Семен Венцимеров

ИЗБРАННЫЕ СТИХИ



*    *    *

Здравствуй, душенька, здравствуй, лапочка!
Здравствуй, светоч моей судьбы!
Снова весточка, словно ласточка,
Прилетела на свет избы.

Что поделаешь, ты - любимая,
Не поправить, не отменить.
Не порвется вовек незримая
Нас связавшая крепко нить.

По-над памятью - песня-радуга.
И акациевый дурман
Заливает опять как патока,
Но с горчинкою, наш роман.

Что поделаешь, что поделаешь -
Жди меня и ищи меня...
Юным сердцем в любовь уверуешь
До последнего в жизни дня.

До последнего, до последнего -
В ней, огромной, как океан,
В ней, как солнышко... Жар и свет его
Озаряют былой роман...

Одаряют воспоминанием -
Благодарствуем за него...
Проглядим его со старанием:
Все же лучше, чем ничего.

В одинокой моей конфузии
Память нежности так светла.
И поверить хочу иллюзии,
Что любовь не совсем ушла...

Каждой весточке тихо радуюсь.
Шли депеши, прошу, и впредь...
Я, как видишь, еще барахтаюсь
И надеюсь еще успеть...


Отец

Свеча поминальная... Новые сутки
Живу без отца... Так и жить мне теперь...
Последние дни беспросветны и жутки -
Ушел и прикрыл невозвратную дверь...

Еще я в уход его вовсе не верю...
Лишь кнопку звонка надавлю - и опять
Улыбкой отца все печали развею...
Ушел... На кого мне теперь уповать?

И тяжесть потери все резче и гуще
Корежит мне душу - и нечем унять...
Всесильный Владыко, Всеблагий и Сущий!
Молю добротой его душу принять...

Любые слова в этом горе - пустые.
Еще не исплаканы слезы мои,
Не все по печали стоят запятые,
Не все порасставлены точки над «i»…

Наверное всхлип этот станет прологом
К рассказу о праведной светлой судьбе...
В сиянье любви предстает перед Богом
Мой светлый предтеча в житейской борьбе.

Я верю в бессмертье души безраздельно.
Эпоху свою на Земле отслужив,
Теперь бестелесно, светло, надземельно
И в сердце сыновьем, как прежде, он жив...


Одноклассник Костя Ефремов

Опять руснет шлет в виртуале гостя -
В реале не встречались сорок лет.
Стихи подвигли - и Ефремов Костя
Откликнулся - и теплый шлет привет.

Привет, мой одноклассник, однокурсник,
Улыбчивый, лобастенький крепыш...
В воспоминаньях радостных и грустных
Ты в эти дни передо мной стоишь.

Сначала вспомнил плащ твой серебристый...
Неужто сохранился до сих пор...
Мы в этой жизни странники, туристы,
Жизнь быстротечна - (Господу в укор)...

Наш город - украинско-молдаванский,
И русский, и еврейский - сплав сердец...
Я вспоминаю: класс наш хулиганский
Увещевать явился твой отец.

Ты был примерным, не был хулиганом
В отличие хотя бы от меня...
Отец перстом, тяжелым, как наганом,
Грозился, всех заранее казня...

Мне помнится и состязанье в парке,
Где ты - на время - штопешь носок...
Картины детства радостны и ярки,
Жаль, что давно снег выпал на висок...

Потом мы в ЧСТ, в элитной группе.
Ты рисовал отлично и чертил.
А я - середнячок... Со всеми вкупе
За курсом курс упрямо проходил...

На выпускном ты был красив и моден,
Рубашки ворот - уголками вверх...
Военкомат... Ты в офицеры годен...
Хотел и я, но военком отверг...

То день последний был, что нас сближая,
Уже и разводил нас по судьбе.
Моя - своя, ну а твоя - чужая,
...А человек играет на трубе...

И каждая судьба слезой омыта,
Над каждою звездой своя звезда...
Ты до костей промерз на мысе Шмидта,
Меня, как видишь, занесло сюда...

Судьбу чужую со своей не спаришь...
Мы живы оба, так чего еще?
Спасибо, что откликнулся, товарищ,
Подставил в горе сильное плечо...


