Владимир Болсун

П С И Х О Л О Г И Я


ДУАЛЫ или ДВЕ ПОЛОВИНКИ

Он рос как все дети - веселый шалун.

Он почти ничем не отличался от других детей. Просто иногда задумывался, подолгу стоя у окна. Или в пионерском лагере, на спор, просидел под водой очень долго, да так, что перепугал всех. Когда он оставался один дома, то выключал свет и мечтал.

Его никогда не кусали собаки и почему-то не обижали хулиганы. Он мог легко запоминать все, что подлежит счету. По пути в школу, он запоминал дома, окна в домах, фонарные столбы, деревья. Когда он учил школьные правила, то расставлял падежи, правила, законы вдоль улицы и мог повторить их в любой последовательности. А цифры и числа он видел в виде радужных пятен. При вычислении его мозг не напрягался. Он просто переводил цифры в цветовую гамму и наоборот.

Он легко учился, легко дружил и, взрослея, оставался все таким же - легким, солнечным, неуловимым. Закончив с отличием школу, без проблем поступил в университет на физмат.

Юноша так бы и прожил свою жизнь - в общем уважении и благополучии, но...

Но, как всегда, по закону равновесия, когда уж сильно хорошо, оказывается тоже плохо. Когда мед есть ложкой - он горчит.

Однажды, погожим летним днем, на него обрушилась волна ОТКАТА. Наш герой полюбил не просто женщину, а уже законченную стерву.

В стерву превращается женщина, которая вместо любви не раз ощутила горечь разочарования. Когда окружающие ее не поняли и осудили, когда ее природный дар превратился из подарка судьбы в тяжкий груз. И у стервы сформировалось циничное, а иногда и презрительное отношение к людям, особенно к мужчинам. Месть ее стала привычкой, и даже стала доставлять удовольствие. Она легко манипулировала людьми и быстро взлетела вверх по карьерной лестнице. Теперь она чувствовала себя хозяйкой судьбы, и ей казалось, что она могла изменять любые ситуации. Но при накоплении негатива образуются тени, которые на человеческом уровне проявляются как раздражение, а со временем переходят в злобу. И вот такая созревшая стерва, незаметно для себя, превращается в ведьму.

ВЕДЬМА - не от слова Веды, которое на санскрите означает ведать, знать, а от слова вред - осмысленно или неосмысленно причинять людям зло. Ее талант, красота, энергия переходят в ржавчину души. Ведьма чувствует, что теряет что-то важное, главное в себе, но от этого становится еще злее.Ведьма не может признатся в этом СЕБЕ, и поэтому уже не может и не хочет изменить ситуацию.

Однажды наш герой полюбил такую законченную стерву. Он увидел ее на концерте и прикипел. Все прошлое, настоящее, будущее перестало существовать. Это не была слепая любовь юности, или пылкая восторженность поклонника. Это было узнавание. Он узнал ее. Они были вместе еще в прошлых жизнях.

Юношу звали Юра, ее звали Людмила.

Он узнал ее, а она - нет. Он познакомился с ведьмой, и остался с ней навсегда. Безоглядно служил и прислуживал, нисколько не стесняясь своей роли мальчика-пажа. Сначала он ее раздражал, утомлял своим вниманием. Потом она привыкла к нему. Ей было удобно. Бесплатный дворецкий был ей ко двору. А ему было все-равно. Главное, что он мог свободно общаться с ней, видеть свою Людмилу каждый день.

Юра сильно изменился, повзрослел, возмужал. Днем учился, а ночью работал. Он жил и любил. Любил и горел, не осознавая, что сгорает.

С самого рождения он носил в подсознании ее образ и сейчас в нем ОБРАЗ и ПОДОБИЕ женщины соединились в Людмиле.

А Люда продолжала жить своей обычной жизнью - флиртовать, манипулировать нужными людьми и, вообще, вела светскую, яркую жизнь. Все так бы и катилось дальше, но...

Но однажды произошло непредвиденное.

Жизнь на пределе возможностей сильно истощила юношу. Болезнь началась с сильной слабости и ангины. А ночью поднялась высокая температура. Лечение не помогало. А на третий день болезнь осложнилась почечной недостаточностью. Юра попал в реанимацию. И, метаясь в бреду, шептал ее имя. Потом его перевели в госпиталь, по большому блату, в инфекционное отделение.

Люда всполошилась через несколько дней его отсутствия. Что-то пошло не так в ее жизни, исчез уют,а главное - покой. А еще через какое-то время возникло острое чувство утраты. Нет опоры. У нее кружилась голова и тошнота подступала к сердцу. Вдруг она ясно осознала - Юра пропал, ЕЕ Юра пропал. Люда заметалась, стала искать его по всем доступным каналам, а про себя молила, звала его. С ужасом поняла, что не знает ни адреса его, ни телефона. И никто из ее знакомых о Юре ничего не знает.

Чем дальше, тем больше отчаяние охватывало ее всю.

- Юра, Юрочка родной, где ты, Боже мой, мой мальчик. Где ты? - все время шептала про себя.

Вся ее гордыня, бравада и стервозность исчезли. Осталось чувство невосполнимой потери. "Произошло что-то ужасное", - объясняла Люда себе. Только смерть или плен могли остановить Юру. Никогда и никого родней на земле у нее не было.

