправно спускавших штанишки юной своей пастве. И что же? Уползла с ковра шатия-братия!.. Ибо, надо полагать - все они, безусловно, совратители молодёжи, но, к счастью, - не Сократы.


СФИНКС. Кулинар начал бы это место примерно так... Возьмите милую женскую головку, насадите её на тулово присевшего на задний мост четвероного друга из прайда киплинговского Шер-хана, усильте мощными крыльями лопатки этой на глазах оживающей конструкции - и вы получите искомого Сфинкса. К описанной схеме остаётся прибавить милое обыкновение пернатого оригинала нещадно умерщвлять малоэрудированных прохожих, не гораздых сходу расщепить одну и ту же маниакальную загадку Сфинкса: "Кто ходит утром на четырёх ногах, днём на двух, а вечером - на трёх?" Тягомотину эту уложил на лопатки лишь башковитый Эдип, мудро ответив, что герой отгадки - человек: в младенчестве, в зрелости и на склоне лет. Победа над проблемой эпохи принесла Эдипу корону Фиванского царства, а впридачу и вдову-царицу, позже (через 20 лет) идентифицированную как... мамашу самого Эдипа. Но мы - о Сфинксе, о нём, болезном... Лишившись в лице нетленной кормилицы-загадки средств к существованию, Сфинкс, как честный человеко-птице-лев, бросился со скалы в объятия энергоинформационного бессмертия. В свидетельстве о смерти Сфинкса нет указания на спичрайтера, сверставшего проект самой загадки. Но доподлинно известно, что сам Сфинкс ушёл со скалы хоть и вечером, но не на троих, а на всех четырёх. То есть - не по-человечески...


ТАЛАНТ. Знаете ли вы, что в старорежимной Греции эпохи олимпийских богов истинный Талант был способен достойно отправить в мир иной ровно 36 000 душ? Ибо, как высшая денежно-счётная единица, Талант состоял ровно из 36 000 оболов, а щуплый медный обол, согласно доброй погребальной традиции, родственники усопшего щедро клали ему под язык - как плату Харону за перевоз скоропостижного пассажира-первокурсника в царство жмуриков. У пра-семитов Талант был скупее и никогда не раздавался шире жалких 3600 шекелей. Шекель - он и сегодня держит талант в ежовых корзинах абсорбции. Зато римляне, авторитетные поклонники золота, по-настоящему знали цену Таланту, присвоив его имя высшей мере веса благороднейшего из металлов. Талант на родине Цицерона был равен ста ассам. Согласитесь, господа: имея только один ass - шибко не развернёшься. Но если в вашем распоряжении их - сто, то либо вы - командир роты, либо - самовластительный злодей гарема в сто ass. И стало быть, Вы - Талант! И не забывайте народно-хозяйственную мудрость римлян: "Ass - Талант бережёт!"


ТАЛИЯ. Иные плодят отпрысков, потеряв на миг память, самоконтроль или контрацептивы. Талия же вступила в строй действующих девяти Муз в результате обретения Зевсом памяти в лице Мнемозины - богини (догадались?) памяти. Обретал Зевс сию плодовитую Память ещё восемь раз, исправно даря Талии сестёр-Муз. Самой Талии был отдан ключевой портфель покровительницы комедии и лёгкой поэзии. Но всё опошлил папаша. Девятикратно обретя крутобёдрую Память, он внезапно ощутил в себе желание заиметь и стройную Талию. В лице дочери, но, увы - в статусе жены. И поимел... Но от сих трудов кобеля-додэфакера Талия, подтверждая правоту генетики, родила лишь демонов. Вот чем порой заканчивается опрометчивая комедия и тяжёлая на подъём голоса протеста лёгкая поэзия... Руки прочь от талии дочерей, господа, извините за выражение - отцы!..


