Марина Ковалева

Записки человека, впервые побывавшего в ашраме Путтапарти

( ноябрь, 2008 г. )


ИндияБуддизмМистикаРелигияУчителяПрактикиРазное

Деньги, дорога

Курс валюты (осень, 2008) составляет примерно 46-47 рупий за доллар. Буквально все относительно дешево. У меня ушло 200 долларов за 25 дней пребывания в Индии, включая: 40 - за визу, около 20 стоили билеты на поезд в оба конца в спальном (плацкартном) вагоне; остальное - пенджаби (шелковое свободное платье), простыня с покрывалом (поскольку в ашраме постельное белье не выдают), питание, проживание, экскурсии в Майсур и Бриндаван-Бангалор, а также покупка небольших заказных сувениров.Так что основная часть средств уходит на дорогу до Дели или Бомбея. Впрочем, я тратила деньги по минимуму, можно было, к примеру, не пилить на поезде 36 часов, а, перебравшись из международного аэропорта в местный ("Domestic"), лететь до Бангалора пару часов (150-200 баксов в одну сторону), а оттуда на такси отправиться в Путтапарти (часа три езды, 1500 рупий). Те, кто возвращается домой через Бангалор, стараются скооперироваться при найме такси, чтобы подешевле было… Опять же, можно ехать поездом не в спальном вагоне (3 класс или SL), а 1-м классом. Но в этом нет особого смысла, хотя стоимость билета возрастает до 45 баксов. Более того, те, кто едет 2-3 кл. с кондиционером, потом жалеют об этом и не знают, как его заткнуть. Даже вентиляторы, за которые набавляют 200 рупий, не нужны. Все окна открыты, все продувается и не жарко (я была в Индии с середины октября). 3-им классом едут граждане средней состоятельности - все с мобильниками, визитками и т.д. А уж безденежные обходятся общим вагоном - без спальных мест. Там людей набивается в прямом смысле - как сельдей в бочке, так что даже сесть на полу некуда и пассажиры пытаются разбрестись по спальным ("slipper" вагонам, которых большинство в поезде, и пристроиться хоть в проходах, а, если повезет, то - посидеть на чужой лежанке. В каждом отсеке 2 боковых места и шесть основных. Окошки низкие. Со второй полки уже ничего не видно. Впрочем, на второй и третьей полках устраиваются только спать, а весь день сидят все внизу, так что обладателю нижнего места приходится вежливо поджимать ноги.

Проводников, в нашем понимании, в поезде нет - только контролеры. Всю дорогу пассажиры чего-то едят. Постоянно бегают продавцы с фруктами, сладостями и чаем-кофе, буфетчики, принимающие заказы и разносящие завтраки, обеды и ужины… Кстати, вся разовая посуда из фольги и пластика выкидывается в окна, туда же бросают сами служители даже стеклянные бутылки, которые разбиваются о рельсы и камни. У иностранцев это вызывает оторопь. Один докопался до обслуги, чтобы ему показали, куда можно выкинуть мусор (кроме окна). Ему, наконец, показали - люк в полу тамбура, открывающийся на рельсы-шпалы и используемый в случае сильного дождя, когда окна закрыты (!!!). Говорят, что специальные бригады ходят вдоль всех (!!!) жел. дорог и собирают этот мусор. Допускаю, поскольку видела в Дели на Мэйн-базаре, где, как обычно в Индии, люди выкидывают отходы прямо под ноги, человека, который ехал с тележкой и сгребал туда с тротуара этот мусор. Ясно, что такая ситуация сложилась за тысячелетия, когда посудой служили тарелки из листьев или глиняные (металлические) сосуды, а отходы быстро сгнивали или поедались животными, а не скапливались, как сейчас, в огромные кучи и пространства из пластика, битого стекла, жести…

Далее про поезд… Мне говорили, что Саи Баба по-отечески заботится о приезжающих к нему впервые, тем более - поодиночке. Я ощутила это чудо.

Кое-как разобравшись с номером пути, откуда должен был отправляться "Карнатака-экспресс", и не сразу найдя свой вагон (на котором висят списки всех имеющих сюда билеты), я, наконец, заняла свое место. И вдруг услышала русскую речь. Муж с женой из Эстонии ехали в Путтапарти (!!!) и оказались вместе с одним немцем в моем отсеке вагона. Больше в поезде и на всем протяжении пути я не видела ни одного европейца. Так вот, эта чета имела билеты в ДРУГОЙ (БОЛЕЕ ДОРОГОЙ) вагон, но произошла какая-то перепутка и они оказались рядом со мной, решили оставаться здесь, что несколько напрягло людей с билетами на занятые уже "эстонцами" места - контролеры их кое-как убедили переместиться в другой вагон. Так, мои "подаренные Бабой попутчики" не просто доставили меня до нужной станции, а и дали несколько дельных советов по вопросам жизни в ашраме, довели прямо до "аккомодейшна", где происходит регистрация-заселение, а потом "прогуляли" по ашраму, показав где-что и отобедали вместе со мной в столовой. А потом буквально исчезли с горизонта, встретившись только перед самым моим отъездом.

Возвращение было не менее чудесным. В поезде ехали исключительно индийцы. В моем отсеке - человек 10 мужчин. Перед посадкой я испытала сильный стресс… Ночь, на перроне довольно темно. У меня билет в S3-вагон. Я самонадеянно нашла указатель остановки 3-го вагона и решила, что "мой" останавливается именно здесь. А стоянка поезда всего 5 минут. И вот, опоздавший на час поезд подходит, передо мной оказывается общий вагон, куда даже ногу невозможно поставить - забит людьми. Я спрашиваю, где S3, мне кивают назад, бегу (в темноте!), молоденький продавец, увидев паникующую тетку-иностранку, спрашивает - "Какой нужен?", отвечаю; он указывает дальше. Понимаю, что поезд вот-вот тронется и я останусь в Индии навеки. Передо мной оказывается открытая дверь, из которой мне снова кивают: "Дальше!". Я взываю: "Можно я зайду, там разберусь". Получив разрешение, заскакиваю в вагон и облегченно вздыхаю, пробираясь еще через пару спальных вагонов уже под грохот колес. Нахожу свое место. А дальше уже из области чудес Саи Бабы. С "моей" полки мужички-индусы вежливо поднимаются. А старичок рядом интересуется, откуда я. Узнав, что "как бы" из России, радуется, говорит, что был трижды в Москве и дважды в Питере. Начинает проявлять заботу. Увидев, что моя дорожная сумка просто засовывается мною под сиденье, говорит, что в Индии так нельзя - украдут. Достает метал. цепь и пристегивает своим замком сумку к спец. железке. Просит, чтобы я потренировалась в открывании замка и вручает мне ключики от него. Спрашивает, есть ли у меня покрывало, потому что ночью холодно ("Есть!"). Дарит открытку с изображением Саи Бабы (!!!). Я сообщаю ему, что не просто знаю, кто это, а буквально только что была последний раз на его даршане, чем привела старичка чуть ли не в экстаз, особенно, когда он узнал, сколько дней я находилась в ашраме и что приехала в Индию специально для этого. Я показала ему купленный в Путтапарти DVD с даршанами и баджанами Саи Бабы. Он молитвенно приложил диск ко лбу. Сам же он ехал из Бангалора в Копаргаон - место, где обитал Ширди Саи Баба (общеиндийский святой и прежняя реинкарнация Сатья Саи Бабы), станцию на середине пути из Бангалора в Дели. Мой попутчик напоил меня утром горячим молоком, пытался покормить (у меня с собой были кексы, бананы и булочка), на прощанье купил и бросил в мой пакет четыре больших мандарина. Но самый трогательный момент был, когда он увидел мои драные шлепанцы (я специально их взяла с собой в поезд, чтобы не заботиться о сохранности, если что, и выкинуть в конце пути). Старичок, порывшись в карманах и пересчитав пачку денег, протянул мне несколько купюр: "Купи себе обувь!". Я сказала, что у меня кроссовки в сумке. Он: "Все равно возьми деньги, пригодятся". Я категорически отказалась. Он сказал, что, в током случае, отдаст их попутчикам (которые с интересом прислушивались к разговору). Я кивнула. И он, действительно, протянул эти деньги - но не незнакомцам, а своему приятелю-подчиненному, который выполнял его указания и таскал вещи. А напоследок старичок выяснил, что индиец с верхней полки едет с другом до Дели, и строго-настрого велел ему меня холить-лелеять. Что и осуществлялось далее. Принявший эстафету заботы постоянно спрашивал, не хочу ли я чего-нибудь, закрывал окно и опускал-поднимал полку надо мной, когда это требовалось, искал бананы на станции, решив, что у меня они кончились, а не найдя, огорчился и принес мне бутерброды, от которых я все же отказалась, незадолго до этого отправив в окно овощные котлеты, которые из-за остроты и спец. вкуса не смогла есть. Выходя за одну станцию до Нью-Дели ("Низамутдин" - это третий городской вокзал), он убедился, что замочек на цепи я разомкнула и собралась нормально. Сам замочек я спрятала в сумку (в хозяйстве пригодится!), а цепь из-за ее тяжести оставила на полке. Так ее с удовольствием забрал себе мой второй заботливый попутчик. Да еще я предложила ему пакет, чтобы он сложил несъеденный завтрак, который ему явно не хотелось оставлять при выходе. Он был тронут. И мы расстались несколько раз попрощавшись и сказав друг другу: "Саи Рам!". (Кстати, эти слова, означающие примерно то же, что для христиан - "Господи Иисусе!", звучат в Путтапарти повсюду и по разным поводам, превратившись в одно: "Сайрам!" Так - просто привлекают к себе внимание (в том числе нищие и торговцы), а сложив руки в "намасте" (этот жест, вообще, означает: "Я приветствую в тебе Бога!") здороваются, прощаются, извиняются…)

