Виктор Малеев

История маленького айсберга

(Отрывок из романа «Путешествие Йоршира»)



"Какой удивительный мир!".

Пред глазами мальчугана открывалось огромное пространство, оно было спокойным. Два огромных неба сходились вместе, образуя линию горизонта там, далеко вдали. Одно небо было голубовато белым, другое же иссиня-черным. Одно было всегда наверху, напоминая верхнюю часть морской раковины. Другое же было всегда внизу, и это было настоящее море, такое безмятежное, такое великое. Оно так и называлось - ВЕЛИКОЕ МОРЕ.

Мальчуган не мог насмотреться на игривые синие волны, накатывающие на отцовский "Аск" - так назвал свою морскую посудину его Отец.

Малыш стоял во весь свой рост у носа корабля и с радостью подставлял лицо своему другу Ветру. Ветер играл его белокурыми кучерявыми волосами.

Мальчуган был очень крепким, а глаза у него были добрые-добрые, как у его матери. И потому он старался окружить заботой все вокруг, в особенности, своего отца. И, быть может, поэтому отец назвал сына Бъергом* (прим. автора – "Бъерг" с древнескандинавского – "Защитник", "Траин" - "Упорный").

Много лет назад они с отцом оставили родные берега, направив курс Аска далеко на запад. В их родных местах не осталось свободных плодородных земель. Земля была перенаселена. Отец отправился на поиски новых. Вместе с кораблем отца и его сына отправилось еще несколько суден. В погоне за лучшими условиями, большая их половина затерялась в безбрежных просторах океана. Другая половина затонула.

Остался "Аск".

Много новых земель "Аск" оставил уже позади. На многих из них сошла почти вся команда отцовского корабля, решив осесть, остепениться.

На борту неизменно оставался Отец и его Сын. Много земель пройдено, много еще предстояло найти обоим, но ни на одной из них Траин, отец Бъерга, не пожелал сойти. Он был неумолим.

Что же он искал, если не землю?

Что бы отец ни искал, мальчуган был безумно рад этому морскому путешествию. Отец назвал его "Путешествием к СВОБОДЕ". Но что же за СВОБОДУ искал его отец, Бъерг этого не знал.

- Бъерг, возьми-ка свои лук и стрелы!

- Мы будем охотиться, пап? – с радостью спросил мальчуган.

- Конечно, Малыш! О еде тоже не надо забывать. Тем более что твой папа очень хочет есть! – Отец подмигнул малышу.

Они были в море уже давно. За это время маленький Бъерг подрос и во всем помогал отцу. Он здорово научился ловить рыбу при помощи своего маленького лука, который подарил ему отец. Сын не уступал своему отцу в меткости. Ни разу Бъерг еще не терял своих стрел, которые бережно были им заточены. Их было всего десять. И каждая из них была для него дороже золота. Всего один единственный выстрел был нужен Бъергу для того, чтобы поразить насмерть любого обитателя морских глубин, мелькнувшего на поверхности волн. Чаще всего это были морские окуни. Но попадались и акулы. Бъерг добился таких глубин меткости, что когда целился из лука, он точно знал момент, когда именно нужно было отпустить тетиву. Это было состояние точного знания, момент глубочайшего сосредоточения. В этот момент сердце охотника и сердце его жертвы были едины. Маленький охотник отпускал тетиву и в следующую же секунду прыгал в воду, неизменно возвращаясь с трофеем и торчащей в жертве единственной стрелой, которую он использовал вот уже какой год.

Остальные же стрелы так и лежали в нетронутом виде.

"Яблочко" - так назвал эту стрелу Бъерг, его счастливую стрелу.

Рыба была основной пищей. Большую часть солили про запас. Из остального сын варил рыбные похлебки, которые он довольно неплохо научился готовить.

На борту находилось всего двое, а корабль нужно было постоянно вести строго по курсу. Отец стоял у штурвала сутки, на следующие его сменял Сын.

