Бауржан Тойшибеков

С Т И Х И



Черный день, а может быть, и белый...

Черный день, а может быть, и белый,
Суждено мне завтра пережить…
Что бы ни случилось, надоело,
Суетясь, по жизни проходить!

Может быть, лихая тройка счастья
Ожидает у моих ворот,
Буйная, как сто моих напастей,
И уздцы серебряные рвет.

Или, может, в стороне укромной,
Пробуя на вес литой свинец,
Стережет меня с ухмылкой темной
Мне судьбой назначенный конец…

А всего верней, что, как и прежде,
День настанет, надо мной смеясь,
И свой путь в усердии прилежном
Я пройду, спеша и суетясь!


Стихи, написанные на больничной койке

Что же, друг мой, вздумал ты болеть?
Уж в уме ли ты, как прежде, здравом?
Ты имеешь право умереть,
Но болеть ты не имеешь права!

Словно людям нет других забот,
Как, сойдясь, внимать твоей печали…
Ведь и без тебя своих хлопот
Каждый обирается едва ли!


А умрешь – так на тебя суда
Не найти… Искать никто не станет!
Только с неба скатится звезда,
Только имя в Лету тихо канет…

Что же, друг мой, вздумал ты болеть?
Уж в уме ли ты, как прежде, здравом?
Ты имеешь право умереть,
Но болеть ты не имеешь права!


Подражание Николаусу Ленау

Кольцо в кольцо – слежу, как дым
Уходит в потолок.
И я когда-то молодым
Перешагнул порог.

Бродя по свету, думал я,
Мне счастье отыскать
Вернее будет. А друзья
Не стали рисковать.

Что ж, в странствиях храня мечту,
Я, верно, испытал
Болезни, холод, нищету,
А счастья не сыскал.

Меж тем, как водится, друзья
Не спали крепким сном.
У каждого – своя семья
И огород, и дом.

И вот уже почти седым
(Всему, увы, свой срок!)
Кольцо в кольцо – слежу, как дым
Уходит в потолок.


Свадьба деревенского поэта

Пусть назовут меня дурак,
А славу мою дурой.
Снесу-ка я стихи в кабак,
Пропью-ка их натурой!

За них как за дрянной товар
- Стихи ведь, а не блузка! -
Нальют мне кислый "Солнцедар"
Без всякой там закуски.

Стакан я осушу глотком,
И мне не будет слишком
Занюхать скверным рукавом
Прескверное винишко!

Потом, любя честной народ,
И пьяный по макушку,
Вдруг вспомню, что никто не ждет
Меня в моей избушке.

И буду плакать и рыдать
О каждую жилетку,
Собак бездомных угощать
Запачканной конфеткой.

И, наконец, сгорит душа,
Ни в чем, ни в чем не каясь,
И, сонно млея, чуть дыша,
Я с лужей обвенчаюсь!


К Судьбе

Я слаб и телом, и душой.
Но (явен мне твой лик!)
Ты тяготеешь надо мной,
Как будто я велик!
И, даже сильному страшна,
Терзаешь жизнь мою…
Опомнись! А взамен сполна
Я грех твой замолю!


Когда уходят прочь сомненья...

Когда уходят прочь сомненья,
И засыпает ближний твой,
А ты в припадке вдохновенья
Стихи слагаешь сам не свой,
Чтобы потом рассудком здравым
Признав их за словесный хлам,
Швырнуть их в печку на расправу
Всепожирающим углям,
И всё, к чему ни прикоснуться,
Умом ли, сердцем ли, рукой,
Того не стоит, чтоб разуться
Как перед входом в храм святой, -
Тогда бежишь от этой жизни
И шлёшь проклятие ночам…
Не лучше ли, заснув, как ближний,
Предаться чёрно-белым снам?


Хоть вроде и не мал разгон...

Хоть вроде и не мал разгон
В его житейской келье -
Всё ж скуку разгоняет он
Тоской, а не весельем.

То вервь, забавную на вид,
Он, грустен и опрятен,
Себе на шею мастерит…
Нескучное занятье!