И еще кое-что о билетах… Непонятно, почему, но купить в тот же день билет на поезд, въезжая в Индию, довольно реально. А вот обратный - даже за две недели - нет. Возможно, потому что все приобретают сразу билеты "туда-обратно". Но меня об этом не предупредили. И я, взяв билет в одну сторону еще в ж.-д. кассе аэропорта, попала впросак, когда через день после прибытия в ашрам решила приобрести билет обратно. В ж.-д. кассе на автобусной станции Путтапарти билетов уже не было (городок находится в получасе езды от ж.-д. станции "Саи Прашанти Нилайам" (автобусом - около 8 рупий, авто-рикшей - 50-60 (днем), 70-100 (ночью)). Я стала напрягаться. Меня отвели к продавцу ювелирки Ханифу, который, переговорив с кем-то, сказал, чтобы я подошла завтра и стоить билет будет в две цены. Я согласилась. Следующим утром он отвел меня к русскоговорящему Баше, который поднял цену до трех с лишним и велел приходить за билетом лишь за четыре дня до даты отправления поезда. Он мне показался каким-то скользким, и я решила попытаться предпринять что-либо еще.

Украинка Ганна (о которой речь ниже) привезла меня в "Русский дом". Он находится направо от ашрама, по левой стороне дороги, фактически за пределами Путтапарти (15-20 рупий на рикше). Обратно мы с полчаса возвращались пешком. "Русский дом" - очаровательный особнячок с небольшим садом и статуей Ганеши. Хозяева - Надира с мужем-индусом. Кажется, они имеют тур. фирму. Считают свой дом - домом Бабы.Она показала мне материализованное и подаренное ей Свамиджи кольцо с голубым камнем. Здесь же живет очень милая женщина Неля и помогают по работе в саду два индийца. В "Русском доме" часто бывают гости из СНГ. Накануне башкирцы привезли мед. Стол со сладостями и зеленым чаем накрыт постоянно. Атмосфера спокойствия… Короче, там мне посоветовали съездить на ж.-д. станцию - с ксероксом паспорта и сказать кассиру: "Туристик квота", что и было сделано с прекрасным для меня исходом - получением вожделенного билета. А милую советчицу из "Русского дома" я на следующий день навестила, чтобы отблагодарить.

Некоторые успешно заказывают билеты на поезд заранее, через интернет. Но и тут есть подводные камни. На моих глазах такое происходило дважды… Группа из г. Сумы (Украина), летевшая через Москву-Бомбей, забронировала через Сеть 5 билетов, распечатала квитанции. Предъявила их в кассе на вокзале Бомбея (из Москвы гораздо удобнее лететь через Бомбей - поезд оттуда идет всего 20 часов в отличие от Делийского - 36 ч.). Но там подтвердили броню и дали билеты лишь на 2 места (???). На вопрос: "Что же делать остальным?", кассир ответил: "Ну… попробуйте ехать без мест… В крайнем случае, заплатите штраф за безбилетный проезд - 200 рупий на человека". Контролеры, правда, обходили их стороной, но ютиться пришлось впятером на 2-х полках. То же произошло и с другой группой - люди ехали на одной полке вчетвером. Порядочки те еще… Опять же, если билетов в кассе нет, а ехать надо непременно, можно рискнуть и сесть зайцем, а если засекут, то объяснить ситуацию, протягивая те же 200 рупий и умоляя не выкидывать из поезда. А моя соседка по комнате, прилетев в Бомбей, выяснила, что ее самолет в Бангалор, который д.б. улетать в 9 ч., улетел в 6 часов утра (!!!). Ее, правда, посадили на другой - 11-часовой, но и этот эпизод стоил ей нервотрепки. Такие дела!..


Примечание:  На втором этаже вокзала Нью-Дели есть комната отдыха и тур.бюро для иностранцев. Говорят, там в любое время, даже когда общие кассы закрыты, можно купить нужные билеты. Возможно, такая же форма обслуживания есть и в Бомбее.

Поезд "Udhyan Ex." N 6529 Mumbay (Бомбей)- Bangalor уходит примерно в 8 ч. утра и прибывает в Sai P. Nilayam в 4:45 утра. А обратный (N 6530) уходит в 23:15 и прибывает в Бомбей около 19 ч.

"Karnatara Ex." уходит от вокзала Нью-Дели в 21:15, прибывает в Саи Прашанти Нилайам ("Прашанти Нилайам" означает "Обитель Высшего Мира") около 10 утра. Обратно отходит в 22:05, прибывая в Дели в 10:35. Все время надо очень точно просчитывать для стыковки с самолетами, имея в виду, что в аэропорт следует прибывать за 3 часа, на дорогу в такси между городом и аэропортом закладывать не менее часа, а лучше - больше: могут быть пробки. Сейчас в международный аэропорт от вокзала активно тянется линия метро, и скоро этот путь упростится и удешевится (такси - около 300 рупий).

Аэропорт, недавно полностью реконструированный, удивил меня простором и качеством и быстротой обслуживания пассажиров.

У меня получилось, что самолет прилетел в Дели в 2 часа ночи. Сидела там до открытия ж.д.-кассы, а оттуда, зная, что поезд отходит лишь вечером, отправилась в храм Лотоса ("всех религий", Бахаэ, ничего особенного, можно было и не посещать - пустой, огромный, с сиденьями на которых предлагается помедитировать несколько минут, с небольшим музеем, зелеными газонами…) Оттуда я собиралась ехать на вокзал, но рикша прямо-таки настоял на том, чтобы я заехала (как он сказал - "по пути") в храмовый комплекс "Акшардхам". Оказалось, что это не так уж по пути, вне карты Дели и на берегу Ямуны. Храм последователей Сваминараяна, действительно красив, но часть его была закрыта на ремонт. Рикша поставил свою моторку на стоянку и обошел со мной храм - скорым шагом. Затем доставил меня на вокзал. Я посчитала, что за заезд в храм следует ему накинуть 50 рупий. Он стал возмущаться и требовать еще. Я добавила еще 50 и под его картинное негодование вылезла из кабинки. Это при том, что считается, что по Дели в любом направлении оплата рикши составляет не более, чем 100 рупий, а я уже к этому моменту рассчиталась по договоренности. И тут я вспомнила одну из заповедей туристов в Индии. В обязательном порядке следует обговаривать всю стоимость до того, как услугой собираешься воспользоваться, чего я не сделала, иначе с тебя сдерут по сверхполной программе. Но, в результате, думаю, мы оба остались довольны. Он получил свое с лихвой, а я все равно собиралась побывать в этом храме, и, если бы я поехала туда отдельным маршрутом, то потратила бы еще на сотню рупий больше.

На случай, если пришлось застрять в Дели…

Говорят, стоимость номера в гостиничках на Мэйн-Базаре (прямо возле вокзала Нью-Дели) составляет от 300 рупий за день. Расчетный час - полдень. Но можно, особенно мужчине, перекантоваться в каком-нибудь ашраме (главная улочка Мэйн-Базара упирается в один из них), есть в городе ашрам Ауробиндо (см. по карте Дели на юго-западе) и другие. Существуют также странноприимные дома (для паломников) - гурудвары - и в Дели, и в Бомбее. Надо только заранее выяснить адреса.