Ее упорные поиски, наконец, дали результат.

Юра лежал в военном госпитале, в реанимации, но никакие запреты не могли удержать не стерву, а любящую, страдающую женщину. Она провела возле него всю ночь и не заметила, как заснула, склонившись над кроватью. А рано-рано утром он очнулся и нежно перебирал ее волосы. Люда открыла глаза и увидела ЕГО. Она увидела его по-настоящему. Юра улыбнулся и сказал:

- Знаешь, мне снилось, что ты смотришь на меня, узнавая. Я очнулся, а это не сон. Чудно однако.

После этой встречи Юра быстро пошел на поправку. Из больницы она забрала Юру к себе.

- Ты больше никогда, слышишь, никогда не уйдешь. Ты будешь всегда со мной, как раньше.

- Нет, - сказал Юра. - Я не буду таким как раньше, и ты не будешь такой, как раньше. Я же вижу, ты узнала меня. Я не буду больше слугой, а ты не будешь госпожой.

Любовь - это птица. У нее два крыла. И они должны быть обязательно равными, ровными. Любовь живет в свободе. И умирает в неволе.

Ее друзья и знакомые недоумевали, глядя на Людмилу - она стала совсем другой, она стала восторженно-наивной. Близкая подруга Люды просветила всех знакомых, что всему виной молодой студентик-выскочка, который вскружил голову нашей королевишне. А Людмила совсем отошла от дел компании. Но ее деловые партнеры вот этого как раз допустить и не могли. Бизнес, прежде всего, превыше всего - девиз деловых людей.

Однажды двое крепких ребят вечерком круто "поговорили" с Юрой, уложив его опять на больничную койку.

"Разбор полетов" был быстрым и жестоким. Люда и сама не подозревала, что месть может быть такой сладкой. Венедетта была в разгаре. Тигрица защищала свое.

Удальцы-мачо, бывшие компаньоны, уже не просили прощения перед ней, они уже хотели просто жить. Но аспект валькирии, богини мести, полностью овладел ее умом. Пощады быть не могло. Эти ничтожества посмели подвергнуть опасности жизнь ее любимого. Но в эту минуту в подвал вошел, хромая, Юра. Он стоял на костылях и смотрел ей глаза в глаза, он смотрел ей прямо в душу.

- Лю, остановись. Не делай того, что потом не сможешь изменить и, уж точно, о чем будеш жалеть. Не губи!..

- Их? - возмущенно спросила Люда.

- Да. Лю, я прошу.

Они смотрели глаза в глаза и сливались в одно. Обида, боль, злоба растворились, как грязный снег под солнцем. Люду отпустило. Теперь она узнала, поняла его до конца.

Дуалы - это половинки единого целого. Их влечет друг к другу неведомая сила. Их магнитит друг к другу. Главное, чтобы хотя бы один дуал был "зрячим". Тогда они обязательно встретятся и произойдет чудо под названием Любовь.

ПАРАДОКС КЛЕОПАТРЫ

"Носатое чудовище (Ибис)", "новое проклятие Египта" - по-всякому за глаза поносили ее жрецы. Она больше походила на угловатого подростка, чем на миловидную девушку. Как они могли проморгать, не рассмотреть в этой неказистой девчушке Богиню Нехбет! Она обманула их! Их, самых лучших, самых умных обманщиков этого подлунного мира!

Фараон - Верховный Жрец и воплощение Бога на земле - правит днем. Таинства совершают жрецы в тиши ночи. А в определенные фазы луны эти таинства совершает богиня Нехбет.

Шаг за шагом, незаметно, эта интриганка поднялась на вершину власти. Время было смутное. Много партий боролось за власть. Она одна не боролась, она ее просто взяла и сделала орудием, для своего удовольствия, для своей реализации. Жрецы с ужасом наблюдали - женщина-фараон не цепляется за власть. Она сделала намного хуже - она играла с властью как с игрушкой. Никакого уважения к традициям, торжествам, праздникам. Она сама создавала традиции.

Жрецы роптали, но не могли удержать восторга народа перед Богиней. Победить, отравить, унизить Богиню нельзя. Ее можно только обожать. Забегая вперед, можно сделать вывод, что это именно она разрушила две огромные империи, две цивилизации - Рим и Египет. Она явила миру простую и очень сложную для понимания истину - не дворцы и пирамиды являются главным в жизни, а …

Клеопатра не оставила готового ответа. Каждый найдет его сам. Ее жизнь, как вспышка света, оставляет на сетчатке глаза долгий мерцающий блик, как след от молнии.

Ее любимые мужчины были не просто властителями или героями, они были ее любовниками, учениками, учителями, ее детьми.

Когда Гай Юлий Цезарь ввел свои непобедимые легионы в ослабленный распрями Египет, он надеялся создать из молодой выскочки-Клеопатры легко управляемую марионетку. Даже во сне он не мог представить, что эта, эта… (он никогда не мог подобрать ей достойного имени) ослепит его любовью, и он потеряет голову.

Еще при жизни Клеопатра стала легендой. Ее могли любить, ее могли ненавидеть, но ею не могли не восхищаться,

этим - созданием Сета,

этим - созданием Света.