То, в книгу злой уставя взгляд,
Сидит он, желчный, нервный…
Такое в книгах говорят,
Что хуже всякой верви!

…Порою, трезвой жизни враг,
К нему я забредаю:
"Скучище-то!.. Ну что, в кабак?" -
"Спасибо, не скучаю!"


Не читаю по ночам...

Не читаю по ночам,
И, как божий дар, мне снится
Голубая заграница,
Йорк, Париж и Роттердам…
Ради этих городов
Я себя забыть готов!

Только буду ли я там,
Неизвестно, но мечтаю
И, мечтая, повторяю:
Йорк, Париж и Роттердам…
Ради этих городов
Я друзей забыть готов!

И не то ещё отдам
Я за пыл моих фантазий!..
Но с тобой сравнятся разве
Йорк, Париж и Роттердам?..
Быть мне там или не быть,
Мне тебя лишь не забыть!


Краем города шёл я куда-то...

Краем города шёл я куда–то...
На пустыре за дорогой
Ветер привольно гулял
Да какой – то щенок
Ошалело кругами носился,
Куцый хвост свой ловя.
Вдруг, завидев меня,
Он навстречу помчался,
Доверия полный,
А может, боязни.
Чем его угостит
Этот славный прохожий?
Чёрствой булочкой?
Или пинком?..
Ни того, ни другого.
Но весело стало ему,
Что, на руки взяв,
Я его приласкал
И слова говорил,
От которых давно уж отвык.
И всем видом своим
Выражал он согласие с ними,
Уловив не значенья,
Но суть в первозданной её чистоте…
Жаль, мне было пора!
Я на землю его опустил,
Притопнул ногой,
Поглядел,
Как трусит он обратно
На вольное дело своё,
И продолжил свой путь,
Полный грусти
И радости полный.


О вечном ветер пропоёт...

О вечном ветер пропоёт
Толпе, притихшей надо мной.
Меня, отжившего своё,
Вернут земле. Пой, ветер, пой!

От жизни дельной и людей
Прошёл я дальней стороной.
В словах явившийся пигмей
Вам незнаком. Пой, ветер, пой!

Но, с глиною смешав мой прах,
Вы, родственные мне душой,
Найдёте на скупых листах
Намёк души моей живой.

Пой, вечный ветер, пой!


Жалобы историка

Живу я ощупью, в потёмках,
К стене холодной, как к спине.
Мне не хватает вас, потомки!
Вас, предки, не хватает мне!

Что в этом настоящем зримо,
То наваждение одно,
А что не зримо – не любимо
Никем… На что же мне дано

Зреть как живое всё, что было
И будет – всё себя живей?
На что мне знание без силы?
На что мне царства без царей?


Надоело в столицах...

Надоело в столицах.
Где б ещё позевать?
Мир – большая провинция,
Скуке нашей под стать.

Мы ничем не палимы.
Разве что по весне
Чуть взгрустнём без любимой,
А с любимой вдвойне.

Безотрадны рассветы,
Вечера не милей.
Скучно нам, непоэтам,
А поэту скучней.

Скукота, скукотище!..
Впору рыбой сомлеть.
Что ж нам делать, Всевышний?...
"Поглупеть!"


В карманах свистает безденежье...

В карманах свистает безденежье,
Копеечный дух гоня.
Ко мне прижимаешься, нежная,
Ещё беднее меня.

Подруга моя ясноглазая,
Голодная, память покличь,
Как сказки тебе я рассказывал,
А в сказках – такая дичь!

Припомнишь…Исчезнешь украдкою
И, спотыкаясь о пни,
Вернёшься ко мне книгокрадкою,
А в книгах тех – сказки одни!


На склоне летнего дня...