ТАНТАЛ. Древнегреческий основатель излюбленной американцами системы "doggie-bag", когда, хронически не доедая в ресторанах, янки трудолюбиво уносят домой недопроглоченное, чтобы наутро вгрызаться в добычу аки дог, пекинес или пномпенис рыкающий. В отличие от янки, Танталу досталась не закуска на опохмел, а большой цурес. Сын Зевса, он однажды похитил на пиру у олимпийских богов кастрюлю амврозии и ведро нектара, чтобы раздать, казалось бы, "боги-бэг", голодающим друзьям-обжорам, чьи кишки навеки присохли к тарелке. Разгневанный папаша Тантала, которому стукачи, подсуетившись, оперативно нашептали и о прочих проделках сына (включая нарушение указа Зевса о неразглашении закрытых сведений из сферы застольных разговорчиков богов), распорядился отправить неразумного юношу "к Харонам" - на вечные муки. Отныне, стоя в воде, Тантал не в силах даже промочить глотку, ибо резвая аква дисцилята, послушная высшей воле лучшего друга гидравлики, убегает прочь из-под пересохших губ Тантала, воздерживаясь удовлетворить естественную потребность последнего хотя бы в символическом глотке - даже без кряка. Дальше - хуже... Ветки с богатыми витаминами дарами земли греческой, дразняще нависшие над головой голодного бедолаги, прыгают как белки, когда изгой-политкаторжанин силится словить хотя бы опытный образец вишенки. Sic transit ambrosia mundi! Так проходят, господа, и земные деликатесы...


ТРОЯНСКИЙ КОНЬ. Нелегко навскидку прикинуть, сколько троянских коней уместилось бы в крепости... непобедимой русской водки. Трое хватило и одного... Долгие десять лет троянцы отбивались от грузно пыхтящих под их стенами ахейцев, щедро сея их разумные, добрые, вечные трупы и выставляя в ответ - встречные свои. Лукавый Одиссей, которому давно бы пора вернуть свою супружескую биомассу брошенной им жёнушке Пенелопе, совершив за ночь мозговой штурм ситуации, наутро патентует идею: "Не лепо ли ны бяшет, братие, - смастерить деревянного комоня, нафаршировать брюхо жеребца бездушно-десантными моджахедами и оставить гигантский сувенир у ворот Трои, а самим инсценировать отступление?.." Очевидная подлянка, явно шибавшая в нос коварством, удалась сполна. Столяр милостью божьей Эпей, первый рубанок ахейцев, тотчас ощетинил двуручную пилу, альтернативную рукоять которой поддержал Одиссей, чем в будущем подал хороший пример носителю исторического бревна на Красной площади, умевшему, в рамках грамотного пиара, сходить в народ. Напрасно видные провидцы региона Кассандра и Лаокоон заклинали троянцев не втаскивать в крепость-герой Трою коня с сомнительным прошлым и явно нелегала по статусу. "Нам, троянцам, - лишь бы даром!" - решили горожане, и город был инфицирован конём. Ночью, ясное дело, конь рожает диверсантов, стража перебита, ворота распахнуты войску... смешались в кучу кони, люди... враг вступает в город, пленных не щадя, потому что в Трое не было ума... Нет в Истории коня - менее живого и более знаменитого, ибо ничто так не врезается в "товарищ Память", как топор предательства и непростительная глупость принимающего на грудь взведённую пружину - под личиной красиво упакованного бесплатного сыра.


ФАЭТОН. Его прогорклый пример - наука лихачам и любителям прокатиться с солнечным ветерком, не имея в кармане драйвер-лайсенса и соответствующей водительской подготовки. Сын Гелиоса (бог Солнца) Фаэтон захотел промчать по небесным хайвеям даже не с ветерком, а - с Солнцем на огненной колеснице Гелиоса. И однажды взмолился: "Папа, дай порулить!.." Убедительно просил, трогательно. Батя и сдался... То ли тормоза заклинило, то ли зеркало заднего вида запотело, но вожжи выпали из рук неофита дорожного движения, и горячие кобылицы радостно понесли. Понесли, стало быть, и разродились тем, что помчали колесницу с Солнцем близко к Земле. Загорелись леса, пересохли реки, Земля взмолилась о помощи, и разъярённый Зевс, выбирая из двух зол лучшее, поразил Фаэтона молнией. Распалившись до состояния свечения, Фаэтон нырнул в реку Эридан, но и её прохлады не хватило, чтобы охладить жар юного водилы. Так закалялось лихачество на заре заката недолгой славы Фаэтона. Мера нужна-таки во всём. Даже самогонщики смело гонят всё. Но ведь - не Солнце...


