nervana.name

 

Мясная индустрия - заговор пищевых магнатов!

 


Давайте посмотрим, кто контролирует пищевые ресурсы, и как осуществляется этот контроль. Пищевая промышленность - это крупнейший промышленный комплекс в мире, доход которого составляет около 150 миллиардов долларов в год (больше, чем в автомобильной, стальной или нефтяной промышленности).

Всего несколько гигантских международных корпораций являются хозяевами почти всей этой промышленности; они сконцентрировали всю власть в своих руках. Они стали общепризнанными и получили политическое влияние, это значит, что всего несколько корпораций регулируют и контролируют поступление продуктов питания для миллиардов людей. Как это возможно?

Один из способов, дающих возможность гигантским корпорациям контролировать рынок, заключается в том, чтобы постепенно завладеть всеми фазами производства пищи. Например, одна гигантская корпорация производит сельскохозяйственные машины, продукты питания, удобрения, топливо, контейнеры для перевозки продуктов; в эту цепочку включены все звенья, начиная от выращивания растений и кончая торговым бизнесом и супермаркетами.

Мелкие фермеры не могут противостоять им потому, что корпорации могут резко понизить цены на продукты и разорить мелких фермеров, а после их разорения повысить цены выше прежнего уровня на всей территории своего влияния, включая уже и земли разорившихся фермеров. Например, со Второй Мировой войны, число фермеров в США уменьшилось наполовину; каждую неделю более тысячи фермеров оставляют свои фермы. И это несмотря на то, что департамент сельского хозяйства США в результате недавних исследований доказал, что эти мелкие независимые фермы могут производить продукты питания быстрее и эффективнее, чем гигантские фермы агробизнеса!

Явная экономическая сила: в США, например, менее чем 1/10 % всех корпораций владеет более чем 50 % их общего дохода. 90 % всего рынка сбыта зерна контролируется всего лишь шестью компаниями. Сила решения: корпорации агробизнеса решают, что именно они будут выращивать, сколько, какого качества и по какой цене они будут торговать. Они имеют власть удержать продукцию на огромных складах, нарушив снабжение продуктами питания, тем самым искусственно вызывая голод (все это делается для того, чтобы поднять цены).

Государственные деятели, которые пытаются противостоять корпорациям, репрессируются полицией агробизнеса. Государственные посты (например, секретаря департамента сельского хозяйства и т.п.) регулярно занимают члены администрации агробизнеса. Международные гиганты добились больших успехов в достижении своей цели - получение максимальной прибыли. Это достигается максимальным ростом цен и удерживанием готовой продукции, что позволяет создать дефицит, а затем увеличить цены с фантастической быстротой.

Международные корпорации покупают все больше и больше земли. Исследования, проведенные в 83 странах мира, показали, что всего лишь 3 % землевладельцев владеют 80 % сельскохозяйственных земель. Таким образом, это положение оказывается очень выгодным для маленькой группы людей и приносит большие несчастья всем остальным. На самом деле здесь нет "недостатка земли" или "недостатка продовольствия".

Если бы была цель использовать мировые ресурсы для удовлетворения нужд человечества, эта цель могла бы быть легко достигнута. Однако когда целью является максимальная выгода для немногих, мы становимся свидетелями трагической ситуации на планете, где половина населения голодает. Говоря прямо, стремление разбогатеть путем эксплуатации других людей, является видом помешательства - болезни, которая проявляется во всех извращениях на нашей Земле.

В центральной Америке, где свыше 70 % детей голодают, 50 % земли используется для выращивания коммерческих культур (например, цветов), которые приносят стабильный и высокий доход, но являются роскошью в странах, где голодают дети. В то время как международные корпорации используют лучшие земли для выращивания коммерческих культур (кофе, чай, табак, экзотическая пища), большинство земледельцев вынуждено обрабатывать заболоченные, изъеденные оврагами земли, на которых очень трудно что-либо вырастить. Вопреки широко распространенному мифу, нехватка продуктов питания вызвана не недостатками плодородных земель или перенаселением, концентрацией или интернационализацией контроля производства и распределения продуктов. Мясная промышленность является моделью этой распространенной повсюду системы.