6 сентября 2007 года.
Сыну Дмитрию с благодарностью за праздник

Над Ниагарой радуга подковой,
Под радугой - подковой водопад..
Сынок устроил праздничек кайфовый,
Привез меня сюда потешить взгляд.

Взираем сверху, стоя у ограды,
И снизу вверх с шального катерка...
Зачем Господь устроил водопады?
Грохочет буйно грозная река.

Над водопадом облаком белесым
Разбитая в падении вода.
А чуть в сторонке - грустные березы
Молчат о том, кто их послал сюда.

Сентябрь в Канаде теплый и спокойный,
А городок, как детский мультик, пестр.
Аттракционы с выдумкой прикольной:
То вурдалак то инозвездный монстр.

Ждет казино куражного угара,
В ломбардах проигравшимся кредит...
А мы не сводим взгляда: Ниагара,
Гипнотизируя на нас глядит...


Отец гения.
Памяти Арсения Тарковского

Сыновья, конечно, нас умней.
Не стесняясь скажем, гениальней.
Их творенья ярче, эпохальней
И видней на фоне новых дней...

Как же поступать нам, их отцам?
По-ступать: ступать по нашей тропке -
И в картонной собирать коробке
Строки, что хулителям, льстецам,

Да и сыновьям-то недоступны
И неинтересны до поры.
В самоисступлении игры
Так они упрямы, неподкупны,

Ироничны... Лучше нам пока
Предъявлять себя им по крупице -
Пусть их дольше отрочество длится
Сверхэгоистичное слегка.

Надобно суметь не оскорбиться -
И хвалить за каждый их порыв.
Пусть, не разуверясь, не остыв
Постараются осуществиться.

И тогда придет заветный миг.
Сын решит, что голосом отцовским
Он озвучит детства отголоски -
И стихами из отцовских книг...


Черновцы

В желтых листьях, как в монистах, закоулки.
А с ветвей летят каштаны на дорожки...
Столько золота в распахнутой шкатулке!
Все возьмет сентябрь, не растеряв ни крошки...

Ностальгия навевает нам кручину,
Возвращает память синие Карпаты...
Напевает сердце тихо «Черемшину».
Есть, что помнить, что любить i що кохати...

Жили в городе румыны и гуцулы,
Жили немцы, чехи, венгры и поляки...
Буковинское вино сводило скулы -
И друг с другом славно ладили без драки.

Наставляя внуков в добром по-житейски -
Идиш был у неевреев в обиходе -
Старики вели беседу по-еврейски.
Был язык у всех в почете, даже в моде...

Церковь «пьяная», костел и синагога...
Мы на Всенощную в церковь приходили...
Возносили к небесам чертоги Бога...
Нас цыганки, погадав, предупредили:

Впереди ждет, дескать, дальняя дорога...
Мы, не веря, хохотали откровенно...
- Помолитесь, мол, как должно, у порога...
Черновцы мои - как маленькая Вена...

Черновцы, нас потерявшие, мне жалко,
Их сентябрь позолотил бесценной краской...
Не о нас ли плачет дождь над Театралкой?...
С грустью ищет ветерок на Кобылянской...

*    *    *

Любовь, я искал тебя в разных краях,
Глаза проглядел,
Зачем ты умчалась на легких крылах
В безвестный предел?
Где город, где улица, где этот дом,
Этаж и порог,
Куда бы пойти за сердечным теплом
И радостью мог?

Быть может, ты звездочка дальних планет,
Нездешних миров?
Кого озаряет твой утренний свет,
Отрада-любовь?
Чей путь устилаешь лучистым ковром
Цветов и надежд?
Кого окликаешь сейчас за углом?
О, где же ты, где ж?

Любовь, ты - отрада и ты же печаль,
Мечта - и мираж,
Немногих твоя отмечает печать
В веках и мирах.
Любовь, ты песнь песней и тайна из тайн,
Награда наград....
Мудра и бесстрашна, светла и чиста,
Сильнее преград.

Любовь, и меня ты вела по Земле,
Любил я и жил...
И радость будила меня на заре,
Весь мир был мне мил.
Любовь, я ведь жив еще, я еше здесь,
Душа горяча...
Вернись сказкой сказок и чудом чудес
Хотя бы на час...