На склоне летнего дня,
Библиотеку покинув,
Я на улицу вышел,
Размышляя о том,
О чём не написано в книгах,
Прочитанных мной.
В ближайшем баре пивном,
Где также вином торговали,
Меня не взбодрило.
Как прежде,
Было пусто кругом и во мне.
Я шёл и завидовал всем:
Деревьям, и птицам, и детям
И даже пьянчужке тому,
Что валялся в траве у ворот.
Лишь себе не завидовал я!
В прошлом – горечь обид и утрат,
Восполнимых едва ли,
Разве что только там,
Где, живым, нам не быть никогда.
А в грядущем не то, что в мечтах,
Продлевающих в нас человека…
Ну да Бог с ним,
Со мною и с тем,
Что меня занимает давно!
Я ускорил шаги,
Словно вздумал
Себя обогнать,
Раствориться в толпе
И не знать,
Кто я, что я….
Наивный простак!
Так в сердцах я воскликнул,
Прохожих пугая,
И, напуганный сам,
Поспешил из толпы.


По столу как бы под игом...

По столу как бы под игом
Таракан едва ползёт.
Вот взобрался он на книгу
И затих – чего-то ждёт.

Таракан, созданье Бога,
Что так замер? Что грустишь?
И раздумчиво в дороге
Что усами шевелишь?

Может, с другом ты расстался
И печаль твоя о нём?
Иль вдруг вздорным показался
Тараканий мир кругом?

Так же, как и ты, усатый,
Долю я твою делю
И усами, в плен твой взятый,
Так же грустно шевелю!


Когда застольным окруженьем

Когда застольным окруженьем
Овладевал словесный пыл,
Он исчезал из поля зренья
В спасенье дремлющих в нём сил.

И, пробираясь за спинами
Под шумный спор о злобе дня,
Он слышал, как ярилось пламя
Там, где не ведали огня.

О, знали бы, навек умолкли б,
И дело делали верней
И не качали б в доме стёкла
Волной раскатистых речей!

О, ночь, какая же ты бездна
Без слов, без дыма сигарет!...
(Когда узнали, что исчез он,
Кивнули коротко: поэт!)


Увы, я сделал всё, что мог...

Увы, я сделал всё, что мог,
Насочинив, как вор, украдкой
С полтыщи стихотворных строк
Да мыслей с тонкую тетрадку…
Но пусть добыча и скудна,
Хотел бы я, чтоб уцелела
По чести хоть строка одна…
Ведь как-никак и это дело!


Вечер. В чаще потемневшей...

Вечер. В чаще потемневшей,
Где тропа незримо вьется,
Одиноко и печально
Голос птахи раздаётся.

С ней душа моя согласна.
Лучше петь одной, пусть в горе,
Чем в обычный ясный полдень
Потеряться в шумном хоре.


Баллада

Уж третий день в тоске и смуте,
Врагом повергнутый с коня,
На прежде ведомом распутье
Стою без шлема и копья.

Налево – тихий домик милой,
Направо – дом родной и сад,
А прямо – камень на могилу
Без имени и крайних дат.

И что мне выбрать для начала,
А может статься, для конца?
Что предпочесть душой усталой –
Зов камня или крик с крыльца?..

Но все равно! Без чести ратной
Мне, верно, не прожить и дня…
Нет, лучше, повернув обратно,
Пойду-ка я искать коня!


Подборка коротких стихотворений

Все радости и беды мира – мимо…
Не сетую, что я всегда один,
Что жизнь моя бесславная сравнима
С судьбой Гогена – без его картин.

* * *

Всё то же: ночь, уют немилый,
За окнами кружит метель…
В постель ложусь я, как в могилу,
В могилу лягу, как в постель.

* * *

В смех тебе твои нападки злые,
В горький смех,
Что бичуешь низости чужие
Снизу вверх!

* * *

Напрасно прислушался я.
Печаль мою не усилил
Этот ветер с осенних полей.

* * *

Иду под дождём проливным.
Кепка на голове –
Вот и весь мой зонтик!

* * *

Через овраги, пни,
От диких круч на шаг,
Из мрака на огни
И снова в тот же мрак…
Что ж, мне судьба сама
Идти как есть – идти,
Порой сходя с ума,
Но не сходя с пути.