"Хлеб бедняков превращается в говядину для богачей" - говорил директор группы по изучению обеспечения белковым питанием Соединенных Штатов. По мере того, как увеличивается производство самого мяса, богатые страны покупают все больше и больше хлеба на корм свиньям и скоту. Хлеб, который раньше использовался в пищу людям, стали продавать по наиболее высокой цене, обрекая тем самым на гибель бесчисленное множество людей. "Богачи могут состязаться с бедняками и в питании; бедняки не могут состязаться с ними ни в чем". В богатых странах скот откармливают не только своим зерном, но и богатыми белком продуктами, которые закупаются у бедных стран.

Георг Боргстрем, специалист по географии распределения пищевых продуктов, отмечает, что треть урожая африканского арахиса (по содержанию белка арахис ничем не уступает мясу) используется странами Западной Европы для откорма скота и птицы. [Георг Боргстрем, цит. по книге Frances Moore, Diet for a Small Planet, p. 25.]

Подобные факты дают основание утверждать, что проблема голода в мире создана искусственно. Даже сегодня в мире производится гораздо больше пищевых продуктов, чем необходимо для того, чтобы прокормить все население планеты, однако мы совершенно бессмысленно расходуем их. По оценкам диетолога Джин Мэйер из Гарварда, если снизить производство мяса всего на 10%, это высвободит количество зерна, достаточное для того, чтобы прокормить 60000000 человек. [Джин Мэйер, цитируется по докладу на выборной комиссии Сената США по питанию, нуждам населения и продовольственной стратегии США (Washington, D.C.: February 1977), p. 44.]

Секрет фирмы

Добро - поддерживает и лелеет жизнь; Зло - уничтожает и препятствует ей.
(Альберт Швейцер, лауреат Нобелевской премии мира за 1952 г.)

Смерть - главный фактор в бизнесе мясной индустрии, причем спрос в нем на компоненты подачи значительно превышает поставку сырого продукта. Эта сложная система продовольственной продукции рано или поздно должна была эволюционировать в истинный кошмар. Заводы повторного цикла неизбежно были обречены обрабатывать токсичные отходы. Мертвые животные (сырой продукт) сопровождаются целым меню нежелательных компонентов. Пестициды и ДДТ - только их часть. Поскольку домашних животных обычно попадают в чан с одетыми противоблошиными ошейниками, инсектициды проникают в месиво. Туда же попадают антибиотики из издохшего от болезней скота, там же оказываются препараты, которыми усыпляют домашних животных. Многими путями в это варево попадают и тяжелые металлы. Протухшее мясо из супермаркетов, цыплята и рыба прибывают в поддонах из пластмассы и завернутыми в полиэтилен. Ни у кого нет времени развертывать сотни тысяч упаковок. Так же никто не открывает зеленых пластиковых мешков, в которых доставляют от ветеринаров издохших домашних животных. Эти подробности не интересуют министерство сельского хозяйства США. Главное - протестировать процент белка, фосфор и кальций на соответствие заявленному на этикетке.

Проверки даже на содержание пестицидов и нескольких других ожидаемых токсинов либо вообще не проводятся, либо проводятся в неполном объеме, а полного анализа не проводится никогда. Почему? Не принято, нет указаний. В Калифорнии восемь инспекторов в данной области контролируют промышленность повторного цикла, которая кормит животных, выращиваемых в штате с 30 миллионами людей, и, помимо прочего, штат экспортирует эти "ценные" помои и мясо вскормленных ими животных в другие государства. Мало того, недавно предприятиям повторного цикла были переданы права самим регулировать свою деятельность.

От общественности скрывают правду!