Греки обзывали ее Горгоной Медузой, так как даже самый стойкий мужчина не мог устоять перед ее чарами. Свет не исходил из нее, как он исходит от многих великих - харизма. Свет поглощался ею, манил и пугал одновременно. ПРОСТРАНСТВО ВОКРУГ НЕЕ МЕНЯЛОСЬ И МЕРЦАЛО, а она играла на полу с детьми и кошками. Стражники с остановившимся взглядом, превращались в детей. Жрецы умиленно плакали, незаметно утирая слезы. Они хотели, но не могли отравить ее. На вопросы чужеземных философов, священников: "Кто она - женщина-фараон?", они отвечали: "Богиня!"

- Почему? Как это?

- В НЕЙ ВООБЩЕ НЕТ СТРАХА! ОНА НЕ ЧЕЛОВЕК! ТОТ, КТО НЕ БОИТСЯ ЖИТЬ, ТОТ НЕ БОИТСЯ И УМЕРЕТЬ.

Клеопатра выработала для себя простой, но действенный психологический прием. Она ставила высокую, трудно достижимую цель и видела ее в виде огненной точки среди пестрого узора жизни. А себя представляла летящим соколом (Гором). Наполняла этот образ внутренней силой и забывала о нем. Клеопатра всегда, даже во сне, была осознанна. И с течением времени все складывалось так, как было нужно ей. Но со стороны это выглядело счастливой случайностью.

Она превратила всю жизнь в игру. Никакая проблема не может быть выше ее. Трудности, интриги, заговоры она превращала в ступени своего роста. Во сне она мечтала, а наяву осуществляла сон. ГРАНИЦ НЕТ. ОНИ СУЩЕСТВУЮТ ТАМ, ГДЕ НЕТ СВОБОДЫ.

Мало кто знает, что Клеопатра была не египтянкой по рождению, а гречанкой. Она была одной из трех дочерей македонского царя Авлета из династии Птоломеев. Ее предок - Птоломей Первый - был другом и соратником Александра Македонского.

Она любила красивую легенду, похожую на быль, где опасное суеверие можно обратить во благо, а БЛАГО ПРЕВРАТИТЬ В ИСТИНУ.

Вот эта легенда. Когда древний Египет без боя пал к ногам Александра Македонского, он решил основать город и повелел египетским жрецам найти лучшее место и обозначить периметр его. Хитрые жрецы обвели контур полосой из пшеничных зерен. Но налетевшие стаи птиц склевали зерно. Александр сильно опечалился этим знаком. Птоломей, его друг, успокоил царя:

- Ты неправильно трактуешь знамение Богов. Это будет самый великий город твоей империи. Сюда будут приплывать корабли с разных стран (птицы), привозя товары, а увозя пшеницу.

Царь ликовал. Так родилась великая Александрия - житница древнего мира.

С самого детства КЛЕО была иная, другая.

Маленькая девочка смотрела, молчала и изучала этот мир. Была скорее гадким утенком, чем прекрасным лебедем. У нее было хорошее образование, впрочем, как и у всех царских детей. Но ее острый ум и резкая речь как клинок рассекали серое полотно обучения. Учителя боялись ее по-настоящему. Она выпивала их знания до дна и отбрасывала за ненадобностью. И шла дальше одна. Доподлинно известно, что Клеопатра с легкостью владела тридцатью языками древнего мира. Только египетские жрецы не боялись, а восхищались ею, потому что только у них нашлось место в сознании и в религии - для Богини, женщины-фараона. То, что жрецы веками накапливали - тайные знания, ритуалы и прочее, - она постигала легко, играючи. Она не училась, она как бы вспоминала.

В Египте был такой обычай: когда учитель не мог больше чему-либо научить, он склонял колено перед учеником и говорил:

- Мне больше нечему тебя учить. Теперь ты - мой учитель.

Клеопатра, смеясь, им отвечала:

- Учись у жизни, там все есть, что надо. Чтобы развязать узлы проблем, не стоит затягивать канат. Наблюдай, и все станет на место, учись, играя, в игре пребывая.

Жрецы боготворили ее, но пристально и постоянно следили за Клеопатрой и пришли к неожиданному открытию. Оказывается, в женщине главное не фактическая красота, не сексуальный магнетизм, и даже не детская наивность (все то, чему обучали девушек в специальных школах), а острый, любознательный женский ум, вернее разум. РА - Бог света. ЗУМ, АУМ, ОМ - его имена. И если мужчина сумеет рассмотреть в женщине этот Ра-Зум, он обязательно изменится. Сам превратится в нечто новое - свободное, светлое существо.

Клеопатра растворяла в мужчинах страх, и они становились возлюбленными. В мужчине исчезал страх, и он рождался уже второй раз не героем-победителем, а бесстрашным, т.е. божественным.

Она освобождала мужчин из-под влияния мужского эгрегора. И они из тиранов-героев превращались в возлюбленных, которые просто не могли заниматься войной, политикой, интригами. И Гай Юлий Цезарь, и Марк Антоний были убиты им, эгрегором.

Это неправда, что Клеопатра умерла от укуса черной кобры.