Когда Бъерг подходил к штурвалу, оба встречались глазами всего на какой-то миг. Этого мига было достаточно для того, чтобы поддержать и вновь наполнить друг друга молчаливой любовью и заботой. На этом их "короткий разговор" за целый день, как правило, заканчивался.

Но бывали и долгие беседы. Это происходило редко. В основном, когда они сходили на берег в поисках воды. Отец всегда знал, где ее искать. Всякий раз, когда запасы пресной воды подходили к концу, - чудесным образом, вдали появлялась земля. Отец называл такие земли - "плавучими". И, действительно, так уж получалось, что они сами "плыли" к отцу в его руки.

Отец неизменно бросал якорь, и оба молча, не говоря друг другу ни слова, сходили на берег с надеждой найти пресную воду.

И находили ее.

- Отец, когда мы, наконец, навсегда ступим на берег? – спросил как-то Бъерг своего отца. Этот разговор произошел как раз в день их похода за водой - заканчивалась долгая зима. Они причалили к какой-то земле. На этот раз земля была особенно пустынна. Покрытая огромным панцирем из тысячелетнего ледника, она казалось совсем негостеприимной, впрочем, как и все земли, на которые ступала нога Бъерга и его Отца.

- В момент, когда мы окончательно ступим на землю, Малыш, наше Путешествие закончится.

- Но я не хочу, чтобы оно заканчивалось! – Бъерг, неожиданно для себя самого даже топнул ногой, подчеркивая всю важность того, что хотел выразить всем сердцем.

Его глубокие, как океан, и живые глаза жаждали опасностей и приключений, в нем клокотала неукротимая кровь морского кочевника, кровь настоящего война. Он не мыслил жизни без моря. Море стало его неотъемлемой частью, сросшейся с ним в единое целое.

Все это Траин увидел в своем сыне. Он улыбнулся. Он знал своего мальчугана, он читал его как книгу, которую, казалось, писал сам. Он знал его как себя самого. Ведь он сам, сам не хочет ступать на землю!

Траин был уже не молод, его усталые кости теперь требовали только одного – быть поближе к земле, однако он точно знал, что та земля, на которую он ступит окончательно, будет для него последней.

Как он этого не хотел! А возраст требовал свое – он требовал сойти на нее! Его усталый ум каждый день твердил ему: "Спустись на землю! Остепенись уж, глупец!".

Траин был сильным, и потому умел выкинуть все мысли из головы и продолжить свой путь, безжалостно обратив свой взгляд в НЕВЕДОМОЕ.

- Верно, Малыш! И я не хочу! Ты знаешь, мы с тобой – последние из ПУТЕШЕСТВЕННИКОВ – ответил Траин.

- Где же остальные? – спросил Бъерг.

- Остальные сошли на землю, их путешествие закончилось.

- Но ведь люди должны жить на земле! – возразил Бъерг.

- Да, должны, – согласился Траин – но не ПУТЕШЕСТВЕННИКИ.

- А что же путешественники, они разве не люди? – спросил Бъерг.

- Они больше чем люди, они – ПУТЕШЕСТВЕННИКИ! Их ждет БЕСКОНЕЧНОСТЬ.

Бъерг недоуменно пожал плечами.

- ПУТЕШЕСТВЕННИКИ – начал объяснять Траин - всегда продолжают свой ПУТЬ. Путь этот длиною в бесконечность. Здесь само ВРЕМЯ – неумолимый бич человека, начинает терять свой смысл, и путешественники понимают, что у них нет больше ожиданий. Они ждут без ожиданий и надеются без надежды.

- Как же можно действовать, ничего не ожидая? – спросил Бъерг.

- Можно! – ответил Траин – Когда в твое сердце входит сама БЕСКОНЕЧНОСТЬ, твоя жизнь - тоже БЕСКОНЕЧНОСТЬ. Ожидание же скоротечно, преходяще, иллюзорно. В бесконечности же нет места для иллюзий. Там нет прошлого и нет будущего. Если ты путешественник по бесконечности - у тебя есть лишь твое НАСТОЯЩЕЕ!