Ашрам, мандир

Ашрам представляет собой округлый огороженный комплекс размером с небольшой жилой массив. Неподалеку от входа - крытый, на манер огромной веранды размером с пару футбольных полей, мандир. Богато украшен, с хрустальными люстрами и ячеистыми потолками для лучшей акустики. В алтарной его части сидят музыканты и певцы баджанов, приближенные Саи Бабы и он - не всегда. За ними - внутренний мандир - наиболее святая его составляющая; справа - комната, где Саи Баба встречается с гостями - здесь проводится "интервью". Если в былые времена у рядового обитателя ашрама была надежда на "интервью", то сейчас встретиться лично со Свамиджи могут только редкие организованные делегации - "особо высокого уровня", а материализаций (даже пепла-вибхути) он вообще не производит. О чудесах - ниже.

В мандир, естественно, можно заходить лишь босиком. Обувь оставляется на стеллаже сбоку от лестницы или в любой другой точке по пути в мандир. Если погода сухая, то все нормально. Но в октябре были часты довольно прохладные дожди. Приходилось часть пути шлепать босиком по лужам, потом с мокрыми ногами долго сидеть "в линиях"… Со всех сторон тогда слышалось кашлянье и шмыганье носом. В принципе, можно пребывать в мандире в носках, но от них не много толку, если ноги были мокрыми. Можно, конечно что-нибудь и тут придумать - к примеру, тряпочку для ног или салфетки принести, натянуть носки, а тряпочку потом выкинуть…

Мандир разделен на две части: правую - женскую, и левую - мужскую. В каждой помещается не менее трех тысяч человек, да еще по паре тысяч в приалтарной его части - дети, подростки и студенты учебных заведений Путтапарти, патронируемых Свамиджи, а также делегации, организованные любительские певцы баджанов и пр. счастливчики. По краям располагаются каменные сиденья, и на галерке - стулья "для пенсионеров и инвалидов". Остальные размещаются на черном каменном полу с белыми разделительными линиями и белыми мраморными дорожками, по которым могут провозить Саи Бабу в его колясочке (а когда-то он ходил сам). Почему - могут? А потому что заранее никто не знает маршрута его передвижения по мандиру. Чаще всего его ввозят для даршана с женской половины мандира (за которой находится Его небольшой служебно-жилой дворцовый комплекс с монументальной стелой - символом, объединяющим пять основных религий и соответствующих им добродетелей. Свамиджи проезжает вокруг алтаря по дорожке между общей массой людей и детьми, делегациями, продолжает путь по мужской части мандира, затем выезжает на небольшое особо украшенное возвышение внутренней веранды, где проводит некоторое время, благословляя людей или слушая баджаны, оттуда - в комнату для интервью, а затем подгоняют спец. машину, куда поднимается коляска со Свамиджи, и машина медленно возвращается к Его дому. Но случалось, что Он не доезжал до мужской части, или, напротив, проезжал по ней вглубь, чем приводил в экстаз мужчин, неожиданно близко оказавшихся с Ним. Вечерний даршан Он давал всегда, а утром - нет. Но в такие дни его видели возвращающимся из прекрасно оборудованных учебных зданий. Я видела, как в одно из таких возвращений подростки в белых (обычных для мальчиков-школьников) одеждах стайкой-эскортом бежали рядом с машиной. Дети и студенты Его, естественно, боготворят. Но и он уделяет им куда больше времени и внимания, чем иностранцам, приехавшим за тысячи верст. Во всяком случае, во время даршана письма от пацанов он берет всегда, а у нас - отнюдь нет.

Порядки в мандире ОЧЕНЬ строгие. Распорядители - севадалы (в голубых галстуках) и севадалки (в желтых). К мужчинам относятся гораздо лояльнее во всех отношениях, и для них при входе в мандир нет принципа "линий", то есть здесь: первым пришел - занял лучшее место. Женщинам же приходится сначала за 1,5-2,5 часа до даршана усаживаться на полу "входной" веранды - по указаниям севадалок, в 10-14 "линий" по три рядка каждая. Затем одна из старших севадалок протягивает первым в "линиях" мешочек с фишками, и те вытягивают номер в очереди входящих для своей "линии". То есть, можешь занимать места в "линиях" за два часа до даршана, а войти в последнюю очередь и оказаться в мандире в последних рядах, откуда "кусочек" Свамижди можно увидеть лишь изо всех сил вытягивая голову.

Наконец очередь установлена и севадалки (которых в мандире не менее 40) начинают запускать в три рядка каждую "линию". Дресс-код для женщин в ашраме вообще жесткий, а в мандире - особенно. Одежда должна быть с рукавами и закрывать ноги до ступней (сари, юбка с кофтой и шарфом, пенджаби - свободное платье с легкими брюками и шарф). В первых двух видах одежды обязательно наличие нижней юбки, во вторых двух - шарфа, причем, если на плечах отсутствует шарф, то женщина якобы выглядит, по меньшей мере, безнравственно, а если между коротенькой кофточкой "чоли" и нижней частью сари болтается половина толстого голого живота - это вполне приемлемо. Не допускается одежда с запахом и на завязках. Для каждого рядка из трех - одна севадалка проверяет женщину ручным "миноискателем", вторая ощупывает сверху донизу, третья проверяет содержимое нагрудной висячей сумочки-кошелька, которые только и можно заносить в мандир - лишь с документами и деньгами. Ручки, расчески, бумагу и пр. просто выкидывают в угол у входа. Еще одна севадалка проверяет "общий вид" - поправляет на даме сбившийся шарф, велит заколоть волосы. Случалось, что иностранки, не готовые к таким строгостям, очень расстраивались. При мне испанка чуть не расплакалась… Ее пышную и длинноватую рыжую шевелюру потребовали стянуть резинкой. Она отказалась, сказав, что в Испании так принято, на что севадалка ей ответила: "Здесь Индия и свои порядки! Отправляйся домой!". Непокорная испанка была вынуждена покинуть мандир. Если кто-то не выполняет требований какой-нибудь молоденькой севадалки, тут же ей на помощь приходит парочка старших - так что спорить бесполезно.

Сидят в мандире и в "предбаннике" на принесенных с собой ковриках, подушечках или специальных "сидушках" - раскладывающихся как книжка, с жесткой спинкой и вставной подушечкой. Люди усаживаются плотно друг к другу - лишний раз пошевелиться и изменить позу не всегда удается, не потревожив соседа. А ведь просто сидеть в ожидании начала пения баджанов или даршана приходится не менее 1,5 часов, скрючившись - если ты находишься "в линиях", или занимать оставшиеся места в конце. Здесь примечательно, что индийцам, в силу привычной скученности, похоже, нужно гораздо меньше личного пространства, чем нам. Иностранцы стараются сесть не впритык, но их так или иначе все равно сдвигают до плотности "селедки в бочке". Хорошо еще, что при такой скученности больших масс, плохих запахов практически не отмечено. Может, индианки потеют мало, к тому же после каждого посещения туалета принято совершать гигиеническое обмывание интимных мест, обязательно ежедневное купание… Так что обычны лишь легкие ароматы от цветов в волосах или чуть заметного парфюма… Вообще в ашраме иностранцев лишь 10-15 процентов, так что везде вокруг явное преобладание индусов. Много красивых (хоть и темноватых) лиц, которые не нуждаются ни в какой косметике - большие глаза, правильные черты лиц, густые блестящие волосы, здоровые зубы, кожа даже у очевидных стариков очень редко выглядит дряблой и морщинистой. На их фоне европейки без косметики выглядят большей частью как бледные поганки, а с косметикой - как куклы. Одежды - часто изысканных расцветок, расшитые стеклярусом и пр. Волосы или заплетены в косы или просто собраны в пучок.

Далее про мандир… Во время даршана севадалки строжайшим образом поддерживают порядок. Не дай Бог, если в порыве приблизиться к Свамиджи ты чуть-чуть "вывалился" за разделительную черту (как правило, севадалки сидят по всему периметру в первом ряду), сразу будешь жестко запихнут обратно и тебя "возьмут на заметку". Следят, чтобы никто не халтурил, пытаясь привстать на коленках - положено сидеть на мягком месте и сиди так! Разве что за тишиной не следят: перед началом стоит легкий гул - кто старается медитировать, кто болтает с соседями. А потом до конца звучит громкая музыка и баджаны (священные песнопения, мантры-молитвы), так что все слушают. Но даже если кто-то и говорит что-то, не страшно. Кстати, как и везде там есть люди и воспитанные, и не очень. Одни, задев соседа, извиняются, другим - плевать. Трижды мне "везло": рядом оказывались индианки, которые были уверены в своих вокальных данных и скрипуче-визгливо мне прямо в ухо подпевали великолепным профессиональным исполнителям баджанов, так что приходилось прикрывать ухо ладонью.