Когда новый император - Октавиан, чистое воплощение эгрегора, попытался взять в плен Клеопатру и Марка Антония, чтобы унизить, растоптать это волшебное, недоступное многим чувство - Любовь, ему это почти удалось. Это было не историческое столкновение двух армий. Это была непримиримая борьба двух сил. Антония обманули. Подкупленные слуги сказали, что его Богиня умерла. Он поспешил ее догнать, бросившись на меч. А Клеопатра с верными служанками закрылась в гробнице. Самый лучший риторик Рима уговорил ее открыть дверь. Опытные воины, ворвавшись, обезоружили и связали царицу и ее верных служанок. Эгрегор торжествовал. Триумфатор Октавиан хотел в цепях ввести в Рим египетского фараона, жрицу Клеопатру и ее детей. Через два дня, в полном облачении фараона, на золотом троне нашли усопшую Клеопатру. Следов насильственной смерти не обнаружили. После захода солнца за ней последовали ее верные служанки, подруги. Даже из смерти она сделала игру, ушла из жизни, играя.

Свободного человека победить невозможно.

Незадолго до этого, в разговоре с Марком Антонием, Клеопатра говорила:

Никогда не унижай себя извинениями, сожалениями. Просто люби.

ПРИНЦЕСА

Я клипнул и увидел симпатичную девушку.

Она с самого детства была умнее всех и красивее всех. Она легко могла быть принцессой, т.е. самой-самой. Но она была не только умной, но и хитрой. Она ловко скрывала свои достоинства, чтобы не принимать на свой счет уколы зависти, обязанности лидера и давление льстивой любви. Свой проницательный ум она использовала, чтобы исподволь манипулировать людьми.

Всеми правдами и неправдами она хотела и смогла обезопасить свой внутренний мир. В свое волшебное царство она не допускала даже мать.

Шли годы. В школе она заслуженно пользовалась уважением не только учителей, но даже одноклассников.

Она выросла и превратилась в стройную, красивую, но и еще, о ужас, умную девушку.

"Да, редкая штучка", - говорили ребята с уважением, глядя ей в след.

Ее духовное пламя горело ярко и ровно. Не кривляка, не задавака, чужого не возьмет, но и своего не отдаст. Вся ее сила, ум, талант были направлены на центрирование, равновесие жизненного пути.

Окончив с отличием институт, она легко вышла замуж за того, кого выбрала сама. За перспективного, а главное - надежного адвоката. Вскоре родила двух прелестных малышей. В общем, не дом, а полная чаша. Надежность, благоустроенность и перспективность.

И вот в 30 с небольшим лет она, наконец, почувствовала удовлетворенность. В общем, у нее все полный окей. Можно остановиться и отдохнуть.

Она полюбила посещать модные салоны, сауну, косметолога и фитнес-клуб. После такого трудового дня она любила, закрыв глаза, выпить чашечку травяного чая.

Она остановилась, но жизнь остановить нельзя.

Гром раздался среди ясного неба. Беда пришла оттуда, откуда она ждала меньше всего. Она даже не сразу поняла, что произошло. И беда эта называется ЛЮБОВЬ. Волна любви и безумства обрушилась и понесла ее как цунами.

Причиной катастрофы был простой и чистый парень, который работал у нее на фирме охранником. Однажды они встретились с ней в дверях офиса глазами. Она охнула, и у нее подкосились ноги. Это были глаза мудреца и ребенка. Они были глубокими и сильными, как озера. В них отражалось небо и земля, день и ночь. В долю секунды на нее обрушилось море чувств и информации, и ее отцентрированный мир взорвался. У нее закрылись глаза, и она стала заваливаться набок. Он подхватил ее под локоть и глубоким баритоном спросил:

- Что с вами?

- Ничего, ничего. Это просто легкий обморок. Я просто голодаю третий день, - легко соврала она.

Он усадил ее в ближайшее кресло. Женщина, приоткрыв глаза, хотела получше рассмотреть это чудо, но перед ней уже стоял простой, стандартный охранник, которого она видела и раньше, но не замечала. Для нее все охранники были на одно лицо.

Этой ночью, закрыв глаза, она сразу увидела его глаза. Саяны, озера, тайгу, и все - с птичьего полета. Она летела, ощущая себя большой птицей. Она чувствовала, что не машет крыльями. "Так это я парю!", - поняла она. Она неслась в теплом прозрачном воздухе навстречу заходящему солнцу, а внизу мир плыл ей навстречу.

Утром она проснулась сразу и вся. Она включила музыку и стала петь песни любимых исполнителей - Антонова, Серова, ранней Пугачевой и поздней Орбакайте. Впервые она не приготовила завтрак и заставила детей самих собираться в школу. Старшая взрослая дочь отозвала папу в сторонку и восхищенно сказала:

- Папа, мама сошла с ума. Она стала такой красивой! "Или влюбилась", - добавила мысленно дочка.

- Да, действительно, симпатичная, - отрешенно заметил отец.