Бъерг слушал отца. Его глаза и уши ловили каждое произнесенное им слово, каждое его движение, искрясь внутренним светом. Глаза же отца всегда были обращены вдаль. Порою Бъергу казалось, что они смотрят туда, где нет абсолютно ничего, туда где из ткани пустоты бог Один сплел свою Вселенную. Они долго молчали.

Отец нарушил молчание, сказав:

- Когда-нибудь наш род исчезнет навсегда.

- Почему же? – спросил Бъерг.

- Пройдет много времени, когда о нас будут слагать легенды люди, слабые люди. Те, что останутся на большой земле. Среди них будут те, что назовут себя учеными и исследователями. Все они, как один, будут недоуменно пожимать плечами, и искать ответ на один единственный вопрос: куда же девались ВЕЛИКИЕ МОРЕХОДЫ СЕВЕРА?

Тут отец изобразил серьезного ученного, погруженного в чтение бесчисленных книг, и вышло у него это так потешно, что Бъерг схватился за живот от смеха. – Они будут мерить и считать, строить свои предположения и теории, но ничего не добьются, потому что нельзя измерить НЕИЗМЕРИМОЕ!

- Куда же мы исчезнем, отец?

- Увидишь, Малыш, – ответил Траин – очень скоро. Я чувствую, что наше пребывание на этой земле близится к концу!

Глаза отца лихорадочно светились. Такого взгляда Бъерг еще не видел. Яростный неукротимый взгляд морского война, война, которого ничто больше не держало на этой земле. Все, что у него было, было всегда при нем, и не нужно было лишнего груза.

Малыш запомнил этот взгляд на всю жизнь.

В тот день разыгралась сильнейшая буря. Холодный ветер бил в лицо и проникал глубоко в тела суровых мореходов, не смотря на их теплые одежды из медвежьих шкур. С трудом, нагрузив парусную лодку необходимыми запасами воды, отец и сын возвращались к Аску, который стоял на якоре в двух милях от берега пустынной земли.

- Отец, может, переждем этот день, пока не стихнет буря – предложил Бъерг. Он что-то чувствовал, что-то тревожное было в нотках завывающего ветра.

Ветер о чем-то предупреждал.

- Здесь нам нельзя оставаться, Малыш, – ответил Отец – всего одна ночь и эта земля высосет из тебя все тепло. Нужно плыть дальше. От "Аска" нас отделяют всего две с половиной мили. Есть лодка, доплывем.

С этими словами оба сели в лодку и принялись грести, несмотря на разыгравшуюся стихию.

Но лодка плохо держалась на волнах. Ее нос, то и дело, нырял в воду.

- Выгребай, Малыш!

Бъерг усиленно выгребал воду.

Накатила огромная волна. Высотой с дом.

- Папа-а! Осторожно-о!!

Но было поздно – огромная волна накрыла маленькую лодку. От сильнейшего удара волны она разлетелась в щепки, выбросив отца и сына в холодную воду.

Бъерг инстинктивно вцепился в остов деревянной лодки. Неподалеку от себя он увидел отца, который сумел ухватиться за противоположный край этого же остова.

- Веревка-а! – крикнул отец.

Бъерг заметил в воде ее концы. Моментально поняв, что надо делать, он потянул веревку к себе. Отец, одной могучей рукой держась за остов, другой сумел зацепить несколько крупных досок, оставшихся от лодки. Борясь с волнами и ледяным холодом воды, двоим чудом удалось кое-как скрепить несколько досок в одну связку. Теперь все что они могли - это крепко держаться за нее. Связку мотало из стороны в сторону. Оба знали, что произойдет одно из двух: либо связку прибьет к берегу раньше, чем они замерзнут, либо они замерзнут раньше, чем связку прибьет к берегу. От жизни или смерти их отделяли какие-то мгновения.