Есть севадалки, в обязанность которых входит изгнание голубей за пределы мандира (чтобы не гадили на головы!). Действо происходит с помощью длинных шестов с пестрыми метелочками наверху. Голуби отлетают, возвращаются, усаживаются на люстры и динамики… С воробьями сложнее управиться. Потому другим севадалкам приходится собирать салфетками их "произведения", упавшие на дорожку, по которой предстоит проехать Свамиджи.

И, наконец, несколько севадалок разносят в пластиковых стаканчиках воду всем желающим. Здесь примечательно следующее… Иностранцы в ашраме, боясь заразы, обычно пьют только покупную, бутылированную, воду, но в мандире, с удовольствием, - и принесенную севадалками. Однако я, оказавшись рядом с разливавшей ее индианкой, внимательно наблюдала процесс… Использованные стаканчики со всей женской половины мандира полоскались в единственном ведре без сменной воды, в другое ведро наливалась вода из шланга, идущего от очистительно-фильтровального устройства. Севадалка черпала ее из ведра пластмассовой кружкой, опуская в воду руку, и затем разливала в "вымытые" стаканчики. Более того, ей захотелось подтереть лужу вокруг ведер, она взяла тряпку, протерла пол вокруг и, даже не сполоснув руки, продолжила макать ее в "чистое" ведро, разливая воду. Отмечу тут для справедливости, что воду (но не чай!) индийцы пьют, не касаясь сосуда губами - открывают рот, запрокинув голову, и льют туда воду. Также стараются делать здесь и иностранцы. Разумным уже детям выговаривают, если те пьют "неправильно". Кстати о детях… Поскольку индийцам не свойственна раздражительность и агрессия, дети, которых и в мандире бывало немало, большей частью, спокойны, терпеливы и не капризны. Маленьких (года-трех) индианки таскают не на руках, а - удобно усаживая на бедра сбоку и придерживая лишь одной рукой.

Внутренний мандир - прямоугольное вытянутое помещение, примыкающее к алтарной части большого мандира. Попасть туда считается большой удачей. Для этого в праздник огней - Дивали (28 октября) - мы поднялись в 3 часа ночи. Наскоро приведя себя в порядок, поспешили в сторону внутреннего мандира. Там уже сидела на дорожке цепочка индианок. Я бросила свою подушечку на асфальт и уселась в рядок. (Замечу, что даже на холодную землю многие из индийцев садятся прямо так, без ковриков и пр., а потому в прохладное время много простывших). Некоторые из женщин время от времени пытались подняться или пересесть на приступочки находящихся рядом зданий. Севадалы их усаживали обратно - чтобы не нарушался порядок. В 4 часа открылись (как обычно) ворота ашрама. И довольно крупной стайкой прибежали живущие за его пределами (в ашраме можно жить не более 2-х месяцев в году), тоже устроившись в очередь, которая растянулась уже метров на 100. Поскольку помещение внутреннего мандира невелико, попасть туда имели шанс лишь пришедшие первыми.

Затем нас, снявших обувь, пропустили во двор мандира, усадили рядками там. Затем - подняли и пересадили на веранду. А уж оттуда, снова жестко проверив дресс-код и пр., пропустили вовнутрь. Мужчины входили через другую дверь и размещались отдельно. Там мы просидели в сумраке еще минут двадцать. Конечно, много украшений, позолоты, огоньки светильников… В алтарной части изображения богов, Саи Бабы и Ширди Бабы. (Вообще-то правильно говорить: Сатья Саи Баба и Ширди Саи Баба). Наконец, началась служба. 21 раз прозвучал священный слог "Ом", подхваченный всеми. Потом - еще несколько баджанов. И затем все стали выходить, чтобы босиком (все еще было совсем темно) под звуки ОМ-кара, музыки и песнопений обойти весь большой мандир. К тому времени уже можно было занимать места "в линии" на утренние баджаны, что и было сделано. Кстати, несмотря на то, что пришли мы туда одними из первых, вытянутый номер оказался 10-м. Так что сидеть в большом мандире пришлось на этот раз на галерке.

В "первую линию" я попала дважды - на следующий после приезда день и еще через неделю. В первый раз действительно повезло. Я оказалась прямо у самой дорожки Свамиджи. Перед этим случилась стрессовая ситуация. Еще не будучи "в теме", я оказалась нарушившей дресс-код. Меня, уже знавшую о везении и номерке на первую линию, сначала не пускали в мандир вообще, затем все-таки пустили, чтобы я только заняла место и ушла переодеваться. Я уселась на подушечку в надежде, что про меня забудут. Как бы не так - две севадалки строго-вежливо выпроводили меня из мандира. Я помчалась "домой" переодеваться, а заодно и захватить свое письмо для Свамиджи, которое, только находясь в первой линии, можно было передать ему. Потом меня не сразу пустили назад… В общем, я пребывала в состоянии довольно сумбурном, когда Он, наконец, появился. Я стала заранее протягивать письмо. Севадалка рядом-впереди меня отрицательно покачала головой. Я протянула письмо ей - для передачи Свамиджи, она и тут не согласилась. А Он уже в своей колясочке приближался. И вот - совсем рядом. У меня слегка поплыло перед глазами. Я смотрю на него и все же неуверенно протягиваю письмо. Но он, глядя мне прямо в глаза, слегка улыбается и дважды помахивает рукой. Это можно было понять, как "Ладно-ладно, все принято!". В тот день он ни у кого писем не брал.

Не зная, что делать с письмом (кроме текста там было еще кое-что, и выкидывать было жалко!), я подошла к служащему почты и с вопросом показала конверт. Он, изучив его, сказал, чтобы я просто бросила письмо в ящик на территории ашрама. Что я и сделала. Хотя и до, и после этого я слышала, что перед тем, как опустить в ящик, следует наклеить на конверт марку, купленную на почте. Не знаю…

На второй раз - уже в ноябре - на реально-первой линии оказаться не было возможности, и я, зря обрадовавшись выигранному номеру, сидела тогда ряду в 10-м (в преддверии череды праздников, делегации и важные гости постоянно пребывали в "партере"…)

Дивали праздновалось три дня. Время баджанов и даршанов было увеличено. Дважды в мандире всем раздавался прасад от Саи Бабы - сладкие орехово-кокосовые шарики, которые все спешили съесть здесь же, боясь утери хоть капли "Его энергетики". Три вечера звучали салюты, и окна, балконы, ступеньки были украшены свечечками или масляными светильниками. И еще… за время моего пребывания в ашраме дважды перед даршанами всем раздавали другой прасад - пакетики с куркумой; этот красный порошок индийского шафрана используют для нанесения в межбровье тилака (красного кружочка; в лечебных целях и, наряду с цветами и маслами, - для ублажения божеств (посыпая их изваяния).

Ашрам, далее…

Как я уже сказала, сердцем ашрама является мандир с примыкающим к нему личным служебно-жилым комплексом Свамиджи. Вокруг, рядами - корпуса обитателей ашрама, включая севадалов. Домов, вместе с шедами, около 80. Шедов - около 40. Шед - это большой пустой барак, в котором приехавшему выделяется пара метров пола. Если повезет, дадут и матрас, если нет - устраивайся как хочешь. Проходя мимо, я видела, что индийцы, обитающие там, спали, в основном, просто на циновках или тоненьких подстилках. Впрочем, матрас можно недорого купить в аутсайде (за пределами ашрама), чтобы потом оставить его в шеде - не проблема. Кажется, Б. Гребенщиков в первый свой приезд сюда обитал именно в шеде - полагаю, для более полного погружения в действительность, поскольку всегда, имея средства, даже в самые "насыщенные" времена, можно устроиться с комфортом в аутсайде. В пристройке к каждому шеду имеются и душевые, и туалет. Другим жильем, полностью противоположным шедам, является VIP-гостиница - для самых-самых… И между ними - остальные корпуса - одни более комфортабельны, другие - менее. Стоимость суток проживания в шеде - 12 рупий. В отдельной комнате с совмещенным душем-туалетом - 130 рупий. (Там могут жить как два человека, в том числе и муж с женой, так и четыре - во время "праздничного" наплыва народа. В таком случае к двум кроватям добавляют два матраса на полу, а стоимость проживания делят поровну на всех). Я выбрала, как мне и порекомендовали мои попутчики из Эстонии, номер на 8 человек в 4-этажном корпусе Норд-8 (все "адреса" имеют ориентиры подобные географическим), с цветущим внутренним двориком. В 8-местниках обычно живут 5-6 человек, удобно наличие нескольких душевых и туалетных кабин в конце галерейки (кроме раздельных туалетной и душевой при комнате). Не знаю, есть ли 8-местники для мужчин - те как-то совсем обособлено обитают. Стоимость проживания 25 рупий в день. Про горячую воду никто и не слышал. Душ - холодный, или чуть теплый - в зависимости от погоды и прогревания цистерн на крыше. А если учесть, что в первую неделю были часты дожди, и при этом голову-то мыть тоже приходилось, и купаться, и стирать… Не мудрено, что лекарства от кашля и насморка пользовались особенным спросом. У многих были маленькие кипятильники. Для чая - хороши, но подогреть воду для бытовых нужд (ведра - только пластмассовые) становилось весьма проблематичным.

