А. Спиридонова

ЛЕБЕДИ, ОСТАВИВШИЕ ПРУД



ИндияБуддизмМистикаРелигияУчителяПрактикиРазное

Бодисатва
Бодисатва.
Ак-Тепе. II-III вв.

Первые лучи солнца освещают сонный город, проникая в просторные дворцы и тесные лачуги. Солнце поднимается выше, и словно драгоценное ожерелье начинает сверкать вокруг города - благородные очертания стоящих на возвышенностях храмов, полотнища и ленты из разноцветной материи, развевающиеся на вершинах буддийских святынь, изображения будд, бодхисаттв и хранителей веры... Мелодично позвякивают колокольчики, ласкаемые утренним ветром, разгорается в солнечных лучах позолота статуй, четче проступают орнаменты и фрески, украшающие храмовые террасы... Такой выглядела Древняя Тармита - в Ожерелье буддийских монастырей, храмов, святилищ.

Потом Тармита станет Термезом и на долгие века забудет о самом имени Будды. И не только Тармита. В XX веке исследователи сочтут легендой упоминания древних письменных источников о буддизме в Средней Азии. И только археологические находки, иногда случайные, докажут, что это не фантазия древних авторов, а неоспоримый факт.

Следы буддизма обнаружены на территории Ферганской долины и в Сурхандарьинской области Узбекистана, в Вахшской долине Таджикистана, вблизи туркменского города Байрам-Али и в Чуйской долине Киргизии. Письменные источники сообщают о буддийских святилищах Афрасиаба, древнего города, располагавшегося вблизи современного Самарканда.

Буддийская скульптура VI-VIII веков обнаружена на территории средневекового Чача (современный Ташкент) - Будда, восседающий на лотосовом троне в позе медитации.

Название Бухары исследователи возводят к санскритскому "вихара" - буддийский монастырь. Всего на территории государств Средней Азии обнаружено более 25 памятников буддизма одиннадцати веков новой эры - монастыри, храмы, святилища, ступы. Сохранились письменные упоминания о буддийских проповедниках - выходцах из Средней Азии.

Постижение истины не зависит от социальных, национальных или иных земных разграничений. Поэтому распространение Дхармы за пределами Индии шло быстро: через нынешний Афганистан буддийские проповедники из Индии достигли пределов древних среднеазиатских государств. Часто их поддерживали могучие владыки - создатели империй. Среди этих могущественных покровителей буддизма выделяется фигура Канишки - владыки Кушанской империи (I-IV века новой эры).

О значении Кушанского царства красноречиво свидетельствует донесение китайских послов сво-ему императору, в котором говорится, что мир поделен между тремя великими государями - китайским, римским и кушанским. Канишка был третьим царем кушанской династии. При нем государство достигло своего расцвета, и при нем широкой волной в Среднюю Азию из Индии влился буддизм. Притом Канишка, как и другой великий царь-покровитель буддизма Ашока (1 в. до н.э.), терпимо относился ко всем взглядам, - в Кушанской империи мирно уживались учение Заратуштры, греческие боги и полупервобытные представления кочевников.

При Канишке и, возможно, по его инициативе был проведен IV Буддийский собор в Пурушапуре (современный Пешавар), на котором присутствовало 500 монахов, представлявших различные школы буддизма, за исключением тхеравады, и было зафиксировано окончательное разделение буддизма на махаяну и тхераваду. В Кушанском государстве наибольшее распространение получила промежуточная между махаяной и тхеравадой школа сарвастивады. Именно сарвастивадинами были большинство участников IV Собора. Ревностным почитателем сарвастивады был и сам Канишка. IV Собор одобрил новую редакцию Винаи и комментарии к Винае, Сутре и Абхидхарме. Тексты, записанные санскритом на медных пластинах, замуровали в построенной в честь Сангити ступе.

Времена Канишки можно назвать вторым, после Ашоки, золотым веком буддизма. К годам его правления относят жизнь великих мыслителей и поэтов - Асвагхоши, Арьяшуры, Васумитры. Васумитра руководил ходом IV Собора. Арьяшура прославился как автор "Джатакамалы" - "Гирлянды джатак", изящных и поучительных рассказов о жизни Будды.

Во времена правления Канишки был создан канон сарвастивадинов, сохранившийся в китайских и тибетских источниках. Философская мысль работала очень активно - десятки школ находили своих последователей среди буддистов Кушании. К школе саутрантиков принадлежал руководивший IV Сангити Васумитра. Из посвятительных надписей на глиняных сосудах, найденных при раскопках буддийских монастырей на Каратепе близ города Термеза (Узбекистан), стало известно, что здесь селились последователи махасангики. Канишка покровительствовал всем - и большим, и малым - течениям в буддизме. Его политику хорошо комментирует надпись на одном из сосудов Каратепе: "Тот, кто различия между личностями, отсекая, устраняет, тот находится на переднем конце пути". За всеми философскими спорами Канишка видел человека и не мешал ему идти навстречу истине.