Бъерг чувствовал, что терял сознание – все плыло перед глазами.

Отец был рядом, Бъерг как можно прочнее связал себя и его веревкой, чтобы, в случае потери сознания, не утонуть. Связку медленно, но верно прибивало к берегу.

Руки и ноги Бъерга стремительно немели. Голова и тело наливались чем-то тяжелым.

Как сквозь тягостный сон, Бъерг увидел нечто, приближающееся к отцу слева.

Плавник!

"Хищник!" - подумал Бъерг. Страх за отца отрезвил его. Отпустив остов и отдав себя на волю волнам и крепкой веревке, из последних сил, ледяными пальцами, Бъерг достал из-за спины лук со стрелой - они всегда были при нем.

Плавник, рассекая воду, неумолимо приближался.

Не понимая как, Бъерг сумел вставить стрелу в тетиву и натянуть ее. Его мозг был отключен, тело Бъерга действовало, как будто, само по себе.

Когда из-под бушующих волн показались острые зубы огромной кровожадной рыбины, Бъерг отпустил тетиву. Рыба забилась о волны в предсмертных конвульсиях - между ее подслеповатых глаз торчала счастливая стрела Бъерга - "яблочко". Это было последнее, что увидел Бъерг, окончательно погрузившись в темноту.


*  *  *

- Вставай! – услышал Бъерг сквозь сон чей-то твердый голос. Он силился сфокусировать зрение, но что-то ему мешало это сделать.

- Вставай, ты можешь встать! – голос настойчиво звал его.

Бъерг собрал все силы, чтобы взглянуть на того, кто его звал – это был отец.

- Папа? – спросил Бъерг.

- Конечно я, кто же еще?– ответил Траин и засмеялся заливистым смехом.

Бъерг посмотрел на него – отец словно светился изнутри.

- Мы мертвы? – спросил Бъерг.

Отец улыбнулся.

Только сейчас Бъерг заметил, что находился уже не в воде.

Это была палуба родного Аска. Отец лихо крутил штурвал, как будто Аск был какой-то игрушкой, а не могучим кораблем. Аск стремительно шел вперед, врезаясь в волны. Волны светились ярким светом.

Бъерг всмотрелся в волны и остолбенел от ужаса. Мириады светящихся нитей, тянувшиеся во все мыслимые и не мыслимые стороны предстали перед его взором. Каждая такая нить при пристальном взгляде превращалась в миллиарды других.

Бъерг не увидел ни горизонта, ни волн. Он не увидел ничего. Их корабль держал курс в НИКУДА!

- Не смотри так пристально! – предупредил Отец – Смотри беглым взглядом, не фокусируясь ни на чем конкретно!

- Папа, мы же умерли! – вскричал Бъерг.

- Мы не умерли, Малыш – ответил Отец. - Мы продолжаем свое ПУТЕШЕСТВИЕ!

Отец крепко сжимал штурвал, навалившись на него все своей мощной грудью.

- Мы утонули, отец! – кричал Бъерг.

- Нет, не утонули, просто прошли через РУБЕЖ.

И тут ЗНАНИЕ пронзило Бъерга, как острая стрела: море не поглотило их тела, но вернуло новые!

Они не стали кормом для рыб.

- КАК ЖЕ ЭТО ВОЗМОЖНО, ОТЕЦ?! – спросил Бъерг.

- Твое ЖЕЛАНИЕ ЖИТЬ было слишком сильно, равно как и МОЕ ЖЕЛАНИЕ! – Отец засмеялся, как ребенок - В момент смерти ЖЕЛАНИЕ ОБЪЕДИНИЛО нас с тобой, Малыш! Смерть не смогла совладать с такой силой и вместо того, чтобы пустить нас, непомнящих себя, по ВЕЛИКОМУ МОРЮ, сделала нас ДРУГИМИ.