В своем номере за 2/87 журнал "Natur" опубликовал статью под названием "Закулисное зверство", в которой была мужественно вскрыта взаимовязь между стремящимися к наживе фармацевтическими фирмами, бессовестными фермерами и скотобойнями. Проблематика современного животноводства представлена в статье следующим образом: "Торговая война ведется ценами. Вначале кажется, что это дело потребителя. Но ведь ведение ценовой войны возможно лишь при массовом серийном производстве. Ни одна из торговых сетей не купит у фермера 50 кур - им нужно 50000 за одну поставку". Производство животного протеина" на массовых животноводческих фермах ориентировано именно на это. То, что теперь идет в желудок потребителю, сдобрено стимуляторами роста, гормонами, антибиотиками и успокаивающими препаратами. В лучшем случае, он получит дешевое, бедное питательными веществами, раздутое мясо - в худшем случае отравленное... То, что происходит при массовом разведении животных и на бойнях, неустанно скрывается".

А от того, что скрывается, волосы дыбом встают. Если однажды неприятным образом возникнет скандал, то общественность будет крепко шокирована. Так, например, журнал "Der Spiegel" (33/88) писал в статье: "Мясное свинство": "Западногерманское сельское хозяйство переживает самый серьезный за свою историю "гормональный" скандал. Нелегальные торговые круги и бессовестные ветеринары превратились в "мафию мясного бизнеса", наживающуюся на животноводстве. Вспрыскивается под кожу и сыплется в кормушки почти все, что производится фармацевтической промышленностью, чтобы удержать на ногах коров, свиней или птицу до места убоя... Если свиньи, с тем, чтобы было выгодно, путем такой "накачки" достигают за шесть месяцев веса в 2 центнера, то их скелет не поспевает за плотью и животные падают под тяжестью собственного тела".

Поощрение деградации

"Как бы убедительны ни были доводы против безубойного питания, но человек не может не испытывать жалости и отвращения к убийству овцы или курицы, и большинство людей всегда предпочтут лишиться удовольствия и пользы мясной пищи, чем самим совершать эти убийства".
Лев Толстой

"Разве человеческая раса сама не заинтересована в высшей степени в прекращении обычая пролития крови? Может ли человек, привыкший к насилию, быть разборчивым в отличии источника жизни четвероногого от пролития крови двуногого существа? Разве борьба со смертью ягненка менее трогательна, чем агония какого-либо живого существа? Таким же образом злодей, который остается безучастным к умоляющим взглядам невинности и, не обращая внимания на детские крики теленка, безжалостно вонзает нож в его трепещущий бок. Остановится ли он в ужасе перед человекоубийством?"
Освальд (1730-1793 гг.)

Наша серьезная ошибка состоит в том, что мы привыкли делить убийство животных на плохое и хорошее. Под плохим убийством мы обычно имеем в виду убийство наших друзей собак и кошек, редких животных, убийство ради развлечения и т. д. Однако мы спокойно относимся к убою сельскохозяйственных животных. Почему-то люди убеждены, что, если животное специально выращено на мясо, то оно не имеет права на жизнь. Нам не приходит в голову, что эти животные способны чувствовать, страдать.

Фашисты не считали представителей неарийских рас за людей, они убивали их тысячами и миллионами. В их долгосрочные планы входило выращивание "недолюдей" для самых тяжелых работ. Те злодеи допускали жестокую эксплуатацию неарийцев лишь оттого, что эта раса принадлежала, если можно так выразиться, к иному виду человека. Сейчас мы воспринимаем это как дикость, но допускаем убой целого ряда животных лишь потому, что они являются сельскохозяйственными животными, а ведь каждое живое существо по законам природы имеет право на жизнь!

Задумывался ли каждый человек над тем, какое зло заключается в поощрении деградации и греха в другом человеке?