Коллектив в нашей комнате был, в общем, малоконфликтный, вполне приемлемый и интернациональный - время от времени сменялись женщины из: Сербии, Шри-Ланки, Африки, Японии, Германии, Украины, России, Узбекистана и Киргизии. Кроме немки все говорили по-английски весьма неважно, а японка - вообще никак. Так что между собой общались на уровне жестов и мимики, кроме, конечно, СНГ-шников. Ну, естественно, каждый из соседей со своими тараканами в голове. Цейлонка, кашляя вовсю, могла из-за давления находиться только под вентилятором. Сербка проводила практически весь день, лежа на постели, задвинутой в самый угол - подальше от движения воздуха. Немка очень громко храпела, засыпая мгновенно в любое время суток. Забавно: она вздумала делать замечания москвичке по поводу позднего возвращения с репетиций баджанов, мол, в 21:00 - отбой. А та стала доказывать, что в 9 лишь ворота закрывают и по корпусам всех разгоняют, а отбой - в 10. И в запале сообщила немке, что из-за ее храпа мы не спим нормально. Та так поразилась, что слов в ответ не смогла найти, только спрашивала: "Я? Я?". Оказалось, что она живет одна, и не знает о своем храпе. Так, немка на следующее утро купила несколько комплектов очень приличных затычек для ушей и с извинениями раздала соседям. А японка оказалась вообще мило-прикольной. Всем была довольна, всем улыбалась, всегда тихо спала на спине в позе "шавасана", делала какие-то упражнения вроде "ци-гун"… Африканка пыталась поддерживать порядок. По поводу порядка… у нас не было никакого расписания: кто хотел, мог вынести мусор, подмести или помыть пол. Ходили в обуви (полы каменные). А в соседней такой же комнате было установлено расписание на уборку, а обувь оставляли за дверями. Это уж как заведено в конкретной комнате: люди приезжают, сменяются, а правила жизни помещения остаются, передаваемые как эстафета…

Здесь же отмечу и следующее… Мне показалась общей некая черта характера, свойственная большинству преданных Саи Бабе. Нестабильность состояния. Перепады настроения. То тебя обнимают и целуют, то - на пустом месте - окатывают раздражением и прохладой. Говорят, что с людьми этими идет работа, прежде всего, на витальном плане. Сердечные чакры у них активизируются, и сердца приоткрываются для вселенской любви, но долго в таком состоянии пребывать еще не могут, и происходит откат, а с ним и возможные перепады, и неоправданная ситуацией резкость в отношениях. Это следует иметь в виду и не обижаться.

Они очень ревностно относятся к тем, кто якобы стал изменщиком. Особенно это видно в отношении таких знаменитостей, как Стивен Сигал, Борис Гребенщиков и др., которые "переметнулись" к другим учителям и ездят, мол, теперь вместо Путтапарти в Тибет или Манав Кендру. Но здесь следует отмечать разницу между Аватаром, который "для всех", и гуру. Саи Баба не дает развивающих техник, методик. К нему большей частью притягиваются те, для кого наиболее естественно идти путем бхакти, через любовь и преданность. Но люди ведь - индивидуальны, и пути у них - тоже. А потому недаром есть разные типы йоги, к примеру, джнани - для склонных к мыслительной деятельности. Для одних - ритуалы и пение баджанов - главные действа в образе жизни. Другие же, при всей своей огромной любви к Бхагавану, считают их лишь первой ступенькой на духовном Пути и предпочитают "чистые" медитации. Так вот: нередки случаи, когда Саи Баба сам, тем или иным способом, в интервью или даже во время их сновидения, направляет людей, искренне преданных Ему, к другим конкретным наставникам, говоря: "Я не ваш гуру, вам надо бы отправиться к … ". Рассказывают, что есть даже Мастер, довольно молодой и необыкновенно красивый, который принимает в ученики лишь тех, кого переправляет к нему лично Саи Баба. Так что последуем наставлениям Аватара и просветленных Учителей - не станем осуждать кого бы то ни было, не зная Пути, который приготовил для них Всевышний, а постараемся любить всех безусловно.

То, что человек, давно находится в энергетическом поле Саи Бабы, отнюдь не гарантирует его особой "продвинутости". С полгода назад одна русская, прожившая в Путтапарти уже несколько лет, чем-то недовольная устроила потасовку прямо во время даршана. За что, конечно, была сразу удалена. И если бы только это!.. Ее с тех пор вообще не допускают на территорию ашрама. Она постоит у ворот и отправляется восвояси. Когда кончится наказание, никто, кроме, естественно, Свамиджи, не знает. А еще есть один переводчик, тоже русский… Год он сидел на даршанах на веранде вместе с особо приближенными и, похоже, возомнил о себе… Во всяком случае, когда его попросили рядовые люди помочь с переводом, он довольно заносчиво отказался. Что тут же стало известно Свамиджи. С тех пор горе-переводчик удален от Саи Бабы и никак не может занять прежнего места. Воспитательный процесс идет… Еще, поговаривают, в аутсайде живет немало темных магов. А когда Свамиджи спросили, "Что они тут делают?" Он ответил, что Ему так удобнее держать их рядом вместе под контролем. И со временем они от магии постепенно отходят.

Кстати, мне говорили, что Свамиджи делит всех обитателей ашрама на индусов, иностранцев и русских. Но в первую неделю, когда мне особенно нужна была поддержка, русских я почти не встречала, что было с лихвой восполнено впоследствии. Сидишь в ожидании даршана в мандире, а с одной стороны говорят "на родном" о детях, с другой - о покупках, с третьей - о болезнях. Нет, чтобы молча медитировать J! Вначале было особенно много бразильцев, отмеченных зелеными галстуками. Байка, услышанная от "русских" эстонцев: "Делегация из Эстонии попала на аудиенцию (интервью) к Свамиджи. Он (словно не знал, кто они и откуда J!) спросил их, из какой они страны. Отвечали: "Из Эстонии". Свамиджи: "А, Раша!". Эстонцы начали активно доказывать ему, что никакого отношения к "Раше" они теперь не имеют. Он усмехнулся и проговорил утвердительно: "(И все же) Раша-Раша!!!)", слегка поставив их на место".

Хотя в конце мне пришлось несколько плотнее общаться с русскими соседками по комнате, я большей частью пребывала сама по себе. И, в принципе, я была довольна тем, что в отдельные дни можно было ограничиться десятком слов, находясь большей частью в состоянии "здесь и сейчас", а иначе - стоило ли ехать так далеко, чтобы вращаться в суете домашне-бытовых тем.

В ашраме есть несколько небольших храмов, или, как их называли раньше, - "кумирен". Это изваяния того или иного божества в человеческий рост или чуть более, размещенные в маленьких богато украшенных помещениях, куда могут входить только служители, а для всех остальных двери для обозрения извне открываются на определенное время. Это - храмы Вишну и Ганеши (возле Ганеши после утреннего даршана обычно собираются "русские") - неподалеку от ворот ашрама, а также храмы Лакшми и Гаятри, где мне нравилось бывать во время служб, и где я не раз получала молочно-кокосовый прасад "от этих богинь". Есть еще на открытом воздухе статуя "Ганеши с чайником". Вокруг нее, как правило, кто-нибудь, поставив свечечку слоноголовому богу, ходит босиком, в надежде заслужить его милость и помощь. Рядом - очень красивая статуя позолоченного Будды, в благословляющие пальцы которого, как правило, вложены свежие цветы. И тут же садик Иисуса - с Его скульптурой на искусственной горке из камней и прудиком с цветущими лотосами.

Территория ашрама чистая, ухоженная; везде цветники, цветущие же деревья, газоны… Есть большая библиотека, конференц-зал, трехэтажный шопинг-центр, куда женщины и мужчины допускаются в разное время. На первом его этаже продукты питания, быта и лекарства, на втором - женские товары, на третьем - мужские и обувь, сумки… Рядом - фруктово-овощной магазин. Впрочем, стоимость продуктов там часто не дешевле, чем в аутсайде. А привозные апельсины, яблоки и киви стоят дороже, чем в СНГ: в среднем по полдоллара ЗА ШТУКУ, что частенько является неприятной неожиданностью для покупателей, поскольку выясняется это уже в кассе, когда тебе называют цену за "корзинку", выдавая, правда, при этом квитанцию с полной распечаткой веса и стоимости продуктов (за пределами ашрама: мандарины 25-40 рупий за кг; бананы 5-6 шт. на 10 рупий; ананас - около 30 рупий за 1 шт.; имбирь - 40 рупий за кг…).