ФЕНИКС. Период обращения сей сказочной птицы - аж 500 лет. Планета Галлея - и та в семь раз шустрее... Став глубоким стариком, Феникс испепеляет себя, и, как Иванушка-дурачок, выпрыгивающий из кипящего молока юнцом, налитым жизненными соками, Феникс, как ни в чём ни летало, возвращается в большую жизнь и в чистое небо невинным птенчиком. Символ вечности и perpetuum молодости, Феникс является идеалом искусства самокритики и автоиронии, умея радостно сказать о собственной угарной жизни: "Да гори она пропадом!" Не потому ли некоторые любят погорячее: жить с огоньком, даже если в их джазе - не только девушки лёгкого контрабаса?..


ХАРИБДА и СЦИЛЛА. Закадычные подруги, не дававшие житья и проплыва морякам. Оседлав по крутой скале, смертоносные дивчины с аппетитом пожирали навигаторов, будучи санитарками моря. Уж на что Одиссей - ушлый мореман, но и тот потерял шестерых однокораблян, экспроприированных на ужин Сциллой и Харибдой: по три на рыло... Между прочим, в анамнезе у дам - всё те же фрейдистские комплексы. К примеру, Сцилла на заре прекрасной юности был красавицей всегреческого значения. Разборчивая невеста, она задрала нос и некоторые другие выдающиеся бамперы и отвергла сонм женихов, в их числе - лично морского бога Главка. Женихи умылись обидой, а вот самодур Главк оскорбления не спустил, и через свои связи в верхах добился превращения красавицы - в чудовище. Да что говорить об Элладе: даже в сталинские времена не было подлянки, которую нельзя было схлопотать от какого-нибудь Главка или на худой конец - Совнаркома...


ХАРИТЫ. Корифейки и носительницы всех мыслимых женских достоинств. Римляне называли их Грациями. Мастерами искусств хариты изображались в форме обнажёнки. Хариты - богини красоты, радости, шарма, и всего того, что Шолом-Алейхем, горячий поклонник всего греческого в Афинах, мягко называл - "а шейне мейделе". Вот почему в чеканных и целомудренных пушкинских строках жалобы лирического героя (стихотворение "Ответ") ударение в последнем слове падает сугубо на последний слог: "Здесь нет ни ветренности милой, ни муз, ни Пресни, ни харит."


ХАРОН. Король подземного извоза, биндюжник и балагула главного андеграунда. Его клиентами являются исключительно души умерших. Обладает эксклюзивным медальоном на право переправки усопших на своей ладье до врат Аида, царства мёртвых. Нет достоверных сведений о том, - привела ли научно-техническая революция к появлению электрической тяги у посудины седого паромщика Харона. А Харон так же прилежно соединяет берега царства функционирующих и королевства удалившихся от тел. Разве что, в отличие от вежливых таксистов, Харон не спрашивает пассажиров: "Вам куда?" За обол под языком продаётся только один тур. Однообразно, право... Но зато нет и проблемы мучительного выбора.