Буддийские монастыри и храмы Средней Азии привлекали к себе множество паломников. Некоторые из них приходили поклониться далеким святыням даже из Индии. Об этом свидетельствуют многочисленные посвятительные надписи, сделанные письмом кхарошти и брахми, найденные при археологических раскопках в Термезе.

Сейчас эти буддийские святыни представляют собой оплывшие развалины, осколки былого ве-ликолепия. Но по ним можно воссоздать далекую эпоху. Один из крупнейших центров буддизма в Средней Азии располагался на городище Старый Термез, в 12 километрах от нынешнего Термеза (Сурхандарьинская область Республики Узбекистан). В источниках кушанского времени (I-III века) он упоминается под именем Тармиты. Даже много позднее, уже в VII веке, позиции буддизма в этой области были сильны. По сообщениям китайского путешественника Сюань-цзана, в начале VII века в Тармите имелось около десяти монастырей (сангарама), в которых проживала тысяча монахов. Вокруг Тармиты существовал целый ряд буддийских комплексов. На северо-западе во II-VI веках размещался крупнейший центр пещерных монастырей и храмов (у археологов он известен как Каратепе - по названию холма, в котором делались искусственные пещеры для монахов); на севере - храмово-монастырский комплекс (Фаязтепа), действовавший с I по IV век; на востоке, на Безымянном холме, были найдены фрагменты буддийской скульптуры; еще дальше на восток - ступа, известная среди местного населения как "башня Зурмала". Разумеется, все приведенные названия условны - как в действительности назывались эти храмы и монастыри, до сих пор не выяснено. Есть предположение, что пещерный монастырь на Каратепе мог носить название Кха-девакавихара - Царский монастырь (чтение В.Вертоградовой), но полной уверенности в этом нет.

Каратепе (в переводе с узбекского - "Черный холм") поражал своими масштабами. Здесь, на трех холмах, во II-III веках располагались десятки монастырских и храмовых комплексов (интересно заметить, что в IX-XII веках, в пору утверждения в Средней Азии ислама, пещеры Каратепе засе-лялись отшельниками-суфиями). Как пишет исследовавший Каратепе археолог Б.Стависский, каждый из этих комплексов состоял из пещерных монастырей, монастырских келий, небольших свя-тилищ и ступ. Ступы на Каратепе сооружались из глины, покрывались каменной облицовкой, а сверху на них наносились изображения Будды, людей, животных, священных символов. Такой способ возведения ступ был принят почти во всей Центральной Азии, бедной камнем и деревом, но богатой таким строительным материалом, как глина. Из глины делалась и скульптура - изображения Будды, его учеников и почитателей. Лишь изредка изображения высекались из известняка.

Везде, в храмах и монастырях, присутствует неповторимый образ Будды, очерченный уверенной рукой художника и скульптора. Вот его каратепинское воплощение - фрагмент настенной живописи, нанесенной клеевыми красками на глиняную основу. Будда восседает в позе дхьяны, на нем красная тога. Нежный лик царевича Сиддхартхи, который в одну благословенную ночь стал Просветленным, словно ткется на наших глазах из розовых и палевых тонов, проступая на стене пещеры. И даже то, что фреска полустерта, не мешает восприятию ее гармонии и красоты. Слов-но сами обстоятельства подтверждают: все уходит, все разрушается, гибнет любая красота, но из полустертости-полунебытия проступает спокойный и ласковый лик - как примета спасения, как победа над объятым пламенем миром.

Будда и монахи
Будда и монахи.
Фаяз-тепе в старом Термезе, II в.

А вот уже другой образ, уверенный и властный, такой большой в окружении предстоящих ему маленьких фигурок монахов - статуя Будды из Фаязтепа, небольшого загородного монастыря, располагавшегося в километре от лабиринтов Каратепе. Здесь властвует поразительная "симметрия духа", античная ясность и благородство мысли. Известняковый барельеф запечатлел Учителя под деревом бодхи, ветви которого образуют нимб над его головой. Будда сидит в позе медитации, и лицо его спокойно-отрешенно. Это лицо Царя и Победителя. Складки накидки-сангхити по-эллинистически плавно обтекают тело, не скрывая его линий. Когда-то барельеф был раскра-шен и позолочен, но сегодня благородная белизна известняка, с которого время смыло все крас-ки, лишь подчеркивает незамутненное совершенство скульптуры.

Пять веков спустя в буддийском храмовом комплексе в Куве (Ферганская область Республики Узбекистан) эта незамутненность будет утрачена. Подавляющие своими размерами статуи, устрашающие образы хранителей веры, искаженные лица воинов Мары, холодный образ Будды, улыбающегося странной, отнюдь не умиротворенной улыбкой, - все сольется перед подавленным зрителем в образ страшной растерянности человека, зажатого между двумя грозными миражами - жизнью и смертью.