В ашраме есть три столовые. В южно-индийской иностранцев практически не бывает, еда там стоит очень дешево и питание осуществляется по купонам, приобретенным заранее. В европейской столовой обед обходится рупий в 30, довольно обширный выбор блюд. Еду севадалы (здесь -европейцы-волонтеры) накладывают на металлические подносы столько, сколько хочешь, есть свежий черный хлеб, выпекаемый по итальянской технологии, овощной супчик (все питание, естественно, строго вегетарианское), рис, спагетти, соя и др. два-три вида десерта, салаты, чай с травами, йогурт… Утром - молочная кашка. Кассиры, что примечательно, в силу того, что риса или гарнира просят положить кто - два половника, кто - четвертушку, оценивают еду "на глаз", и получается, что, хоть берешь одно и то же, один кассир называет одну сумму, а другой за то же, берет больше (или меньше). Вход в европейскую столовую - босиком. Залы, как и везде, отдельные - для мужчин и для женщин. В дальнейшем, я предпочла питаться в третьей, северо-индийской, столовой, выбрав себе постоянное меню. Заходят туда в обуви. Ела я капитально лишь раз в день, вечером: половник отварного рассыпчатого риса, вылитый на него половник гороховой (из дала) в меру островатой подливы, фруктовый десерт (чашечка желтого густого киселя с цукатами) и стакан кисломолочного напитка (вроде разведенного сывороткой кефира). Все это стоит 15 рупий (треть доллара). Есть и чапати - вроде толстых блинов из пресного теста, и другие подливы, вермишель с овощами, десерты… Чая не бывает, но вода в стаканах (металлических) подается.

Кроме того есть два пункта, где продается свежая выпечка, а также - киоски мороженого, свежевыжатых соков, имбирных напитков и бутылированной воды, кокосов. Продавцы последних спрашивают "Воду или малайю?" Имеется в виду: вам кокос совсем неспелый, где внутри лишь кокосовое молоко, или - с образовавшейся уже мякотью? Если первое, то просто вставляешь в отсеченный кончик трубочку и выпиваешь содержимое ореха. Во втором случае, сначала также выпиваешь сок, а потом протягиваешь индусу-продавцу кокос, он рассекает его пополам и ловко отделяет мякоть, чтобы ее было удобно съедать (7 рупий).

Многие отмечают, что за счет чистых энергий обычный аппетит уменьшается. Мне вполне хватало в день пол чашки имбирного чая утром, трех фруктов (кокоса, банана и мандарина, к примеру) - днем, и около 7 часов - вышеописанного ужина. Пару раз покупала папайю - маленькая жестковатая дынька. Ела еще какой-то фрукт вроде круглой, чуть сладкой и немного терпкой груши. Больше с фруктами не экспериментировала, поскольку в первый свой приезд в Индию трижды покупала фрукты, которые из-за специфического вкуса есть не смогла.

Животные

Обезьянок в ашраме немало. Можно наблюдать живописные картинки целых семейств, занимающихся своими обезьяньими делами. На всех окнах - дополнительные рамы с сетками от москитов и обезьян. А уж если оставили их открытыми, не обессудьте. Обезьяны могут забраться в комнату и натворить беспорядков. У кого-то мобильник сломали, у кого-то документы в окошко выкинули…

Кошек видела лишь пару раз, а собак - полно. Обычная индийская собака с овчарку средних размеров, рыжеватая, гладкошерстая, худая донельзя и копающаяся в отбросах. Поскольку вкуса мяса они зачастую вообще не знают, то - вовсе не агрессивны. На них люди или не обращают внимания, или прогоняют. Кстати, в первый день приезда я сидела на вокзале и пыталась перекусить захваченным из дома бутербродом с сыром. Но он слегка "задохнулся", и мне не захотелось продолжать трапезу. Увидев под скамьей большую собаку, я решила ее побаловать. Зная про общеотрицательное отношение индусов к собакам, я незаметно подсунула бутерброд ей, дремавшей, под морду. Собака очнулась, долго принюхивалась к незнакомым запахам. Хлеб есть не стала (они, оказывается, на вокзале не голодны, трубочка от мороженого так и валялась рядом). А колбасный сыр, изучив, съела до крошечки. Потом лениво вылезла из-под скамьи, села рядом вдруг - одним движением - лизнула меня, с полруки. Поблагодарила. Я была так тронута! Но сосед-индус, не войдя в тему, стал замахиваться на собаку пустой бутылкой, прогонять… Она пренебрежительно на него глянула и отошла с достоинством…

Так вот, в ашраме собак полно, и не только рыжеватых, как обычно, но и разных - пятнистых, черных. Ходит байка: у Свамиджи спросили про них, и Он ответил, что собаки здесь - это бывшие гестаповцы. Не знаю… Но, если б так, то слишком райская жизнь теперь у этих вражин. Заласканы иностранцами и закормлены - от печенья морды воротят. Русская старушка, живущая в Путтапарти много лет, собирает для них остатки обеда в европейской столовой.

В аутсайде

Направо от ашрама автобусная станция, магазинчики, отделения банков, гостинички и, вдоль всей дороги до конца Путтапарти, учебные и пр. заведения. Сначала огромная и красивая поликлиника. Здесь, если я не ошибаюсь, получают и направления для лечения в прекрасно оборудованном госпитале, находящемся по дороге к ж.-д. вокзалу. Люди приезжают из-за границы специально, чтобы попасть сюда. При мне семейная пара с ребенком, из СНГ, искала специалиста-переводчика, чтобы сходить с ним к врачам в надежде на последующую (бесплатную) операцию.

Далее по дороге - учебные корпуса, стадионы, планетарий. Его я тоже посетила, получив предварительно купон (выдается утром по средам, планетарий открыт только в четверг). Была там единственной иностранкой. Нового ничего, естественно, для себя не почерпнула, но - не пожалела. Красиво, чисто. Слева сидят мужчины, справа - женщины. Зал прохладный, хорошо оборудованный. Сначала - краткий фильм про Свамиджи, потом рассказ об устройстве вселенной, созданной Всевышним, представленным на Земле Аватаром Саи Бабой, затем - демонстрация отдельных созвездий на небе и т.д. В вестибюле - изваяния божеств, фотографии Свамиджи, большой глобус, камеры с голографическими изображениями солнечной системы… (Моя соседка по залу поинтересовалась, что характерно для индийцев, из какой я страны. Зная, что про отдельные республики СНГ они и не слышали, я отвечаю: "Раша!". - "Это Австралия?" - "Нет!" - "Америка?" - "Нет! Скорее Европа!" - "А Европа где?" - (Мое затруднение с ответом) - "Это маленькая страна?" - "Большая!". Индуска - подружке: "Оказывается, Европа - это большая страна!").

Еще дальше, за "Русским домом" - аквапарк (час купания - 50 рупий, стоимость проезда на мото-рикше 30 рупий). Говорят, отличный. Не знаю, жары не было, а кашляла я с переменной силой до конца.

У границы ашрама на довольно высоком холме размещается музейный комплекс. Даже на окружающую это здание территорию можно ступать лишь босиком. Неподалеку - дерево медитаций - большой баньян. Видела возле него "как бы" медитирующих людей. Вокруг - гомон детей и продавцов фруктов, суета, мельтешение… В музее пять красочных отделов - по числу наиболее значимых религий. Размещена наглядная и письменная информация о них, лежат подлинные старинные священные книги: Библия, Коран…

Всего же Путтапарти состоит из одной главной дороги, описание которой приведено выше, и трех перпендикулярных ей, а также нескольких переулков. Одна дорога - Чакраварти-роуд - так называется по имени речки, протекающей рядом. Я спускалась к ней. Грязноватая и обмелевшая в это время. Женщины в протоках стирали белье. Мои попытки приблизиться к воде были остановлены окриками индийцев. Пришлось вернуться.

Параллельно этой улочке идет Самадхи-роуд. Здесь расположен двор с закрытым мраморно-стеклянным склепом, где покоятся родители Саи Бабы. Над темными саркофагами с датами жизни большие их портреты. Замечено, что отец Его очень похож на Ширди Бабу. А сам Саи Баба - на свою матушку. Принято, босиком же, 3 (или 11) раз обходить самадхи. Рядом - большое дерево с осыпающимися крупными желтыми ароматными цветами.