Если бы вам самим приходилось убивать животное ножом или топором перед тем, как приготовить его мясо, то вы бы осознали тошнотворную природу этого дела и скоро отказались бы от его исполнения. Хотели бы утончённые леди, поглощающие кровавые бифштексы, чтобы их сыновья работали забойщиками? Если нет, то они не имеют права возлагать эту задачу на сына какой-либо другой женщины. Мы не имеем право навязывать нашим согражданам ту работу, которую сами отказались бы выполнять. Могут сказать, что мы не заставляем никого выбирать это отвратительное средство пропитания, но это простая увёртка - ведь употребляя эту ужасную пищу, мы создаём спрос, ведущий кого-то к зверскому состоянию и деградации ниже человеческого уровня. Вам известно, что класс людей, созданный спросом на эту пищу, пользуется исключительно плохой репутацией. Естественно, те, кто звереет на такой нечистой работе, обнаруживают свое зверство и в других отношениях. Они - дикари по своему характеру и кровожадны в своих ссорах; и я слышал, что при расследовании многих убийств выяснялось, что преступник делал поворот ножа, характерный для мясников. Вы, конечно же, признаете, что это несказанно ужасный труд, и если вы хоть как-нибудь участвуете в этом страшном бизнесе - даже просто поддерживая его - вы ставите другого человека в положение, когда ему приходится выполнять работу (и вовсе не из-за вашей нужды, но просто ради удовлетворения ваших желаний и страстей), которую ни при каких обстоятельствах вы не согласились бы сделать сами.

Затем, следует помнить, что все мы надеемся, что наступит время доброты и мира во всём мире - золотой век, когда больше не будет войн, когда человек столь отвратится от борьбы и гнева, что все мировые условия станут отличными от преобладающих теперь. Не думаете ли вы, что и животное царство должно получить свою долю от наступления этих хороших времён - что ужасный кошмар массовой бойни должен быть устранён? По-настоящему цивилизованные нации мира знают это намного лучше нас; только мы на западе, будучи ещё молодой расой, пока не избавились от юношеской грубости, иначе бы мы и дня не потерпели этого среди нас. Вне всяких сомнений, будущее - за вегетарианством.

Представляется несомненным, что уже в недалёком будущем - мы будем смотреть на это время с ужасом и отвращением.

Несмотря на все его удивительные открытия, замечательную технику и огромные достижения, я уверен, что наши потомки будут рассматривать этот век как эпоху лишь частичной цивилизации, фактически мало отдалившейся от дикарства. И одним из аргументов, которым они будут подтверждать это, будет допускаемое нами массовое и излишнее убийство невинных животных, и что мы фактически жиреем с этого и делаем на этом деньги, а также создали класс существ, делающий за нас эту грязную работу, а нам вовсе не стыдно получать прибыль из их деградации.

Все мы могли бы освободиться от всего этого очень скоро, если бы люди только подумали; ведь средний человек - вовсе не зверь и хотел бы быть добрым, если бы только знал, как. Он не думает, он продолжает грешить день за днём, не осознавая, что всё это время участвует в ужасном преступлении. Но факты есть факты, и от них не уйдёшь - каждый, участвующий в этих отвратительных вещах, делает эти ужасы возможными и, несомненно, разделяет за них ответственность.

Повторный цикл

Заокеанские животные выкормлены адской смесью несвежих внутренностей скота, куриных перьев, перемолотых со своей шкурой бродячих псов и кошек, крыс и диких животных, личинок мух и глистов, прочей заразы с токсинами, щедро сдобренной для дезинфикации ядами. Именно так - наживы-копеечки ради - кормят животных в практичных США и Англии. Никто не интересуется тем, что именно поедают животные, мясо которых американцы и англичане продают в другие страны (только одну британскую говядину постоянно едят более миллиарда человек, среди них - и жители Белоруссии, Украины и России). Никому и не дают этим интересоваться, потому что существует достаточно мощный клан производителей-экспортеров США и Англии, зарабатывающих на повторном цикле огромные деньги. По официальным данным, из ежегодно производимых в США в восьмидесятые годы 7,9 миллиардов фунтов мясной и костной муки, кровяной еды и еды из перьев 34 процента использовались в производстве корма для кошек и собак, 34 процента в кормах для птицы, 20 процентов в корме для свиней и 10 процентов в кормах для рогатого скота и молочного производства. Таким образом, 66 процентов токсичных продуктов повторного цикла попадает на стол человека. Проблема не только и не столько в том, чем мы кормим своих домашних любимцев, проблема в качестве мяса и молока, которое съедаем мы сами.