А женщина в это время пела и кружилась:

- Улетай тучка, улетай тучка, улетай…

Ее мир перевернулся. Он стал другим навсегда. Она уже никогда не сможет загнать свое сознание в отцентрированное благополучие. Счастье -это сила, которую невозможно остановить, как нельзя остановить дыхание или сердцебиение. Счастье можно только убить. Но порядочный адвокат не способен быть Отелло, и все закончилось благополучно. В общем, полный хеппи енд, но только это чудо бывает крайне редко.

ОН И ОНА

Он и сам не знал, за что ее любил. Потому, что чаще ее ненавидел. Или за ее томный, волнующий голос, или за ее скверный, стервозный характер, или за постоянные проблемы, которые он волей-неволей должен был решать. В общем, она приносила ему сладостную боль и наполняла его размеренную жизнь яркостью и свистом. ОН - стабильный, солидный и толстый папик. ОНА - худая, молодая, распутная транжира. Она тратила не деньги. Она больше растрачивала себя. Он не может жить без нее. А она не может без него быть. "Она без меня пропадет", - часто повторял про себя папик. Так они и жили, по-разному. Каждый в своем мире. И вместе им было интересно.

Незаметно наступила осень жизни - зрелость, когда еще есть сила желаний, обеспеченность, но уже нет задора и глупости юности.

Она немного успокоилась и располнела. Он еще больше преуспел в делах. Они живут вместе, и им хорошо.

Облетели листья желаний. Осталась голая мудрость.

Он стал совсем лысым и похожим на Черчилля. А у нее остались все такие же прекрасные глаза газели.

Под утро он тихо умер. А она спокойно прилегла рядом. Взяла его за руку и догнала.

ЗОЯ (ЗАЯ)

Она меня срезала как ножом. Своими, нет, не глазами, ногами. Ноги как ноги. Но удивительное дело… Эти небольшие налитые икры светятся как яблоки на солнце. Они как солнечные зайчики мелькают впереди меня. И я как мальчишка последовал за ними.

И вот, открылись двери простой кафешки-забегаловки. И я туда. Оказывается, она здесь работает, убирает со столов.

Я любовался тем, как она двигается - легко, быстро и независимо, так, что оплывшие от пива мужики не успевали что-нибудь сострить. А только мычали и провожали ее взглядом.

Я оглянулся вокруг себя и увидел. В этой кафешке мужики лечились от жизни. Здесь не надо было строить из себя мачо, крутого и строить пальцы веером. А, главное, не надо оправдываться перед женой в своей слабости и неумении вырвать кусок побольше и принести его домой.

Здесь мужчины любили предаваться мечтаниям. Маниловщина расцветала буйным цветом в теплой, дружеской атмосфере. Здесь мужчины общались. Здесь они становились словно бы детьми - смелыми, хвастливыми и немного свободными.

Я моргнул и опять увидел ее. Легкая, яркая, как солнечный зайчик. "Зая" - родилось во мне слово.

- Как вас зовут?

- Зоя.

Сказала и опять исчезла. И я пил пиво, смаковал шницель и незаметно сливался с общим гудящим фоном. Я наблюдал за ней, как из засады охотник наблюдает за добычей. А она двигалась по залу между столиками как газель, танцуя, изредка постреливая своим взглядом в меня. В душе моей вспыхивали солнечные зайчики.

Теперь уже я чувствовал себя серым кроликом, которого преследует огненная лисица. Время текло, а я все больше робел и окончательно понял - такая красивая не для меня. Девушка сама внезапно подошла ко мне и коротко сказала:

- Я заканчиваю в девять.

Я, как и все посетители-мужчины, смог лишь мычать ей в ответ. А она, вальсируя, умчалась дальше по своим делам.

Ровно в девять, совершенно трезвый, побритый, с букетом я ожидал ее на улице перед входом в кафе. "Ты выглядишь как жених - глупо и смешно", - стыдил я сам себя. Но с места не сдвинулся. Я стоял, как часовой у вечного огня, не сводя взгляда с дверей.

И вот, наконец, она вышла, как солнце из-за туч. Улыбнулась мне. В глазах моих потемнело, а на улице реально посветлело.

Взяла меня, трепетного, под руку, и мы пошли вместе.

МИР ФЕИ

Это была древняя планета. Такая древняя, что разумная жизнь, совершив полный круг развития, исчезла. А вот эгрегор ее остался. Он продолжал существовать в астральном слое этого мира, но потихоньку остывал. Не было питающей его силы - людей, но, остывая, астральный разум кристаллизовался и ждал.

Однажды на планету высадились первые переселенцы - разведчики дальнего космоса. У них было много яркой противоречивой энергии. Страсть познания и страх опасности преобладали и переливались в них. Перед ними лежал новый девственный мир. Многочисленные сенсоры компьютерной системы корабля очень быстро обследовали всю биологическую жизнь планеты. Но людей не было (Людь, люди - это пространственно устремленные создания, также обладающие импульсом духовного развития. Если у них, у людей, изъять этот импульс, людь превращается в чело - в человека, гомосапиенс, человек умный).

Люди радовались встрече с обитаемой планетой. Но они ожидали большего - встречи с Разумом. Ночью, во сне, они встретились с миром фей. Феи - это эфирные, нежные создания, видимые в нежном ультрафиолетовом излучении или во сне. От прикосновения их сознания человеческий сон наполняется щебетом птиц, запахом озона, и каждый видит яркие вспышки своего детства. Экранироваться, защититься от феи было невозможно, т.к. это приносило радость обоим мирам. Так возник рай. Дальнейшая история развития хорошо известна.