Воспоминание о первом стихотворении

Отшумев, отгудев, улеглась непогода.
Смотрит в окна луна. Тишина.
Прозвенит «злейший враг», а вставать неохота...
В три минутки сладчайшего сна

Пусть в разгаре звенит черновицкое лето
И слышны мои песни во сне -
Ты - в венце золотом из святейшего света
Улыбнешься таинственно мне...

А с рассветом в степи зарокочут моторы,
Экскаватор растопчет снега...
Вместо шпаг - рычаги, а душой - мушкетеры -
Только губы прикусим слегка.

В кирзачах, телогрейке, ушанке лохматой
Рядом с Вами на снимке стою...
Я вас помню всегда, я люблю вас, ребята,
Так, как любим мы юность свою...

Занесло ее, ласковую, в одночасье
Белой вьюгой в морозной степи...
Где бы ни были вы, я желаю вам счастья -
И храню, как пароль, те стихи:

«Заглянула в окошко луна мимоходом.
Улыбнулась тихонько луна...
Спят мальчишки. Им скоро вставать на работу -
Пожелаем им доброго сна...»



Город

Город
Не зря, точно в зеркало, в сердце мое глядится:
В сердце
Огни его окон, созвездия и сады.
Снится
Широкие крылья раскинув, летит этот город-птица,
Летит над Землею и ищет повсюду
Мои следы.

Снятся
Игрушки-дома под оранжевою черепицей,
Синий
Трамвай-торопыга, слезинкой текущий с холма.
Память,
Открыткою, в книжке забытой, лежит до поры, таится,
Отрадрою детства душа неизбывно
Полным-полна.

Память
Вразброс разноцветные переберет картинки,
Вспыхнет
В дурмане акаций бессонница звонких зорь.
Зыбко
Сады золотятся в сентябрьской прозрачной дымке -
И поезд надежды увозит из детства
За горизонт.

В детство
Однажды вернемся мы в будущем воплощенье.
Город
Вновь примет в объятья надежд моих и дворов
Встретим
Душой просветленной простое его прощенье -
И вновь унесемся на крыльях манящих
Семи ветров...


14 мая 2006 года

«У тебя день рожденья... У тебя - день рожденья!
Голос сердца высок в унисон с мирозданьем...
Только ты извини, что мои поздравленья
Донесутся к тебе, может быть, с опозданьем...»

Да с каким небывалым! Сорок лет просвистело.
Я шептал те слова до побудки в казарме.
И с тобой говоря, над тоскою взлетела
Песня юного сердца, подвластного карме.
Было много катренов, неумелых, корявых,
Самых первых, твоей красотой вдохновленных.
Плыл по морю любви неказистый кораблик...
Путь в поэты - удел безнадежно влюбленных.
Я искал вдохновенье под московскою звездою...
Из общаги воришка унес мои «перлы»...
И взнуздало мне душу холодной уздою,
И покинула муза с пропажей их, первых...
Даже вспомнить не мог их, полинявших в блокнотах...
Кем он был, тот несун? Провозвестником кармы?
Может чудо Господне подвигнет кого-то
Отыскав, переслать те блокнотики в дар мне...
Пролетел пол-планеты я с тобою в «заначке» -
И внезапно воскресли стихи, возвратились,
Вдруг очнулись от долгой, томительной спячки -
И сияньем небесным в душе озарились.
Неизменно рифмуется в душе, неразменно:
То же чувство, что с чистым алмазом сравнимо,
Тот же образ - единственной в мире, бесценной,
Навсегда безоглядно, бессмертно любимой...
Славлю майский денечек - плыл в сирени и в солнце...
Славлю: «Вот она я - полюбите младенца!»...
Представляю: лежишь нагишом у оконца -
Существо-божество - поперек полотенца...
Пролетит поздравленье, прозвенит над планетой,
Голубком сизокрылым подсядет к окошку...
Что под спудом в душе притаилось, поведай:
Ты-то как? Ты любила меня? Хоть немножко?...

*    *    *

Возвращусь на Землю, небесам,
Дав отчет за вины и ошибки...
Я тебя узнаю по глазам,
Голосу, походке и улыбке.

Вновь тебя замечу среди всех -
И опять в стеснительности юной
Издали подслушаю твой смех,
А в сентиментальности подлунной,

Не умея выразить любовь
На листок в линеечку косую
Брошу строчки изумленных слов,
Нежный профиль с челкой нарисую.