Тёмная сторона повторного цикла

Газета "San Francisco Chronicle" в феврале 1990 года опубликовала жуткое расследование о том, как болевшие множеством болезней и паразитами сдохшие собаки и кошки целенаправленно перерабатываются в США в мясные продукты для скота и птицы. Автор публикации, хотя и сохранял анонимность, был подвергнут гонениям, напуган угрозами расправы, часть фактических материалов, подготовленных для телевидения, была похищена.

Автор побывал на заводе повторного цикла. Вот его впечатления. "Сырой продукт" представлял из себя тысячи немытых и вшивых мертвых собак и кошек, а также головы и непригодные для использования прочие останки туш коров, овец, свиней и лошадей; были замечены автором тут также скунс и крысы. В жутчайшей жаре и среди чудовищного смрада кучи мертвых животных, казалось, жили своей жизнью после смерти: миллионы мух роились над ними, а их черви-личинки буквально шевелили туши. Двое нелегальных рабочих из Мексики со спрятанными от смрада в платки лицами загрузили "сырье" в глубокий стальной чан и включили гигантскую дробилку. Звук ломающихся костей и чавкающей давящейся плоти, как признался автор-очевидец, производит незабываемое впечатление. По сути, весь процесс сходен с приготовлением супа, а работа напоминает кухню. Главная задача - поддержать определенную пропорцию-рецепт между тушками домашних животных, сдохшим домашним скотом, отходами куриного производства и испорченными продуктами из супермаркетов.

Продукт режется в небольшие части, затем подвергается более тонкому измельчению. Далее блюдо готовится при температуре в 130 градусов по Цельсию в течение одного часа. Непрерывный цикл продолжается 24 часа в день, семь дней в неделю. В ходе процесса снимают всплывающий жир, а мясо и кости пережимают и высушивают, превращая их в порошок. Фильтры задерживают избытки волос и неудоболомаемые кости. Когда процесс завершен, остается только желтый жир, мясо и костная мука.

Как объясняет "Американский журнал Ветеринарных исследований", это прошедшее повторную обработку мясо и костная мука используются в качестве "источника белка и других питательных веществ для диет птицы и свиньи и в корме домашних животных, а также для откормки скота и овец: жир повторного цикла тоже используется в кормлении животных как энергетический источник". Каждый день сотни перерабатывающих заводов на миллионах грузовиков развозят в Соединенных Штатах немереные тонны этого "продовольственного заменителя" на фермы по производству птицы и скота, по производству молока, на заводы по производству рыбы и на комбинаты по производству кормов, где этот ценный ПРОДУКТ смешивается с другими компонентами - чтобы выкормить миллиард животных, которых, в свою очередь, съест миллиард человек - из США, и в Европе, и в Москве.

Перерабатывающие предприятия по-всякому называют свой продукт, суть которого от этого не меняется, поскольку отходы как ни называй, отходами они и останутся. Популярны названия на этикетках помойных продуктов, ссылающиеся на какое-либо животное: тут не просто "мясная пища и мясной побочной продукт", но и некая "пища из птицы", загадочные "побочные продукты птицы", псевдокондитерская "рыбная мука", как бы "рыбий жир", желтый жир, просто жир, жир говяжий и жир цыплят. На самом деле во всех случаях это "мясной продукт" месива и "жир" месива. Однако несомненной является и польза перерабатывающих заводов: они не дают заполнится американским городам гниющими трупами и спасают американцев от эпидемий.



 

Загрузка...

Твоя Йога Турбо-Суслик KrasaLand.ru Слова и Краски