ЦЕЗАРЬ. Пробившись в полководцы (как позже - и в Клеопатру!), на старте карьеры он женился на дочери своего заклятого политического врага Суллы. Вскоре Сулла торопливо ушёл с политической арены - прямиком в Аид, и Цезарь рванул в гору, и вскорости обнаружил себя на императорском троне. Затем начались в его жизни и деятельности "американские горки": он перешёл с десяток Рубиконов, бросил дюжину жребиев, хвативших для покорения Галлии, высадки в Британии, хождения по Рейну - аки посуху. Далее началась битва за взятие и передел уже поделённой Клеопатры, для чего потребовалась виктория в Александрийской войне. Нильская сирена - не будь дурой! - мужественно развернула против Цезаря свои победоносные передовые части: ослепительные глаза, влекущие губы и сокрушительный бюст. И вскоре - обратила противника в бегство в свою постельку, где тотчас была повенчана им на Египетское царство. Взмыв над Египтом и Цезарем, Клеопатра, в качестве этической компенсации, разрешила любимому заявить: "Пришёл, увидел, уломал!" Последующая модификация этого знатного слогана означала уже рутинную победу над боспорским царём. В рамках реформы календаря, скромняга Юлий Цезарь не забыл присвоить летнему месяцу своё имя, и с тех пор июль греет душу и амбиции каждого, кто тоже желает переписать календарь. Завоевав видимые оком земли, он всеми фибрами меча возжелал лавров пожизненного диктатора и принялся давить сенаторов, будто они - виноградные гроздья сорта саперави. Виноделы отлично знают: если давишь - вскоре жди и брожения... Вот сенаторы и забродили и даже забурлили: оскорблённый государственный муж, как и всякий жареный цыплёнок - тоже хочет жить. И для этого хорошо владеет не только языком, но и холодным оружием массового уважения. Цезарь пал не оклеветанный молвой, а - пронзённый кинжалами. С пониманием отнесясь к наносимым смертельным ударам, Цезарь удивился лишь закадычному одноколчанину Бруту, который на деле доказал, что язык - вовсе не главное оружие низов правящей верхушки. Обтерев окровавленный кинжал, Брут, слывший не только другом кесаря, но ещё и меломаном, говорят, удовлетворённо замурлыкал, в авторизованном переводе на латынь, популярный и много позже шлягер удачливых киллеров: "Раз пошли на дело я и Рабинович..."


ЦЕРБЕР. Первая в истории дочернобыльская жертва мутаций и идейных шараханий генов. Пёс Цербер вынужден носить на шее аж три головы. Но именно это свойство, способное отпугнуть не только уважающую себя суку на выданье, но и работодателя, и привлекло внимание владыки царства мёртвых - Аида. С успехом пройдя интервью, Цербер получил престижную позицию привратника царства, куда радушно впускал всех, но уж обратного хода не давал ни одной душе. Кроме, впрочем, жены сладкозвучного Орфея - Эвридики. Но и та сдуру обернулась на оставленную юдоль печали, и тотчас лишилась права на оживляж. Казалось бы, неглупая, барышня содеяла сию оплошность взамен того, чтобы любить безоглядно... Цербера однажды снял с хлебной должности (кстати, только "на старт" псу сходу положили таз мозговых косточек) величайший истребитель чудовищ - Геракл. Герой вынес пса из тьмы и сырости Аида на свет божий и засветил, как беззащитную фотоплёнку, сие чудище обло, озорно, трёхзевно и лаяй (в своём эпиграфе к диссидентской нетленке Радищева пиит Тредиаковский вплотную приблизился к описанию облика-морале Цербера). По итогам засветки, Цербер не смог проявить всерьёз свою силу и экспириенс. Помнится, Муму (тоже - пёс!) удовольствовался только одной главой - что на шее, что в рассказе. Да и Каштанка с Мухтаром были куда поскромнее. Церберу, как видному вратарю андеграунда, понадобились ажно три главы. Вот так, увы, и у некоторых записных анекдотчиков порою - замах на повесть, а выход продукта - на пару куцых абзацев. А такое вынести из пустотелого Аида способен разве что цербероносец Геракл. Даже баснописцы знают: чтобы остепенить зарвавшуюся моську, её нужно за ушко - да на слонушко!


ЦИКЛОП ПОЛИФЕМ. Отпрыск владыки морей Посейдона. Родился с одним глазом, да и тот был, увы, не... третьим. Ибо будь верзила-Полифем ещё и прозорливым, как захудалый экстрасенс, он живо бы смекнул, что негаданный гость кроха-Одиссей лишит Полифема и единственного его украшения на лбу в лице глаза, навеки ослепив посредством острозаточенного бревна.