ВОРОНА

Ворона бдила. Крепко упершись лапами,она глядела вниз с крыши девятиэтажного дома. В ее черных холодных глазах отражался мир людей, снующих туда-сюда, туда-сюда…

"Как заведенные", - думал я.

Ворона бдила, как камера слежения, ничего не упуская и ничего не комментируя.

Внизу шевелился людской муравейник. Люди рождались и умирали, менялся ландшафт, росли города, исчезали леса, но все, по сути, было как прежде.

Люди жили, ворона бдила.

Однажды заведенная машина двигалась к своему естественному концу - Концу Света.

"Какой-то смысл должен быть во всем этом", - рассуждал я, стоя на балконе и глядя на ворону. На людей я не смотрел, ведь я и сам был человеком.

Ворона каркнула и взлетела, она кружилась над моей головой и причитала.

"Еще накаркаешь несчастье", - подумал я. "Обязательно, - отозвалось в голове, - меньше думай - дольше проживешь".

И тут я увидел. Людей пасут. Их используют, как коров, их доят.

Из каждого человека тянется вверх белый дымок чистой первородной энергии-праны. Из кого больше, из кого меньше. Когда человек темнеет, он болеет и страдает. Люди живут, вороны присматривают.

Я поднял голову и посмотрел на небеса - на меня ласково смотрело солнце. "Это бывает, особенно с похмелья", - успокаивала меня ворона, и мне хотелось ей верить, очень.

Я опустил глаза. Внизу, как море, шумел город. Светило солнце, и незримо присутствовала Луна. Бдила, зануда.

МЕДЕЯ

Это было давно. Во всей Греции царил мир и благодать. Города-государства объединились в единый военно-торговый союз. Но в одном из полисов тяжело страдал царь. Он печалился о давно утерянном Золотом Руне. Золотое Руно - шкура божественного барана - символ благополучия, оберег всего народа, был украден неизвестными ворами и теперь находился в далекой Колхиде.

В каждом греческом городе был майдан - агора, всенародное вече, на котором царь и объявил о своем решении - отправить за волшебным руном своего единственного сына и наследника Ясона.

Кто хочет мира и благополучия - пусть внесет свою лепту в строительство еще невиданного корабля. И строить его будет великий мастер Арго…

Ранней осенью на пристани покачивался удивительный корабль. О его длинный и узкий нос - рострум - разбивались волны, и вода без сопротивления омывала его стройные обводы. С обеих сторон от носа были нарисованы огромные зеленые глаза, обведенные золотой краской. На борт восходили прославленные герои, в том числе и Геракл. Вся Греция провожала героев радостными криками: "Йо-хо, йо-хо".

Корабль отплыл. Ясон стоял на носу и взирал на заходящее солнце. Надо было совершить невозможное - с горсткой воинов добыть божественную реликвию и вернуться с ней живыми. Он чувствовал себя ответственным за весь свой народ. Ответственность может угнетать, тяжестью давить на плечи. Но если дух свободен, она придает герою необычайные силы и ясность ума.

Долго ли коротко ли, они приплыли к неведомой земле под названием Колхида. Они плыли вдоль берега, пытаясь найти место для стоянки. Но вокруг возвышались дикие неприступные скалы. И вот, наконец, показался порт. Корабли в нем, конечно же, не могли сравниться с гордым профилем "Арго". Их с почестями проводили к царю Колхиды, где они преподнесли богатые дары и представились купцами из далекой Эллады.

Аргонавты уже вторую неделю жили в столице, но никак не могли узнать, где находится храм с Золотым Руном. Ясон обратился за советом к златокудрому Орфею. Во время трудного путешествия божественный певец не раз давал мудрые советы о погоде, подводных течениях и рифах, а своим пением мог утихомирить жестокую бурю. Орфей-провидец, прикрыв глаза, ждал, когда на него снизойдет золотой луч ясновидения и он увидит цель. И вот, не открывая глаз, монотонным голосом Орфей заговорил:

- Вижу подземелье, пещера под горой, темно. На сухом дереве висит Золотое Руно. К нему подходит девушка с длинными черными волосами. Это Медея, дочь царя. Только через нее мы сможем добыть Руно.

Орфей открыл глаза:

- Ты должен завоевать ее сердце, Ясон.

Ясон надолго задумался. Подняв голову, он ответил Орфею:

- Я готовился к битве, даже смерти, но предположить не мог, что должен увлечь, обмануть невинную девушку и вот так коварно завладеть Руном.

У Ясона стало горько во рту. Орфей почувствовал его боль и сказал:

- А ты не играй, не обманывай. Ты отдай ей свое сердце. Полюби.

Вечером был пир, танцы и родилась любовь. Настоящую любовь нельзя скрыть, и все радовались этому чуду.

А рано-рано утром из гавани вышел корабль, и на носу корабля стояли, держась за руки, Ясон и Медея, встречая восходящее солнце. Плечи их укрывало Золотое Руно и, казалось, что они сами сияют в первых лучах восходящего солнца.