- И все же, я умер? – спросил Бъерг, щупая себя со всех сторон, что, по правде говоря, давалось ему очень тяжело.

- Ты помнишь себя? – вместо ответа спросил отец.

- Конечно! – ответил Бъерг. – я – Бъерг!

- Ты жив, Бъерг, жив! – ответил отец - Только теперь ты – гораздо больше, чем просто Бъерг!

Траин замолчал и принялся крутить штурвал куда-то влево.

- Я боялся лишь одного… – сказал Траин.

- Чего, папа? – спросил Бъерг.

- Что я навсегда останусь на той земле… – Траин замолчал на мгновение, вспомнив события последнего дня на той пустынной земле, дня, изменившего его судьбу: - я торопил тебя, Малыш!

Бъерг не промолвил ни слова. Он все пытался рассмотреть свое тело. Что-то случилось с его зрением, и он никак не мог понять, что именно.

Когда он вдруг понял, то сильно испугался: он не видел глазами. Он видел…всем телом. Он видел свет. Свет был везде. Даже его тело было светящимся.

- Успокойся! – ответил Траин. - Это твое новое тело. Теперь ты за пределами того, что ты знал о себе! И отныне можешь стать чем угодно, идти куда-угодно, теперь ты – Ветер, легкий и свободный! Теперь ты – айсберг, свободно плывущий по волнам ВЕЛИКОГО МОРЯ!

Отец вдруг повернул штурвал так смело и уверенно, будто точно знал куда направит свой курс Аск.

- Ты помнишь легенды о бессмертных мореходах, легенду о земле, куда они возвращаются? – внезапно прервал короткое молчание Траин.

- Да, отец, помню. – Ответил Бъерг.

- Посмотри вон туда, Малыш – сказал отец и указал пальцем куда-то вдаль.

Бъерг взглянул. Но ничего не увидел кроме черноты.

- Плохо смотришь. Смотри внимательнее! – настойчиво потребовал Траин.

Бъерг нехотя взглянул опять. На этот раз он изо всех сил пытался сфокусировать свое новое зрение. И увидел!

Он увидел точку, которая стремительно увеличивалась в размерах. Она увеличивалась до тех пор, пока не превратилась в то, что он видел лишь один раз в своей жизни, всего один раз, еще до того, когда родился, а потом он родился, совсем в другом месте.

Это был его родной дом, из которого однажды он ушел, и ушел так далеко, что накрепко забыл об этом.

Зеленая гавань, о которой так часто пела ему его мама, и которую он так часто видел в своих детских снах.

А вокруг стояли тысячи кораблей! Таких кораблей Бъерг не видел никогда. Они были поистине огромны и величественны.

Бъерга окатило освежающим бризом. Он услышал голоса живых людей.

Земля была живой.

- Вот она – ЗЕМЛЯ, куда возвращаются все МОРСКИЕ ВОЙНЫ! – воскликнул отец.

- Эта та ЗЕМЛЯ, которую ты искал, отец? – спросил восхищенно Бъерг.

- Нет, эта та ЗЕМЛЯ, к которой привел меня ты, Бъерг! – Ответил отец и засмеялся.

- Мы возвращаемся ДОМОЙ, Малыш! ДОМОЙ!

Траин налег на штурвал и весело запел под нос песню. Бъерг вспомнил ее - это была та самая колыбельная, которую пела ему его мама, когда он был еще совсем маленьким.

Колыбельная была о ДОМЕ, о РОДНОЙ ГАВАНИ, куда возвращаются все северные войны.

Бъерг подхватил мотив и уже оба самозабвенно ее пели.

Попутный ветер запевал вместе с ними, подгоняя Аск навстречу самому невероятному ПУТЕШЕСТВИЮ, о котором мечтали отец и его сын.



 nervana.name
√ Библиотека


Загрузка...

Твоя Йога Книга для тех, кто хочет, готов и будет меняться KrasaLand.ru Слова и Краски