...А начинал Полифем почти как Тевье-молочник. Творог с его "лого" славился на все окрестные пещеры, а козы были ухожены, укормлены и удоены. Роковое свидание Одиссея и Полифема в уютной пещере убедительно доказывает правоту лицензированных мудрецов из кожно-венерических диспансеров: следует опасаться случайных встреч. А способ ослепления и вовсе поучает: бревно в собственном глазу надобно разглядеть задолго до того, как оно окажется в руках гостящей в твоей пещере соломинки.


ЭДИП и ЛАЙ. Фиванскому царю Лаю была предсказана смерть от руки сына, и перепуганный владыка приказал бросить вскорости появившегося новорожденного на съедение природным обстоятельствам и окружающей среде... субботы, когда это злодеяние и произошло. Но дитяти сказочно повезло, ибо пастух, в рамках отправления законов "шаббата", не пожелал взять грека на душу и спас ребёнка. Вскоре тот оказался в покоях бездетного соседского царя, назвавшего найдёныша Эдипом (то бишь - имеющим опухшие ножки). Став тинейджером, Эдип однажды вышел на оракула и схлопотал прорицание, предписывающее ему готовиться... убить отца и жениться на матери. Потеряв от ужаса голову и логические цепи в ней, Эдип в панике покидает приёмную (не зная об этом!) сторонушку и бежит на чужбину (а на самом деле - в вотчину папы с мамой). На перекрёстке дорог в случайной стычке Эдип убивает знатного хама из дорогой колесницы, грубо потребовавшего, чтобы Эдип малость отошёл с колеи и открыл ему фронт движения. Порешив негодяя, посягнувшего на его суверенное право свободы выбора направления следования, Эдип наткнулся на диковинного Сфинкса, решает его тошнотворную загадку, взамен становится царём Фив и женится на Иокасте - вдове ушедшего из жизни царя Лая (того самого хама из колесницы). Так исполнилось пророчество, подарившее психотерапии и неврологии звучный термин - "Эдипов комплекс". Ибо, прознав через 20 лет - who is who, и наплодив к тому времени в спарке с мамашей четверых детишек (а значит, в их лице - и своих братьев и сестёр!) - Эдип в отчаянии посыпал голову пеплом, вырвал остатки волос и грамотно выколол себе глаза - застёжкой с платья упредительно повесившейся Иокасты. И ведь ничего бы этого не случилось, не подшустри он с долбаной загадкой Сфинкса, которую порешил... вместе с горькою кармою своей.


ЭЗОП. Приходилось ли вам заказывать в ресторане - эзоповский язык. Конечно, да... если, скажем, на просьбу принести вам стакан вульгарной воды из крана, половой, полусогнувшись, доверительно, подобострастно и даже слегка заговорщицки шепнёт: "Только для вас, сударь, постараемся-с, сделаем-с в лучшем виде!.." Что означает в устах гарсона чисто-конкретно эзоповский месседж: "Готовься, братан, отвалить приличные чаевые, не то унесёшь отсель глотку - не жрамши, а мочевой пузырь - не пимши!" Но лично Эзоп, будучи в должности квалифицированного раба первого разряда, начинал не в ресторанном бизнесе, а на подворье Ксанфа, которого страдальчески призывал: "Пойди и выпей море!" За неимением собственности, Эзоп принялся сочинять басни, достигнув в этом роде невиданных высот, где он был благосклонно замечен поклонниками фиги в кармане, а также - собирателями чужих идей: баснописцами Федром, Бабрием, Лафонтеном и Крыловым, которые цепко подхватили и высоко понесли знамя его сюжетов, моралите и остроумия - по страницам уже своих книг, раздробив на составляющие славу Первоисточника. Между тем, если глянуть на карту древнего мира, Эзоп тоже пребывал недалеко от Капитолийского холма соседнего Рима Ромуловича. Но, увы, близ тамошнего одноимённого холма в ту пору не было Библиотеки Конгресса, где на каждую басенку можно было бы получить копирайт и навсегда избавить своё наследие от санитаров литературы, радушно предлагающих покойным корифеям свои услуги по присвоению их сюжетов и схем.