Они были счастливы, и счастливы были все аргонавты. Их путь лежал домой. Они не думали, что будет с гордым горским народом, они не думали о страдании отца, потерявшего дочь, - они спешили домой.

Ветер наполнял парус, а радость - грудь. Все свободное время Ясон уделял Медее и руну, но потом - все больше руну и все меньше Медее. Руно и вправду было волшебное, оно завораживало его. Чувство силы и жажда власти все больше заполоняла его. Чувство всемогущества вытесняло из сердца чувство любви. Медея очень надеялась, что, когда Руно будет храниться в храме, Ясон снова станет прежним. Но этого не случилось. Герой Ясон без труда сместил с престола своего отца, и Руно теперь всегда обнимало его плечи. Медея была забыта. Ясон царствовал, а народ ликовал. Как часто любовь расцветает в лишеньях и увядает в пресыщенье жизни.

Однажды ночью Медея сидела на ступенях его дворца и смотрела на звезды. Ее родные звезды были ей как сестры, ведь звезды везде одинаковы, они не предадут. Ей было горько, но она не плакала. Ей не было даже обидно, что она предала отца, свой народ, родную землю. Ведь она любила, и не могла поступить по-другому.

"Что же мне делать?" - спросила она небо. А тысячеглазый Аргус подмигивал ей звездными всевидящими глазами.

"М е д е я, - послышался голос со всех сторон, - ты уже не нужна в этом мире людей, и он тебе не нужен. Иди ко мне".

И на небосводе вспыхнула, родилась новая звезда - Медея. Медея светит нам и до сих пор, а где же Ясон - никто не знает.

ЗАЗЕРКАЛЬЕ

1.ИКРИНКА. Икринка была приклеена к большому валуну на дне ручья. Сквозь ее светло-зеркальную поверхность зародыш своими огромными глазами взирал на незнакомый и загадочный мир.

Зародыш рос быстро. Он ждал чего-то волнующего и дождался. Икринка лопнула. Роды. Рождение. Новый, неистовый мир ворвался в его сознание. С огромной скоростью он постигал его. Но это потрясение длилось недолго. Спящие инстинкты включились. И он стал мальком. Икринка исчезла. Теперь его сознание функционировало с постоянной скоростью, привычно, порождая сон души. Любопытство исчезло. Остались инстинкты. Он рос и превращался в рыбу, соответственно заложенной программе.

Однажды пищевой инстинкт толкнул его на неожиданный поступок. Он рывком заглотнул наживку, червячок заманчиво извивался в толще воды. Рыба не думает в такой момент, она действует инстинктивно.

Боль. Рывок. И вот она уже, прорвав зеркальную поверхность озера, оказывается в новом, слепящем мире. Это новые роды. Теперь она уже не рыба, а добыча. "Славная будет уха", - сказал рыбак.


2. ЧЕЛОВЕК. Человеческий зародыш - это плод. Зеркалом для него является амнеотический мешок, а желтком сама мать. Плод видит окружающий мир глазами матери. Плод и мать - одно существо. Женское сознание сильно изменяется во время беременности. Загадочная улыбка Джоконды не что иное, как взгляд плода через ее глаза на нас. Когда страдает мать, страдает плод и наоборот.

При родах рвется зеркальная пленка, и плод превращается в младенца. Для него это шок. Из уютного лона матери он попадает в совершенно иной мир. Там была невесомость, тепло, защита. В этом мире новорожденный испытывает боль, страх, сильный свет, звук, давление. Еще в 2-3 года ребенок воспринимает окружающий мир прямо, не разделяя себя с ним. Ребенок воспринимает себя в третьем лице. Ребенок так много задает вопросов, что почти не слышит ответов. Да ему они и не нужны. Он постигает мир априори, бездоказательно. Он еще может радоваться прямому постижению нового.

Пройдут годы и в 6-7 лет ребенка бросают во взрослый мир борьбы и конкуренции, лидерства и амбиции, потому что учеба в школе - больше зубрежка, чем радостное познание. У кого больше емкость памяти, тот и лучший ученик. ПРИМЕР: программа "Самый умный", где ценят не смекалку, а память. Общество вырабатывает свои рефлексы выживания, приспособления, человек устремляется зачастую к ложным целям. Как и рыба, человек засыпает. Время течет незаметно. Если не происходит постижение нового, человек живет, словно спит. Иногда люди ощущают эту зеркальную пленку высоко над собой, но все попытки прорваться тщетны. Лишь со смертью мы исчезаем из этого мира. А вновь рождаясь, мы ничего не помним. Беспамятство делает нас рабами. Выйдя за пределы, возможно вспомнить все. Тогда спящий проснется.


3. УСКОРЕНИЕ. Это постоянный прирост скорости. Мы изменяемся все время и достигаем такого ускорения, когда можем преодолеть тяготение земного эгрегора. Это и есть зеркальная пленка для общества. Эгрегор - это суммарное энерго-информационное поле, созданное самим социумом для защиты себя же самого. Любая общность людей имеет свой специфический эгрегор. Эгрегор стабилизирует общество, но подавляет личность. Аскет не бежит от людей, он не хочет подчиняться эгрегору. При ускорении сознания образуется канал связи в виде треугольника или глаза, и человек подключается к ноосфере. В зависимости от ускорения, познающий может получать информацию любой сложности. Экстарасенсом (сверхчувствительным) может быть каждый, но не каждый может быть свободным. Чем больше в человеке страха, запретов, суеверий, тем трудней видеть сквозь зеркальную пленку.