Может, стану все-таки умней -
И осмелюсь подойти с признаньем,
Чтоб тогда уж до последних дней
Додышать с тобой одним дыханьем...


14 мая 2007 года

И снова май на переломе.
Все мысли, значит, о тебе...
Пусть счастье воцарится в доме,
Где ты, где вопреки судьбе

Я не был и уже не буду
И мне неведомый другой
Дивится неземному чуду...
Завязан в узелок тугой

Моей судьбы поблекший свиток...
Сухи глаза. Из них давно
Поток слезинок горьких вытек -
Что суждено, то суждено...

Но чувство давнее не блекнет
И никого в моей душе,
Кто мне тебя роднее, нет... Нет -
И не было... Теперь уже

Не будет никогда, я знаю -
Такая выдалась стезя,
Такая жизнь, мечта, весна - и
Уже ни отчего нельзя

Ни уберечься ни отречься
Необъяснимое дано
Нерасшифрованное нечто
На всю мою судьбу одно

Возвышенное испытанье.
И это испытанье - ты.
В награду мне и в наказанье...
Невоплощенные мечты

Теперь оплакивать не стану.
Мне не дано тебя забыть -
И даже скрыть от мира тайну:
Я не сумел тебя влюбить,

Увлечь тебя собой - и баста...
Я был стеснителен, раним...
Пусть молодость всегда горласта,
А я был сотворен иным,

О чем жалеть уже не мудро...
Не будем, стало быть, жалеть.
Возрадуемся: было утро -
И вознамерилась алеть

Заря... И ты во дворик вышла -
И ослепила - и на мне
Как будто через лупу выжгло,
Стоявшем молча в стороне,

Веселое живое солнце
То имя, что до сей поры
Заполнило судьбу от донца
До края... Странные дары

Судьба порой дает жестоко.
Я не нашел на всей Земле
От Запада и до Востока
Другую, что была бы мне

Так дорога... Мое признанье
Хоть запоздало на века -
Прости за это опозданье.
Да будет жизнь твоя легка,

А красота сочней и ярче...
...У моря с неводом стою...
Мне золотая рыбка:
                              - Старче,
Чего изволишь-то?
                              - Мою

Любимую сейчас порадуй.
Пусть перед нею расцветет
Наи-ярчайшая из радуг -
И нежность в сердце запоет...

*    *    *

Мотоциклы легки на подъем -
И прекрасны в крутом развороте.
В их стремительном смелом полете
Мы отраду для сердца найдем.

Мотоциклы по кругу летят
И восходят на горные пики,
А под шлемами - гордые лики
Вдохновенных и смелых ребят.

Гироскопы всему вопреки
Их вздымают над серостью будней...
Вы попробуйте - это не трудно:
Бросить скорость из правой руки.

Мотоциклы зовут за собой
В неизведанные километры...
Восхищаются вольные ветры
Окрыленной и звонкой судьбой...


…«Музыка Григория Пономаренко
на стихи Сергея Есенина...»

...В них нет особо сложных аллегорий,
Бесхитростные, как душа России,
Есенинские песни... Ну, Григорий,
Пожалуй, ты дозрел... Копились силы

На песнях, что певались в Волжском хоре,
Под аккомпанемент баяна Гриши...
Не сразу были поняты, но вскоре
Запели их Наташи и Мариши.

Те незамысловатые мотивы
Встречались как народные нередко
И омывались свежестью наива
Их сочинителя - Пономаренко...

Но вот однажды - будто озарило...
И поплыла мелодия над текстом
О роще золотой - отговорила -
Запела, угасанию - протестом...

И стала песня навсегда родною
Для каждого, в ком русское - под кожей.
Она плыла неспешно над страною,
А с ней его судьба... Судьбу итожа,

Есенинских еще немало песен
Мелодиями одарил своими.
Итог счастливый, видно, вам известен:
У авторства теперь - двойное имя.

Жил композитор, снайперски попавший
Душою в душу... Тщетно все так метят...
И увлажнят глаза нам «Клен опавший...»,
«Дай, Джим, мне лапу...», «Над окошком месяц...»


 nervana.name
√ Библиотека


Загрузка...

Твоя Йога Книга для тех, кто хочет, готов и будет меняться KrasaLand.ru Слова и Краски