* * *

Как избавление от грёз
Мне днём уж ничего не снится.
Лишь изредка томит вопрос -
Самоубиться или спиться?
Вопрос не вечный!... Дай лишь час,
Решу его я без рисовки
Тем, что однажды с пьяну глаз
Залезу на чердак с верёвкой!

* * *

Домогаюсь я часто того,
Что приходит само по себе…
Стоит мне только устать.

* * *

Сколько костей под ногами!
Сколько ворон над головой!
Нехоженая тропа.

В новогодний вечер

На ужин рыба, как всегда.
Что новый год, что старый год, –
Отныне всё равно мне.

* * *

Думаю о далёкой стране,
откуда приходит утро

Нынче там, как повсюду.
Словно не жил Басё,
Словно Тиё не творила…

Эпитафия на могилу бродяги

Прохожий! Счастлив будь не тем,
Что ты живёшь, а тем, что ходишь ты.

Эпитафия на могилу нищего

Кинь мне монетку, прохожий!...
Возьми её, нищий мой брат!

Вийону на Спор
между ним и его душой

О, этот спор ваш!...Не слыхал темней.
Но вот беда: презрев живое слово,
Моя душа завидует твоей
И за тобой последовать готова!

Другу пловцу

Ты только в главном следуй мне,
Что значит: при любой погоде
Держись, как я, на глубине…
И не тони на мелководье!

Другу поэту

О, ты – не дело случая!...
И есть тому примета:
Пока тебя не скушают,
Не назовут поэтом!

* * *

Есть рыба, птица, зверь лесной,
Есть тучи, горы, реки…
Как жажду я не быть собой
Отныне и вовеки!

Собираясь в дорогу

В путь возьму я немного еды.
И ещё захвачу этот зонтик,
Чтоб прохожему подарить.

* * *

Мой запасной аэродром!
Увы, но я не ждал, что ты
Окажешься поляной в кочках!

* * *

Поля на славу он полил…
О, наградить бы этот дождь
Почётной грамотой!

* * *

У вина и разума –
Дороги разные.


Подборка четверостиший и трехстиший

Что б ни случилось, держись!
Будь крепок духом и телом…
Должна продолжаться жизнь,
Чтоб продолжалось дело.

* * *

Вроде ясный день субботний,
Но хожу я хмур…
Подстрелил меня охотник
По имени Амур!

Соблазнам

От вас без всякого креста
Меня спасает нищета…
Как от меня за часом час
Она же упасает вас!

* * *

Вижу я, как сосед,
Подметая свой двор,
Шар земной подметает.

Басё

Да, мастер я.
Но назову ли миг,
Когда им стал?

* * *

Нет среди нас чужих!
Мы все здесь свои
На этой планете.

Т.В.П.

Тоскуя, не рвитесь на части.
Пусть в душу Вам хлынет как свет,
Что нет безошибочной страсти,
Как страсти бессмысленной нет.

* * *

Поэт к судьбе своей суров.
Но если есть к тому оказия,
Он счастье испытать готов…
Хотя бы для разнообразия!

* * *

Среди трезвых умов или в пьяном кругу,
Каждый день я Аллаха молю, как могу,
Чтоб Он дал мне прожить эту жизнь без остатка…
А остаток пускай Он дарует врагу!

Н.Д.

Хоть и бранят тебя, и пуще,
Прости, художник, малых сих!..
Пусть ты чужой среди живущих,
Зато уж свой среди живых!

* * *

Одно утешение мне,
Что тоска моя всё ж излечима…
Ведь лекарем смерть сама!

* * *

Всё бочком и бочком…
Так живу я, как будто
Мне есть что терять!

* * *

Светлые чувства мои!
Видно, вам надоело
Меня посещать.

* * *

Тропинка к кладбищу
Травою заросла.
Старик бредёт с мотыгой.


 nervana.name
√ Библиотека


Загрузка...

Твоя Йога Книга для тех, кто хочет, готов и будет меняться KrasaLand.ru Слова и Краски