Чуть в стороне от основной дороги располагаются многоквартирные жилые дома. Некоторые - особо фешенебельные, с пентхаузами и балконами, увитыми цветущими лианами. Их владельцы - торговцы, бизнесмены. Немало "наших" тоже прижилось тут. Одна пара, к примеру, оплатила завершающуюся новостройку - 3 комн. - около 40 тыс. баксов. Полагаю, купив жилье, можно сдавать его часть и жить на полученные деньги. Арендуемая комнатка стоит от 150 рупий в сутки и выше, в зависимости от качества жилья и наплыва людей (более трех долларов). А если учесть, что на питание двух человек хватает и полутора в сутки, то на эти средства можно удовлетворительно существовать. Во всяком случае, пока Свамиджи здесь. По этому поводу говорят, что Он, ранее сообщавший, что будет пребывать на этом плане до 96 лет, а потом, через год, явится в наш мир в виде Према-Саи, изображения которого многим известны, отменил это положение. И теперь никто не знает ни сроков, ни планов по этому поводу…

Далее… налево от ашрама, минутах в 15 ходьбы - Саи-Базар, трехэтажный торговый комплекс, где ассортимент товаров отличается от шопинг-центра в ашраме. Так что, если не там, то здесь все можно приобрести по фиксированным ценам. Вообще же улочки состоят большей частью из лавок, магазинчиков, лечебниц и гостиниц. На третий день я уже проходила по ним, уворачиваясь от разных транспортных средств и при этом укутавшись шарфом и глядя строго под ноги. Стоит приподнять глаза, как тебя тут же тащат продавцы за одну руку: "Мадам, зайдите к нам! Хотя бы посмотрите!.." (На английском или русском!) И дергают нищие за другую или подол: "Ма! Ма!". Нищих и калек за пределами ашрама много, грязных, лохматых. Но - это просто их образ жизни. В еде они весьма разборчивы и кусок булки с земли редко поднимут.

Собственно, поводов покидать ашрам не много. Я, к примеру, дважды в сутки ходила в "Шанти-гарден" - "Садик мира (покоя)". От "автомобильных" ворот ашрама в сторону Саи-Базара первый же переулок налево, потом направо и налево по переулку Шанти - до библиотеки Ганеши. Пересекаем чудесный садик с лотосовым прудом и оказываемся возле обычно закрытой калитки. Но задвижку можно спокойно открывать самому - медитационный центр "Шанти" работает с раннего утра и до 9-ти вечера. Мне везло - здесь практически всегда было пусто. А место дивное. У входа в небольшой зал мемориальная доска: "Медитационный центр открыт в 2002 году в преддверии 76-го Дня рождения Свамиджи". Поднимаемся по красивой лесенке в круглый, светлый, отделанный мрамором зал диаметром около 5 метров. По стенке - мраморная же скамья с подушками, перед нею по кругу - невысокие деревянные сиденья; алтарь со статуей Ганеши, за ним на стене портрет Свамиджи в полный рост; искусственные и живые цветы, поднос с благовониями, вибхути, свечами… Но главный предмет - в центре. Окруженный мраморным бордюрчиком с подсветкой, стоит огромный кристалл необработанного розового кварца - высотой чуть менее полуметра. Прикасаться к нему не возбраняется. И находясь в зале одна, я медитировала, возложив на кристалл ладони. Мгновенно ощущала вибрации и ток, проходящий через руки, вишуддху, корпус, утекающий в ступни и землю… Практически то же ощущение было, если даже не трогать камень, а направить на него пальцы, сложенные в мудру "Алмазная стрела"… Собственно, это был первый раз, когда я прочувствовала, что же такое -"место силы". И еще пару сильных (для меня) мест я нашла в ашраме - возле статуи Будды и в садике Иисуса.

Мурти, Бриндаван

"Уайтфилд" ("Белое поле") второй ашрам Саи Бабы в Бриндаване, пригороде Бангалора, где Он обычно проводит самое жаркое время года, после праздника Холи, с конца марта. Впрочем, в этом, 2008-м, году Свамиджи пробыл там всего 2 месяца. И ашрам, и гостиничный комплекс, ориентированные на Него, стоят пустыми). Я попала туда практически случайно.Обстоятельства свели меня с украинкой, Ганной, приехавшей в Путтапарти одновременно со мной. Она мне сразу показалась несколько суетливой и странной - ходит с полными сумками мурти (изображений божеств и Свамиджи), уткнувшись взглядом в переносной алтарик с их же глазами… Но - по порядку… Так получилось, что мы по очереди в чем-то помогали друг другу. Потом мне пришлось долго идти с ней по дороге Путтапарти из "Русского дома". И в процессе разговоров выяснилось, что она, бывшая в свое время пару лет послушницей в монастыре Вишну-дэва "Дивья-лока" (неподалеку от Нижнего Новгорода), имела довольно крупное состояние. И здесь тратила его (по 5-15 долларов ежедневно) на покупку мурти разных размеров: от дешевых б\у-шных, но все еще красивых, позолоченных картинок, до довольно дорогих плакатов с изображением Свамиджи, Лакшми, Кришны, Ханумана… Она "видела" свою миссию в том, чтобы расклеивать везде эти мурти, чтобы люди смотрели на эту красоту и в глаза богов, вместо обшарпанной действительности, вместо рекламок дорогих продуктов и дешевых фильмов. Она покупала и большие катушки скотча для расклейки, и разноцветные ленточки - "для рамочек". Я по ходу дела, случалось, держала ее сумки, а она лазила по автобусам и мото-рикшам обклеивала их изнутри и снаружи - под удивленные взгляды индийцев, и радостные возгласы осчастливленных водителей, которые на эти цели и десятка рупий не потратили бы. Она ни о чем другом и думать не могла - сама признавалась мне, что в голове все время звучало: "Еще, еще надо купить-наклеить!". Все это выглядело ОЧЕНЬ странно. Но, признаюсь, когда я увидела на автостанции большой портрет благословляющего людей Свамиджи и узнала, что он висит здесь с прошлого ее приезда, когда наблюдала, как становится праздничной обстановка в салонах автобусов, приходилось соглашаться, что что-то в этом есть. Но бесконечная суета и вопли вокруг Ганны, завихрения чужих энергий… Для этого ли я приехала в ашрам? Тем не менее, она стала уговаривать меня составить ей компанию при поездке в Бангалор (часа 4 в одну сторону!) - для расклейки мурти и там (!!!), а она, мол, оплатит дорогу. Но поскольку я имела счастье совсем недавно проехаться в том направлении, то отказалась. Потом задумалась и сказала: "Разве что в Уайтфилд, посмотреть второй ашрам". Это было с воодушевлением принято Ганной. Однако, когда мы в кассе хотели купить билеты "туда и обратно" (стоимость билета - 125 рупий в одну сторону), нам что-то стали втолковывать, но быстрый хинглиш труден в восприятии даже для англичан. В конце концов, мы получили билеты - в одну сторону. Полагая, что там приобретем обратные, пришли на следующее утро к автобусу. Который, естественно, задержался на час. Ладно.

Приехали в Бриндаван к обеду. И поняли, что влипли - автобус, высадив людей, тут же развернулся и заполнился пассажирами, чтобы ехать обратно. Других рейсов не предвиделось. Это нам и старались объяснить в кассе. Следовало или залезать обратно в автобус и возвращаться не солоно хлебавши, или думать, что делать дальше. Зная, что Из Бриндавана в Бангалор ходит автобус, а оттуда есть несколько рейсов за день в Путтапарти, решили успокоиться.