ЭСКУЛАП. Бог медицины, не вошедший в "Клятву Гиппократа". Первый и единственный в истории, кто выжил, всерьёз угодив на погребальный костерок. Правда, не один угорел, а - в составе беременной им мамаши, нимфы Корониды. Когда огонь уже коснулся покойницы, обезумевший папаша Эскулапа Аполлон-красавец, обаяшка, умничка и душка (см. А. Ширвиндта в молодости) - опомнился и умело извлёк младенца из чрева дружно занявшейся огоньком Корониды. Воспитал будущего бога врачевания кентавр Хирон. Наука Хирона позволила Эскулапу оживлять покойников задолго до адекватных опытов вудуистов, а также короля оживляжа россиянина Лонго. Это искусство помогло Эскулапу успешно вернуть в братскую семью народов древней Греции, ветхого Рима и вечнозелёного Олимпа, глупо ушедших из жизни Ипполита, Главка и других высокопоставленных павших. Слух о нём пошёл по всей земле великой, отовсюду потекли, побежали, полетели и поплыли страждущие, а также желающие закрепить за телом уже достигнутые рубежи здоровья. Эскулапу принадлежит честь быть отцом великих и полезных для человечества дочерей - Гигиены и Панацеи. Ребята, мойте руки и живите в дружбе с режимом дня!.. Главное забыл: общественно-полезного Эскулапа убил Зевс. Чтобы докторишко не зарывался в небо, воскрешая покойников, определённых в этот статус решением начальства. Ибо вопросы смерти - вовсе не прерогатива бога здоровья в штатном расписании насквозь забюрокраченного Олимпа, где кадры решали всё, кроме того, что самолично и решал, и порешал лично Зевс.


ЭХО. Болтливая нимфа, умевшая произносить только концы слов, не уразумев их начала и пропустив между мочек ушей - середину. Нимфа Эхо отлично подошла бы на роль держателя стометрового шлейфа, метущего пол вослед за той, на ком надето сие безразмерное платье. Ведь главное для Эхо - крепко ухватиться за конец!.. Певец науки страсти нежной Овидий, размякнув как-то на биваке после жестокой сечи под знамёнами Венеры, рассказал о печальном конце нимфы Эхо. Вращаясь в кругах, близких к осведомлённым, Овидий прознал, что нимфа Эхо поначалу претендовала на радостный конец самовлюблённого юноши Нарцисса. Превратившись, ввиду безответной любви, в человека-невидимку, несчастная нимфа не унесла в загробный мир только голос. Да и тот - лишь повторяет зады чужих слов и несёт шлейфы, увы, не своих восторгов. Одно время кандидатура нимфы Эхо всерьёз рассматривалась в качестве возможного символа и лого гомосексуализма, как мощного Движения Неприсоединения к лицам прекрасного пола. Ибо кто же лучше неё любит и умеет повторять зады?..


ЭРИНИИ. Неуловимые мстительницы за поруганный фаллос своего отца - бога Урана, оскоплённого на крутом взлёте неутомимого либидо. Кровь, пролившаяся при оскоплении папаши, с блеском исполнила обязанности спермиев и успешно оплодотворила биологическую мать Эриний - богиню Земли Гею. Ввиду описанных психологических проблем пренатального и допубертатного периодов, мрачные Эринии были назначены отслеживать несправедливость и давать ей ближний бой. Профессия наложила отпечаток на богинь мести. Все трое - Мегера, Алекто и Тисифона - исключительно замечательны отвратительным обликом. Кровь каплет из пасти каждой дамы, вместо волос - змеи (от ужа - до анаконды!). Хлебом не корми сестричек - дай только им возбудить в ком-либо месть, злобу, безумие и подбить на мокруху. Но лучше всего - на родовую месть, что, кстати, принесло Эриниям популярность среди горячих, гордых и справедливых кавказских джигитов в пору, когда у них музы молчат. Дамочки же справедливо зациклились на родовой мести ввиду конкретно-исторических обстоятельств своего появления на свет (см. кровавое начало их трагической биографии).


