ПРЕДИСЛОВИЕ

Настоящий труд есть перевод одного отдела из мусульманской энциклопедии "Совокупность познаний" на персидском языке, изданной вместе с трудом "Восхождение (светила) разных наук", а именно - отдела о толковании снов та'бир - и хоб. Существуют и отдельные сонники на персидском языке бомбейского издания, например, сонники изданий 1891 года, принадлежащие перу двух казиев: Абду'л-Керима и Рахмету'ллаха.

Представляя собою материал для ознакомления с миром туземных примет и суеверий, мусульманский сонник может иметь и более общий интерес. Дело в том, что составитель настоящего сонника, стремясь к возможной полноте его, затрагивает в нем по отделам все явления внешнего и внутреннего мира человека, доступные пониманию мусульманина, причем эти явления располагаются в порядке своего относительного, с мусульманской точки зрения, достоинства, т. е. все относящееся к религии ислама помещено прежде того, что касается обыденных человеческих отношений, о людях говорится раньше, нежели о животных, о мужчинах раньше, нежели о женщинах и т. п.

Самая система толкований снов в настоящем соннике проистекает из присущей всякому человеку, до пробуждения в нём критического анализа, склонности представлять себе мир сверхъестественный, недоступный непосредственному наблюдению, по аналогии с фактами и отношениями, наблюдаемыми в мире реально существующем.

Возьмем для пояснения этого положения общераспространенную примету: "видеть змею - к врагу". Такая примета произошла, разумеется, из общих всему человеческому роду боязни и отвращения к змеям. Или другая примета: "если кто увидит во сне, что борода его стала белой, он достигнет выдающегося положения, почета и достоинства". Такая примета возникла, конечно, из известного уважения мусульман к старости, особенно, если она соединяется с богатством и набожностью. В мусульманском обществе седобородые старцы, обладающие средствами и отличающиеся преданностью религии, пользуются громадным авторитетом, как носители житейского опыта и представители общественного мнения (отсюда "аксакал" (белая борода) в значении - староста, старшина...).

Точно также ясно происхождение и такой, например, приметы: если кто увидит месяц у себя на ладони, то значит ему достанется красивая жена. Известно, что у восточных народов идеалом красоты считается полная луна, и эпитет "сияющий месяц" (мох-и-тобон) - есть высшая похвала для восточной красавицы.

Такая система толкования снов делает настоящий сонник полезным руководством для проникновения в самую сущность мусульманского миросозерцания. Внимательный читатель может найти в соннике немало указаний на социальный и семейный строй мусульманского общества? на отношение мусульман к различным явлениям внешней природы и внутреннего, психического мира человека, на этические и религиозные воззрения мусульман. С этой точки зрения, казалось мне, настоящий сонник будет небесполезен для лиц, желающих ознакомиться с внутренней жизнью мусульманского населения.

Замечу, впрочем, что сонник этот составлен не в Средней Азии. Судя по названиям некоторых упоминаемых в нем животных и растений (гепард, мул, финик, крокодил), приметы, содержащиеся в этом сборнике., слагались где-то на крайнем юго-западе Персии или в Месопотамии, а некоторые исторические намеки позволяют думать, что сонник этот составлен в эпоху высшего расцвета мусульманской культуры, в эпоху борьбы арабского халифата с другой великой культурной державой средних веков, с Византийской империей.

Но это не уменьшает современного значения сонника в глазах наибольшей части мусульманского общества.

Исследователи, глубоко проникшие в дух и жизнь мусульманских народов, единогласно указывают на то нивелирующее влияние, которое оказывает ислам на народности, его исповедующие. Мировоззрение мусульманских народов есть, в сущности, мировоззрение средневековое, то самое мировоззрение, которое сложилось в эпоху расцвета исламской культуры, когда выводы греческой науки эллинистического периода были восприняты пытливыми арабами и даровитою, издревле культурною, персидской народностью.

Внутренний упадок и внешние удары, нападения турок, крестоносцев и монголов, положили конец дальнейшему развитию исламской культуры. Поэтому, несмотря на то, что багдадский халифат давно уже не существует, взгляды, привычки и приметы, развившиеся в эпоху его процветания, сохранились доселе. Недаром Багдад еще фигурирует в сказках и легендах различных народностей нашего края: вы услышите о нем и от аулиеатинских киргиз, и от горных таджиков Кокандского уезда, и от жителей Дарваза. Точно так, например, сибирские и обонежские сказители былин до сих нор неизменно упоминают про стольный Киевград.

Но в то время, как русская культура, подвергшаяся двум могучим влияниям - восточному с XIII по XVI век и западному с XVII по XIX, - претерпела после киевского периода глубокие изменения и сильно подвинулась впредь, мусульманская культура как бы замерла и застыла с эпохи нашествия монголов до настоящего времени. Поэтому вся мусульманская ученость сохранила свой средневековый характер (отметим, что это исследование вышло в 1902 г.): потому-то сонник, создавшийся 8-9 столетий тому назад в окрестностях Багдада, перепечатывается, раскупается и читается мусульманами Средней Азии доселе, и на этом основании может быть рассматриваем, как материал для ознакомления с внутренней жизнью среднеазиатского мусульманства.

В Средней Азии употребляются также сонники, писанные по-тюркски. Один из сонников, принятых в Русском Туркестане, издан П. А. Поляковым в приложении к сентябрьской книге "Ученых Записок" Императорского Казанского Университета за 1901 год, а другой сонник, один из принятых в Китайском Туркестане, помещен в 7-м выпуске "Материалов к изучению наречия таранчей Илийского округа", издаваемых Н. П. Пактусовым. Все они составлены по персидским образцам.

Н.Г. Малицкий, 1902 г.

  
 
Твоя Йога
на первую страницу