Зашли в ашрам, встреченные приветливыми севадалами - сюда частенько заходят экскурсанты. Посидели в мандире, гораздо меньших размеров и скромнее украшенному - по сравнению с мандиром в Путтапарти. Прошлись по территории, вдохнули атмосферу "Летних ливней в Бриндаване" (книга о Саи Бабе)… Получили на прощание пакетики с вибхути…

Затем Ганна в моем сопровождении медленно-медленно двинулась по улочкам Бриндавана, заходя в каждый магазинчик в поисках дешевых мурти и подходящего скотча. Потом перекусила. Я при этом начала напрягаться, не зная, как попасть домой. Потихоньку добрались до автостанции. Сели в комфортабельный автобус, уже готовый к отправке. Тут она, бросив мне сумки, полезла в соседний автобус - наклеивать свои мурти. Я ее просто выдернула оттуда. На что Ганна возмутилась и сказала, что еще ничего почти и не наклеила сегодня - так зачем же было ехать в такую даль? Мол, ничего бы не случилось, если бы дождались следующего лайна (55 рупий за билет). С этой минуты мне пришлось платить за дорогу самой J! Ехали до автовокзала Бангалора часа полтора вместо 40 минут, как ей представлялось. Там я узрела такое столпотворение!!! Три части станции, каждая с большой мандир, сотни автобусов, никакого видимого указателя: где и в каком направлении они едут. Какой-то парнишка, заметив растерянных теток, попытался выяснить, куда нам надо, но, как оказалось, даже не слышал слова "Путтапарти". Тем не менее, Ганне, которая была здесь когда-то, удалось сориентироваться среди трех станций, выбрав нужную, а мне потом - спросить про "наш" автобус, который, кое-как нашелся. Как оказалось, он был последним по расписанию и собирался отправляться (16:30). И нет бы оценить, что я ее поторопила вовремя в Бриндаване, Ганна надулась, что я ей не давала клеить ее мурти, пересела с занятого мною места вперед…Кстати, она, заняв место, сказала "Спасибо за помощь!" не Свамиджи, а: "Это благодаря моим мурти мы нашли автобус". Опускаю еще массу контактных мелочей. Я, как ни странно, не раздражалась. Было только напряжение от мысли о том, успеем ли до закрытия ворот ашрама. Судя по времени, должны были успеть, с запасом. Но в голове почему-то вертелся вопрос: "А как правильно сказать по-английски, что наш автобус сломался, если такое произойдет и придется объясняться перед севадалами?". То ли моя интуиция включилась, то ли я "притянула" неприятность. Когда уже стемнело, оказалось, что аккумуляторы разряжены (или что-то еще было не так), но фары не горели. Мало того, что дорогу в темноте, среди холмов и полей, видно не было вообще, так еще любая другая машина могла в нас врезаться. Ехали чуть ли не пешком, на ощупь. В населенных пунктах с фонарями - чуть побыстрее. Да еще доброжелательный водитель высаживал и принимал пассажиров, останавливаясь чуть ли не у каждого дома (кстати, никто в темном автобусе не нервничал, не дергался, спокойно-деловито помогали водителю советами, светили изнутри вперед фонариками и чуть ли не мобильниками).

Когда мы добрались до ашрама, было 21:30. Ворота закрыты. Севадалы строго показывают на часы. Я что-то лепечу про сломанный автобус (Ганна по-английски могла разве что посчитать до двадцати). Ноль внимания. Чуть ли не умоляю пустить нас, призывая севадалов пойти на станцию (благо, неподалеку) и спросить самим про этот несчастный рейс. С тем же результатом. Достаю и показываю квиточек об уплате за жилье в ашраме ("голубую квитанцию"). Уже готовлюсь громко завопить "Ом Шри Саи Рам!", так, чтобы Свамиджи даже у себя в доме услышал. Наконец, дядечки в голубых галстуках сжалились. Понимаю, что держали у запертых ворот они нас в воспитательных целях. Еще и вдогонку предупреждали, что в следующий раз точно не пустят… Ладно, прорвались. Ганна всунула мне в руку одну из своих тяжелых сумок (с какой это стати? - правда, подумала я, приняв пакет с неистраченными мурти и пр. вещами, - если она всю дорогу строила из себя обиженную и отворачивалась), но в конце с удовольствием (не ангел, еще!) позволила себе раздражиться и у порога корпуса бросила Ганнину сумку, чтобы дежурный севадал меня с нею не ассоциировал. Пришлось ведь еще и перед ним оправдываться!

Чудеса

Чудес, как я уже сказала, Свамиджи сейчас практически не демонстрирует. А людям же хочется! Тем более, что наслышаны все… Так что Он придумал: хотите чудес, отправляйтесь в Майсур. Там устроил два постоянно действующих чуда в помещении детского приюта - с тем, чтобы все приезжающие за чудесами оставляли хоть небольшие пожертвования, на которые этот приют нынче и существует припеваючи.



Чудо 1.

Мы (8 человек на двух такси, за каждое 4 тыс. рупий), проехав не менее пяти часов от Путтапарти, оказались в просторной красивой "храмовой" комнате приюта с обычным в таких помещениях алтарем. Пожилой индус усадил нас в кружок, собрал пожертвования и стал священнодействовать. Достал из сосуда два крошечных простеньких медальончика (с ноготок, у меня такой же есть) - на одном Ширди Баба, на другом - Саи Баба. Положил медальончик в протянутую ладонь одной из наших женщин. Из него потекла густая струйка ароматного вещества. Довольно быстро натекла объемом с десертную ложку. Старик выгреб ложечкой божественный нектар, амриту (а это была она, возникающая в медальончике ниоткуда, из другого измерения), перенес на другую ладонь женщины. А амрита все текла из ниоткуда… Показал, что надо слизать нектар со второй ладони, потом с первой… Переложил этот медальончик другому человеку, а второй, с изображением Ширди Бабы - следующему. И амриты, в общей сложности, из крошечных вещиц натекло за минут за десять не менее полустакана. Я тоже слизала мягко-сладкие ароматные лужицы со своих ладоней. Потом нам каждому налили в предусмотрительно захваченную с собой посуду граммов по 30-40 божественного нектара, впрочем, на мед не очень похожего, гораздо нежнее…



Чудо 2.

В этом же зале на алтаре стоит портрет Саи Бабы, на котором постоянно появляется вибхути. И нам тут же раздали пакетики с этим волшебным белым пеплом.

Я также слышала, что в одном из помещений ашрама есть портрет Саи Бабы, на котором тоже постоянно материализуется вибхути. Сама не видела - место это не доступно широким массам, но знаю людей, которые точно наблюдали это явление.



Чудо 3.

Далее мы прошли на террасу, спускающуюся к речке. Посередине ее стоит столик, или точнее тумба - с закрытой деревянной коробкой. А там - чугунные (по виду) отливки со стоп Свамиджи, окруженные цветами. И на темном металле проступает маслянистая жидкость с дивным ароматом. Прямо видно, как капельки ее образуются - и на верху стоп, и между пальцами… Заготовленными заранее платочками все стали вытирать стопы, благоговейно собирая сладко пахнущее масло. (Для скептиков: стопы можно поднять и увидеть, что никаких трубочек и сосудов под ними нет!!!) Вроде бы вытертые насухо, стопы снова покрывались маслянистым слоем и жалко было отрываться от них и не собрать на платок еще хоть капельку!

Дополнение: на обратном пути мы заехали в роскошный музейный дворец бывшего местного правителя (100 рупий за вход); окунули руки-ноги в священном месте слияния трех рек; заглянули в католический храм Святой Фелициты (кажется, не помню точно имени), где она и была погребена. И, наконец, постояли возле входа в очень древний храм (по словам людей, которые там бывали раньше, возможно, Баладжи; 7-й век) и потрогали столь же древнюю резную карету (в храм после обеда пускали только с 16-часов, и мы не успели бы в таком случае к отбою в ашраме). Пришлось ограничиться лишь внешним осмотром.


И чудо 4, отмеченное разве что мною и главными действующими лицами.

Однажды на утренних баджанах возле меня на стул "галерки" села молодая индианка, опустив рядом принесенную в мандир на руках девочку лет десяти - больную, похоже, церебральным параличом. Девочка глядела по сторонам грустновато-внимательно. У матери по лицу струились слезы. Севадалка, посмотрев на женщину с сожалением, почему-то пересадила их на пол, дав, правда, подушечку для девочки (вообще, в действиях севадалок, на мой непросвещенный взгляд, частенько отсутствовала логика - поднимут десятки людей, пересадят куда-то без особой на то необходимости; запретят сесть на места, заведомо остающиеся до конца свободными…). В этот день Свамиджи утром не появился, и мать, так же плача, ушла из мандира, унося больную дочку. Но спустя два дня, после вечернего даршана, я увидела картину поистине вдохновляющую. Девочка переступала по каменным плитам мандира СВОИМИ НОГАМИ, а мать лишь поддерживала ее сзади за локотки. Мать просто светилась от счастья, а девочка выглядела сосредоточенной и удовлетворенной.


*    *    *   

И в заключение хочу сказать, что можно бесконечно долго перечислять все чудеса и необычные истории, связанные с именем Бхагавана, которые и описаны в многочисленных книгах о Саи Бабе и передаются устно имевшими счастье побывать у Него на интервью или хотя бы получить даршан, но лучше бы каждому хоть раз в жизни приехать в Путтапарти, чтобы увидеть все своими глазами и пропустить через свое сердце.


ОМ ШРИ САИ РАМ!




ИндияБуддизмМистикаРелигияУчителяПрактикиРазное

.:: Вести из Сансары ::.

Загрузка...
 nervana.name


Твоя Йога Турбо-Суслик KrasaLand.ru Слова и Краски