Все эти статуи и фрески означали рождение новой эпохи в культуре. Некоторые исследователи считают, что именно на территории Средней Азии впервые появились изображения Будды в человеческом облике. До этого Учитель представал перед своими почитателями в виде символов - колеса закона, цветка лотоса, коня. Художники Гандхары и Бактрии первыми начинают создавать канон изображения Будды-человека.

Разрабатывая иконографию, художники Бактрии преломляют по-своему буддийскую философию спасения в мире, "объятом пламенем". "Что за смех, что за радость, когда мир постоянно горит?" - вопрошает Будда. Но в Средней Азии буддизм соприкоснулся с другим древним учением - зороастризмом. В зороастризме исключительно велико почитание огня как священной стихии. И огонь, выступающий в проповеди Будды символом разрушения, оборачивается в бактрийском искусстве знамением святости, горения духа. Рождается уникальный образ "огненного Будды", где мудрец из народа шакьев окружен языками пламени, а тело его прорисовывается ярко-красными, "огненными" контурами. Созданный среднеазиатскими мастерами на заре новой эры, "огненный Будда" достиг стран Дальнего Востока, где утвердился в искусстве Китая, Кореи, Японии. Интересно отметить такую деталь: рядом с одним из изображений Будды, сидящего в двой-ном огненном ореоле, на стене каратепинской пещеры процарапана надпись: "Будда Мазда". Образ Учителя и верховного Владыки зороастрийского пантеона - Ахура Мазды - слились здесь.

Статуя Будды. Бамиан. Афганистан
Статуя Будды в местечке Бамиан (Афганистан).
Взорвана боевиками Талибана
26 февраля 2001 года.

Буддийские монахи из числа жителей Кушании не только украшали храмы и монастыри. Они активно проповедовали и проповедь свою вели не только на землях империи, но и далеко за ее пределами. Выходцы из Средней Азии немало способствовали распространению буддизма - в первую очередь, в Китае. Имена некоторых проповедников донесли до нас китайские источники. В них упоминается "Дхармамитра из города Тармиты на берегу Вахша" (судя по имени, оканчивающемуся на слово "митра", он был из последователей школы сарвастивадинов).

Те же китайские источники рассказывают о проповеднике и переводчике Кан Сэн-хуэе (III век новой эры). Его родители были родом из Самарканда, и фамилию Кан он взял впоследствии как сокращение от названия родного города. Семья Кан Сэн-хуэя переехала из Самарканда по торговым делам сначала в Северную Индию, а потом в государство Зиао-тяу (территория современного Вьетнама). Оттуда молодой Кан Сэн-хуэй отправился в Нанкин - столицу государства У, где основал буддийский храм и занимался переводом буддийских текстов.

В своих духовных трудах бактрийские проповедники встречали самых деятельных помощников в лице парфян из Маргианы (территория современного Туркменистана). Маргиана являлась одной из крупных областей Парфянского царства - грозного и успешного противника Рима. На территории Маргианы, недалеко от современного города Байрам-Али, был раскопан буддийский храмовый комплекс IV века. В развалинах храма найдена голова большой глиняной статуи Будды. Даже сильно поврежденная, она покоряет той спокойной ясностью, которая отличает буддийскую скульптуру Кушанской эпохи. Безвестный парфянский скульптор, несомненно, был знаком с искусством Бактрии эпохи ее расцвета.

Те же китайские источники сообщают, что в 146 году в Китай прибыл аршакидский царевич - представитель парфянских владык. Он и члены его свиты проповедовали буддизм среди местного населения и организовали перевод сутр с индийских языков на китайский.

В VII-VIII веках новой эры буддийские центры перемещаются в другие области региона, отступая под натиском ислама. Археологами найдены развалины монастыря Аджина-тепе в Таджикистане - прекрасный образец небольшого сельского монастыря VII - начала VIII века, с интересными образцами живописи, а также два храмовых комплекса в городище Ак-Бешим (Киргизия). Интересно отметить веротерпимость тех времен. В Ак-Бешиме, к примеру, соседствовали и мирно уживались два буддийских храма, христианская церковь и зороастрийские святилища.

Но в конечном счете буддизм, как и другие учения в Средней Азии, был вытеснен исламом. "Как лебеди, оставившие пруд, покидают они свои жилища", - говорится в Дхаммападе о последователях Учения. Лебеди оставили свой пруд, но на дне его мы, усилиями археологов, историков, искусствоведов, к счастью для себя, находим прекрасные образы давно прошедших времен.



ИндияБуддизмМистикаРелигияУчителяПрактикиРазное

.:: Вести из Сансары ::.

Загрузка...
 nervana.name


Твоя Йога Турбо-Суслик KrasaLand.ru Слова и Краски