А выйти легко за пределы,

Когда наполнишься своим.

Когда ты любишь, ты любим,

Тогда засветишь золотым.

УСТАЛ БОЯТЬСЯ

В нем пузырился и лопался смех. Хохот вырывался из него, как пар. Тело тряслось и изгибалось в судорогах. Он пытался остановиться, успокоиться и побыстрее смешаться с толпой, исчезнуть. Но от этого своего малодушия он смеялся еще сильней.

Он сегодня увидел весь мир по-новому, и почему-то ему стало очень смешно.

Лицо его стало багровым, а сам он уже стал горячим и мокрым. Он отвернулся от площади и увидел себя в зеркальной витрине, и новый приступ накатил на него, как волна. Переводя с трудом дыхание, он увидел собаку, которая с глубоким интересом его рассматривала. Ее серьезная морда вызвала новый взрыв смеха, который перешел уже в болезненные спазмы.

Он упал в пыль, из его глаз катились большие горячие слезы. Они почему-то не смешивались с пылью, а ярко блестели на солнце. Так долго не могло продолжаться, он уже не мог вдохнуть воздух, и, наконец, его вырвало.

…Он лежал на спине и блаженно смотрел в небо. Прохожие пытались поднять его, задавали вопросы, тормошили, а он смотрел на них и глупо улыбался.

Когда, шатаясь, он брел домой, за ним бежала собака.

Возле дома на скамейке сидели старушки, как грибочки. Он присел к ним, у ног легла собака. Через пять минут старушки уже плакали от смеха. Их смешило буквально все: и удивленно вытянутые лица соседей, и закат солнца, и их старый дом. Но больше всего - собака, которая подмигивала то одним глазом, то другим. Еще через пятнадцать минут всех троих забрала "скорая".

Смешливый пошел дальше…

ОХОТНИК (ОХОТНИЦА)

- Дорогой, да, я не ангел. Ты требуешь невозможного. Ты мне давно обломал крылья мечты и заставил вырастить рога упрямства. Ты победил в своей справедливой борьбе с нашей любовью. Поздравляю. А я убегаю назад.

- Куда?

- К себе, в себя, до тебя. Сколько бы ты ни бросал вслед раскаленные камни упреков, меня уже здесь нет. Не трать зря силы. А приготовь-ка, лучше, свои силки-капканы для новой жертвы. Ведь ты настоящий охотник. Мужчина-победитель. Тебе трудно жить без добычи. Тебя гложет голод. Ведь ты же охотник. А голод победить нельзя. Прощай.

НАРЦИСС

На самом деле эта история была совсем не такая, как ты знаешь.

А какая? А вот какая - слушай.

Однажды, юный охотник нес свою сладкую добычу домой - косулю. Он радовался, как ребенок. А когда человек радуется, он улыбается, а когда улыбается, то и все вокруг светлеет. А когда человек улыбается, он не благодарит и не боится Богов. Он просто о них не думает. В это мгновение он живет сам по себе. Он любит себя, и не курит фимиам Богам.

Это было давно, так давно, что и Боги могли взирать и спускаться на Землю.

Зевс послал свою дочь, Богиню любви Афродиту, узнать, кто это там такой смелый, а главное довольный собой идет домой.

Великие Боги не очень-то жалуют довольных, а главное свободных людей. Ведь свободный человек не знает страха и нужды, а значит добрые и заботливые божества ему вовсе не нужны. Такое безобразие Зевс терпеть, не намерен.

- Накажи-ка ты его хорошенько!

И прогремело в облаках. Как же богиня любви накажет зазнайку?

Совсем не далеко от дома юноши бил ключ с очень вкусной водой. Юноша, сбросив свою добычу, припал устами к холодной воде.

Боги в невидимости приходят в наш мир и творят что хотят. Афродита коснулась своим особым взглядом водного зеркала, и родник стал волшебным.

Юноша жадно пил воду, а в ней увидел свое отражение и влюбился в него. Какой ужас! Он влюбился в себя самого! Молодец Афродита, нечего сказать.

Только когда заходит солнце и Нарцисс не видит уже своего отражения, его отводят домой. А утром он опять сидит возле родника и любуется своей неземной красотой.

Вот так Боги карают счастливых.

Но это еще не конец нашей истории. В настоящей любви нет времени и теней суеты. Нарцисс оставался молодым и прекрасным. Зевс был доволен таким изысканным наказанием. Богиня любви не может остаться равнодушной, когда сияет ЛЮБОВЬ.

Вот это да! Афродита влюбилась в юношу и стала его возлюбленной. Любовь как магнит притягивает и как болезнь заражает чувственную душу.

А что же Зевс со своим гонором? Зевс до сих пор ищет.



 nervana.name
√ Библиотека


Загрузка...

Твоя Йога Книга для тех, кто хочет, готов и будет меняться KrasaLand.ru Слова и Краски