ЯБЛОКО РАЗДОРА. Родилось не столько на дереве, сколько в сердце богини раздора Эриды. Однажды средь чей-то шумной свадьбы, маясь дурью от скукотищи, пошлых тостов и вывешенных простыней из-под новобрачных, Эрида подбросила пирующим яблоко с коварным тиснением - "Прекраснейшей!" То есть, витаминчиком полакомиться должна та, кому впору корона "Мисс-свадьбы", а точнее - "Мисс Олимп". Что тут, готыню Зевс, началось!.. В прекрасный и яростный спор за тот ещё фрукт вступили (после отсева шушеры) - Афродита, Афина и Гера. В каждой, понятно, сексапилища - на дивизию! И каждая справедливо считала именно себя претенденткой на высокое звание обладательницы яблока "Прекраснейшей!" А кто из вас, дорогие читательницы - не Афродита или, в крайнем случае - не Афина в смысле яблочко слопать? То-то же... Тут бы надобно дипломата силою до Макиавелли, Талейрана или генерала Лебедя с его ювелирным миротворничеством в Хасавьюрте, и кризис был бы разрешён. Не тут-то было! В дело влез юный дурачок Парис, принц Троянский. Не Гамлет, конечно, но тоже сын царя-короля. Парис, гиперсексуальный до корней эпидермы и способный в силу возраста слышать лишь призывное ржание внутреннего голоса гонад, отдал яблоко Афродите. И дело кончилось Троянской войной, гибелью самого Париса, торжеством троянского коня и триумфом археолога Шлимана, пытавшегося раскопать окаменевший огрызок рокового яблока, но вышедшего на более солидный результат, который позволил цвету мировой археологии присудить именно ему, Шлиману, звание "Прекраснейший!" Вот, яблочко, куда ты котишься...


ЯСОН. По итогам интриг сильных мира сего, правнук бога ветров Эола славный юноша Ясон был командирован в Колхиду за шкурой золотого барашка. Герои всея Эллады устроили мозговой штурм, дабы помочь Ясону справиться с труднейшим уроком. Со стапелей был спущен корабль "Арго", что, по-видимому, означало готовность экипажа - крыть всех встречных почём зря последними словами изящной греческой словесности. Нелёгкая дорога многократно усложнилась непредвиденными работами. Так, на острове Лемнос Ясону пришлось задержаться для освоения островной царицы Гипсипилы, родившей ему парочку сыновей... Но вот и Колхида. Близёхонько руно, а не укусишь: местный царь Ээт тоже имеет претензии к Ясону. Но, в отличие от царицы Гипсипилы, царь Колхиды желал вовсе не рожать от Ясона, а - заставил его запрячь в плуг изрыгающих пламя быков, вспахать и засеять поле зубами дракона. Что и было исполнено с помощью дочери царя, волшебницы Медеи. Ясон сгоряча пообещал ей руку, сердце и плацкарту на корабле "Арго" - в обмен на помощь в рунозаборе. Жизнь Ясона, стартовавшая в вихре интриг, в интригах и увязла: Ээт руна так и не отдал. Пришлось пойти на кражу в духе голубого воришки Альхена (см. "Золотые 12 стульев"). Вместе с руном Ясон вывез и Медею. Спустя десять лет он покончил с собой, убедившись, что даже руно и выездная жена - суета сует... Тем более, что Медея, которую он, разумеется, успел разлюбить, отравила новую жену Ясона, и его попытки влить в старые мехи новые тестикулы потерпели сокрушительное... кладбище. Увы, сонмы таких, как бедолага-Ясон, пали жертвой банального кризиса среднего возраста. В том числе те, кому по барабану не только руно, но и люля-кебаб, построенный из золотого барашка. Такое, как мы уже знаем, ел только Мидас.

(Из книги «Моя Пандора»)


 nervana.name
√ Библиотека


Загрузка...

Твоя Йога Книга для тех, кто хочет, готов и будет меняться KrasaLand.ru Слова и Краски