Павел Шуф

БАЛ ДЕЕПРИЧАСТИЙ

Рекомендательные письма Истории,
или -
Теперь об этом можно рассказать




Во всём прямой как Аппиева дорога, Эзоп не любил, когда к нему обращались не прямо, а иносказательно, витиевато, и в таких разах всегда грубо, по-солдатски рубил: «Не рассказывайте мне басни. Оставьте эту рабскую психологию...»

*  *  *

Воспитывая в себе краснобайско-феодальные манеры, оратор Демосфен строго придерживался открытого им закона: «Чтобы хорошо молчать - наберите в рот воды, а чтобы хорошо говорить - наберите в рот камней».

*  *  *

Любя во всём убедиться на собственном опыте, письменник Николай Гоголь одним из первых меж классиков сполна удостоверился в том, что рукописи не горят, а - превращаются в могучую кучку пепла.

*  *  *

Будучи беспредельно мнительным по своей природе, адмирал Нельсон пуще всего панически боялся сглазить Победу, и поэтому предпочитал не расставаться с известной повязкой.

*  *  *

Диоген справедливо презирал бочковое пиво, поскольку не желал, чтобы его место в истории было нагло занято другим.

*  *  *

Беспредельно честный, блюдущий корректность во всём, кесарь Нерон, огульно обвинённый в том, что он, будучи любителем пиров, тем не менее заметно спал с лица, однажды в непритворном гневе вскочил на уставленный яствами и женщинами стол и возопил, ища сочувствия и высшей справедливости: "Неправду говорите, подлые смерды! Вовсе не с лица я спал, а со своей матерью и жёнами сенаторов!.."

*  *  *

В подтверждение своей доброты, Робеспьер любил расточать плаходеяния, не ожидая награды за свою щедрость.

*  *  *

Будучи интернационалистом, Гитлер был безразличен к оттенку человеческой кожи на обивке своих автомобилей и кабинетов, равно как и на абажурах и перчатках челяди и паствы.

*  *  *

На столетия опережая педагогическую мысль своего времени, богатый египтянин Хеопс первым разработал и предложил теорию и практику ставшей популярной в будущем детской игры - "Сложи пирамидку!"

*  *  *

Уравновешенный, миролюбивый, спокойный, обожающий благолепие и тишину, Архимед ни на кого не рычал, но быстро терял присутствие духа, если кто-либо открывал на него свой рычаг, и тогда, чтобы не упасть, Архимед начинал панически искать точку опоры, чтобы перевернуть этот безумный мир.

*  *  *

Прибыв в Россию проездом из суровых европейских будней и полюбив тутошную широту полей и душ, Казанова, посреди первых же подвернувшихся ему наутро степей, обратил восторженный лик к весьма дородным спутницам и, с удовлетворением паркуя инструмент в гульфик, взвопиял:
- Какие неоглядные дали! А я-то боялся, что... не дадут!

*  *  *

До болезненности чистоплотный, но прежде всего смиренно подчиняющийся объективным законам и парадигмам физического мира, Гераклит, будучи однажды приглашённым друзьями сообща искупаться на троих в вялотекущей под Афинами речке, как философ - наотрез отказался от сего проекта, справедливо разъяснив:
- Двенадцать лет назад я, помнится, уже купался, а дважды, как я установил, в одну и ту же реку войти всё равно невозможно.

*  *  *

Ранее чуждавшийся светских манер, Архимед внезапно стал прямо-таки обожать всевозможные приёмы - после того, как удачный приём ванны вытолкнул его из безвестности - в Историю, с присовокуплением вопля:«Эврика!»

*  *  *

Любя книгу, Геббельс вновь и вновь охотно подогревал это чувство на кострах, где сжигались второстепенные классики мирового значения.

*  *  *

Не имея от рождения ни малейшей травмы шейных позвонков, Орфей и Эвридика в пору врасплох заставшей их половой зрелости вынуждены были мириться с тем, что их любовь должны быть абсолютно безоглядной - особенно при выходе из Царства Мёртвых.

*  *  *

Справедливо стяжав лавры видного борца с крепостным правом, выдающийся раб древности Спартак, воодушевляя восставших соратников на победу, сформулировал концепцию виктории: "Убей в себе Цезаря!"

*  *  *

Отличаясь завидной силой духа и тела, Гиппократ однажды торжественно принёс в Ареопаг клятву Эскулапа и аккуратно положил её в основу... своей.

*  *  *

Свято блюдя как нравственную, так и санитарную чистоту своего царственного алькова, Клеопатра приказывала челяди ежеутренне тщательно перестилать очередного любовника.

*  *  *

Накануне отъезда в роковую дипломатическую командировку в Персию, пиит Александр Грибоедов по случаю оказался в объятиях Морфея, где и привиделась ему та самая упрямая Гора, которая не шла к Магомету. Каковая, осознав, что пришла в тревожном сне ажно к Грибоедову, попросила северное селебрити силою до V.I.P. - подписать Ей на память книгу, на что Пиит, и не простря десницы к стилу и с присовокуплением жеста, полного достоинства, протянул ходатайствующей о презенте Горе изрядно нашумевшую свою книгу "Горе от ума", скромно добавив к подношению научный комментарий: "Учти, это не название, а - посвящение тебе: Горе - от Ума".

*  *  *

Известный своей политической всеядностью, император Боккасса вместе с тем был и гурманом до мозга гостей... только что вручивших ему свои верительные головы.

*  *  *

...Тот же холстомаз Верещагин, будучи заодно и человеколюбивым пацифистом, чуждым крови, с превеликим удовольствием и усердием честно сложил головы народов, полководцев и солдат на своей знаменитой картине "Апофеоз войны", пафос которой устремлён к миру и к содроганию от катарсисообразующего ужаса.

*  *  *

Тонко любя природу и всячески через то споспешествуя торжеству последней, царица Семирамида своей железной, а по совокупности и прелестной ручкой повсюду насаждала сады, причём некоторые из них были столь совершенным чудом света, созданным безымянными, но виртуозными Мичуриными древности, что, посетив в ходе туристического паломничества родину первых ее советов садоводам и огородникам и узрев рудиментарные останки былого сада, руководитель следственной группы Российской прокуратуры, специализирующийся на наёмных убийствах, со знанием дела горестно констатировал: - Типичный висяк!

*  *  *

Верный сукин сын своего порочного века, отдавшего щедрую дань изощрённому пороку в лице ювенофилии, Юлий Цезарь легко менял интимные привязанности. Однажды на невинный вопрос своего зампопылу: «Что решил жребий?», будучи в сей вопрошающий миг рассеянным на почве госраздумий, божественный Юлий, подумав, что смерд вопрошает о последнем любовнике Цезаря - славнопухлом вольноотпущеннике по имени Жребий, столь же рассеянно ответствовал: «Жребий брошен»; по каковой причине мальчуган и вошёл в историю с чёрного хода своего другого, более благопристойного объяснения.


(Из книги «Словесный портрет тишины»)


 nervana.name
√ Библиотека


Загрузка...

Твоя Йога Книга для тех, кто хочет, готов и будет меняться KrasaLand.ru Слова и Краски